Наперегонки с судьбой

Глава 5

Оставшиеся недели пролетели стрелой, так, что уши закладывало от перемены событий и впечатлений. То Лиссандр, то Розамунда, то Дэйв пытались научить Александру новым магическим приёмам.

Магия давалась Александре легко. Словно что-то внутри застоявшемся потоком радостно прокладывало дорогу, выливаясь из сердца, из души, как льются стихи из-под пера поэта, когда его посещает крылатая Муза.

Когда-то Александра действительно пыталась писать стихи. Это чувство ни с чем не сравнить. Словно попадаешь в огромный поток образов, видений, знаний, становясь чем-то большим, чем есть сам по себе. Будто и в самом деле начинаешь обладать даром пророчества, видишь иные миры, летишь.

Ничто так не опьяняет.

Ничто в жизни не приносило Александре такой радости, как сочинение – стихов ли, музыки, песен. Или заклинаний.

Отчего-то последние тоже виделись творчеством.

Магия в сердце Александры быстро заняла место, принадлежащее прежде искусству. Складывать невидимые магические потоки в нечто, похожее на сложное кружево было почти то же самое, что складывать слова в рифмованные строчки, полные особого смысла. Это затягивало, это увлекало, это порабощало точно навязчивая идея.

Любовь к магии выстраивала для Александры тонкий мостик в новый мир. Она каждую свободную минуту просиживала над книгами. Их в библиотеке было множество. Дэйв иногда подкидывал их в порядке, помогающем легче понять тот или иной материал.

Чем сильнее Александра углублялась в чтение, тем яснее понимала – магии невозможно научиться. Это такой же дар, как голос или музыкальный слух. Можно попытаться развить, отшлифовать, но, если от природы сильного голоса нет, так и не будет. Навыком таланта не заменишь.

Как ни старалась Александра, ничего из раздела бытовой магии ей не давалось – ни создание предметов, ни их перемещение. Зато иллюзорные картинки выходили с полу-пинка. Стихийная магия тоже словно бы только и ждала возможности себя проявить.

Вскоре Александра открыла ещё одну полезную вещь – ей не нужны были чужие заклинания, она могла создавать их самостоятельно.

Вечером накануне отъезда в Академию к ней зашёл Дэмиан.

– Не спишь? – начал он разговор. – Можем поболтать?

– Хочешь рассказать, как прошло свидание с Мионой? – Александра выразительно взглянула на часы. – Судя по тому, что оно не затянулось, всё не очень гладко?

Дэмиан опустился в кресло, вальяжно развалившись в нём, перекинув ноги через подлокотники.

– Не пойму, тебе действительно так интересно копаться в книжной пыли? – с пренебрежением протянул он.

– Пытаюсь наверстать упущенное, не желая мириться с очевидным, – вздохнула Александра. – Всё бесполезно и великим магом мне не стать.

– Я бы так не сказал. Ты весьма… как это сказать? Работоспособная? И упёртая. Вот Правда, ты очень упряма, хуже осла.

– Ну, спасибо!

– Наверное, это наследственность? Твои родители, по слухам, тоже были такими.

– Мне надоело сравнение с моими родителями, – отрезала Александра. – Не мог бы ты сделать одолжение и не говорить о них?

Дэмиан скользнул сочувственным взглядом по вытянувшемуся за последние дни личику Александры:

– Нервничаешь из-за предстоящего отъезда?

Она неопределённо пожала плечами:

– Может и нервничаю. Хотя мне очень интересно. Всё, что я пока видела в вашем мире – это дом твоих родителей. Любопытно поглядеть на всё остальное. Я же тут как в клетке.

– В клетке не всегда плохо, – предпринял Дэмиан неуклюжую попытку утешить. – По крайней мере, в ней безопасно.

– По мне, когда тебя пытаются закопать заживо, это опасно. Ну, неприятно, как минимум.

Они оба помолчали. Потом Дэмиан небрежно уронил:

– Почему ты ни о чём меня не спрашиваешь?

– А о чём я должна спросить? – удивилась Александра.

– Ну, о наших будущих однокашниках? Кстати, сын злейшего врага твоего отца будет учиться с нами на одном факультете. Не интересует?

– Нет.

– Совсем-совсем? – подначивал Дэмиан. – В таком случае, ты пребываешь в меньшинстве. Да будет тебе известно, что Кристиан Аббнер парень очаровательный и крайне популярный. Роковой красавец! Даром, что Светлый.

– Какая прелесть! Уже впечатлена. Светлый здесь ведь упоминается не в значении «блондин»?

– Имеется ввиду сторона магии, её особенности и нормы морали, конечно же.

– Странно. Девочкам нашего возраста всегда нравятся загадочные и порочные типы. Всякие властные властелины.

– Верно. Но он тот ещё паршивец, несмотря на вековой статус его Светлой семейки. Вот девчонки от него пищат.

– Ты задался целью заочно меня впечатлить его светлым образом?

– Тебе следует знать, что какое бы впечатление он на тебя не произвёл, тебе не следует доверять Кристиану Аббнеру.

– Потому что сын врага моего отца мой враг?



Екатерина Оленева

Отредактировано: 21.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться