Наперегонки со сном

Размер шрифта: - +

Глава 16. Пистолет, растаявший в воздухе

Это была очередная обычная ночь на Той стороне. Мне нравилось, что при выполнении несложных миссий они совсем не сказывались на качестве сна – выспаться удавалось прекрасно. Разбитой и помятой я вставала только после чрезвычайных ситуаций, требовавших особого напряжения – но и приносивших в итоге необычайное удовлетворение и ощутимый профессиональный прогресс.

Выйдя на Ту сторону, я зашла в появившийся прямо перед мной лифт и начала выбирать кнопку для нажатия. Этажи с 1 по 7 шли по порядку, а потом начиналась несуразица: 71, 77, 79…

В тесную и порядком зашарканную кабину заскочил стройный юноша в темных очках. Я опустила глаза, потому что всегда стеснялась делить такое тесное пространство с незнакомцами.

- Я от тех, кто прикрывает твои тылы, - представился он.

- Кто прикрывает тылы? – удивилась я. Не знала, что такие существуют.

- Нет, я сам это пока не делаю, - поправился он, неверно истолковав мой вопрос. – Я только стажер.

Так и не определившись с выбором, я нажала на первую попавшуюся кнопку, и мы поехали вниз.

- Когда будешь выходить, осторожнее, - предупредил мой спутник. – Там черные творят массовые похищения, не попадись им.

- Не попадись? – любопытство во мне разгоралось не на шутку. Не припомню, чтобы кто-то когда-то пытался меня похитить. - Но разве мои тылы не прикрыты?

- Прикрыты, конечно. Но, с другой стороны, кое-кому было бы весело посмотреть, как ты ненадолго попадешь в плен. Он считает, так тебе и надо, если на немножко. Для профилактики, так сказать.

Я нажала на кнопку «стоп», и лифт разжал челюсти на каком-то произвольном этаже. Резко сменив план, легче сбить с толку преследователей.

Я успела привыкнуть к своей неуязвимости, и мысль о том, что кто-то попытается взять меня в плен, а кто-то другой над этим позлорадствует, меня озадачила.

Я вышла, оставив незнакомого стажера одному продолжать спуск. А может, он обратно вверх поехал.

На этаже расположился хостел – такой же затхлый и потертый, как и лифт. В каждой комнате стояло по две провисших кровати с бельем, пятна с которого уже не отстирывались. По липким столам навалена горами грязная посуда. По всем углам – кучи проводов разного диаметра, заканчивающихся диковинными разъемами.

Одна из закрытых дверей крякнула, и из-за нее вышел высоченный трансвестит в блестящем платье. Увидев меня, вскрикнул и прижал ладони к жирно накрашенным губам так, что густо запачкал руки помадой. Отскочил назад в комнату и захлопнул дверь.

Я, не сбавляя шага, собиралась проследовать дальше по коридору. Но мужчина в платье снова распахнул дверь – и на сей раз направил на меня пистолет, шепча:

- Ты не заставишь меня платить налоги! Долой поганую демократию!

Похоже, артист отсиживался тут в дневное время, когда все остальные выходили на легальные заработки, а вечером закоулками пробирался выступать в свой кабак, стараясь не попадаться на глаза охране правопорядка.

На мне не было формы налогового инспектора, это точно. Но я не могла позволить себе вступать в диалог – надо было срочно разоружить диву, пока тот не снес мне голову.

Разоружение было одним из наиболее элементарных процессов, овладела я им еще на самых первых миссиях. Я должна была подойти к противнику и взять его за запястья. Этому движению никто не мог оказать сопротивления – все послушно опускали руки и роняли кинжал, арбалет или кастет. Вырваться было невозможно до того момента, пока я сама не отпускала врага, разжав пальцы.

Трансвестит по-бабски ахнул, когда я взялась за его широкие грубоватые руки. Было заметно, что кисти он щедро и регулярно умащивал питательным антивозрастным кремом, но выше костяшек не поднимался – там кожа сразу становилась жесткой и чешуйчатой, поцарапаться можно.

Его губы со смазанной помадой затряслись, а по чулку сама собой поползла петля. Он покорно разжал пальцы…и тут произошло нечто необъяснимое.

Вместо того чтобы упасть на пол, пистолет просто растаял в воздухе.

Какая досада! А я так хотела его подобрать и оставить себе!

- Что ты сделала? – грозно спросила я трансвестита, не разжимая пальцев-наручников. – Как ты забрала пистолет?

- Я не забирала! Я не знаю, где он! – верещал мой пленник, тряся кудрявым париком.

- У вас так принято, что падающие на пол стволы растворяются в воздухе? – поинтересовалась я чуть учтивее, чтоб он наконец перестал истерить.

- А? Чего? – дрожал мелкой дрожью артист.

- Я не местная и не знаю всех здешних законов, - подробно разжевала я. – Везде же свои правила и обычаи. У вас всегда оружие до пола не долетает?

- Нет, нет! – дрожал он мелкой дрожью. – Всегда долетает! Я не понимаю, как это сейчас случилось!

«В сделки не вступать. Приглашений и угощений не принимать. Контрактов не подписывать. Рук не пожимать. Обещаний не давать. Личных данных не оставлять. Огнестрельного оружия не брать» - заколыхался в моей памяти свиток с инструкциями.



Рита Агеева

Отредактировано: 30.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться