Наперегонки со сном

Размер шрифта: - +

Глава 21. Темнота хочет забрать тебя

Я открыла глаза и увидела, как по стене напротив кровати крадется тень. Сама по себе, без человека.

Занавеска на окне шевелилась, будто в ней запутался Грабабайт – но кот гулял где-то один под ленивой луной и никак не мог находиться здесь. Он у меня иногда бывает романтиком.

Несмотря на раскрытое окно, меня душила духота. Оружия рядом не было.

Я четко видела, что эта тень – мальчик. Не знаю, как я научилась различать пятна колеблющейся темноты по половому признаку – просто научилась как-то.

Я посмотрела на часы, стоявшие на тумбочке и мерцавшие зелеными электронными цифрами.

5.92. Что это за время такое?

Я поняла, что проснулась в Черной зоне, охватившей на сей раз и мою комнату тоже.

Это было странным и неправильным – мне предстояло задание в Серой зоне, но никак не здесь.

Сжав веки покрепче и решив не делать с тенью вообще ничего, я большим усилием воли столкнула себя обратно в глубокий сон.

Но выйти в Серую зону не удалось снова.

Со второй попытки я проснулась в реальности, потому что было действительно душно. Это была не Та сторона, а со всей очевидностью Эта. Моя комната, моя подушка, мой вспотевший лоб.

Я перекатилась на другую сторону кровати и попала ребром на что-то твердое.

Пульт от телевизора.

Прекрасные новости – учитывая, что телевизора в комнате нет.

То есть я не проснулась? И это все-таки Та сторона?

Похоже на то.

Я снова в Черной зоне.

И совсем не могу отличить сна от яви.

Нахмурившись и обидевшись не пойми на кого, я проснулась в третий раз – теперь уже совершенно точно в реальности – и пошлепала босиком на кухню подогреть себе супчик из томатов и красной фасоли. Он диетический, на фигуре сильно не скажется, а засыпать с теплой тяжестью в желудке гораздо легче и приятнее.

По своей обычной безалаберности, я не приложила ни малейших усилий, чтобы связать этот сон с другими подобными. Чтобы в единичном происшествии увидеть тенденцию, чтобы поторопиться рассказать об этом менторам, чтобы попытаться противопоставить что-нибудь той темноте, которая с систематическим отчаянием ломилась в мою жизнь.

Если в снах мне по какой-то причине требовалось находиться дома (забирать вещи, начинать оттуда путь или ждать звонка стационарного телефона), я обычно выбирала не свою комнату в Ритрите, а старый родительский дом на Большой земле. Родители туда, естественно, не допускались – мне нужны были только стены. В те навсегда покинутые мной комнаты я не боялась приводить никого и смело прокручивала любые махинации, требуемые для выполнения задания. Здесь же, где я живу и сплю по-настоящему, надо оставаться аккуратной и не устраивать балаган ни в реальности, ни в проекции спальни на Той стороне.

Несколько ночей спустя я бродила по родительской гостиной, как вдруг на раму открытого окна уселся черный ворон. Небольшой, любопытный, с блестящим клювом, он явно собирался соскочить на подоконник, а потом начать летать по дому.

Мне не нравятся незваные гости. К тому же, я читала, что птица в окно – это дурной знак.

Но если подумать, именно этот ворон вроде бы не дурной. Он, кажется, хочет что-то сказать.

Так пусть говорит тогда, а не переминается с лапы на лапу на раме.

Ой. Похоже, он не может войти. Ему мешает невидимый барьер.

Приятно узнать, что моя квартира охраняется барьером. Интересно, давно ли он появился?

Но если барьер кого-то не пускает, значит, этот кто-то ничего хорошего с собой не несет.

Я так и не поняла, следовало ли опасаться пришельца или нет, но решила перестраховаться. И действовать быстро.

- Пошел отсюда! – крикнула я ворону.

Он хлопнул крыльями и нахмурился.

Я подошла к окну, взяла птицу в руку и вышвырнула на улицу.

Ворон вывернулся и снова попытался влететь в комнату, но застрял между рамами. Расстояние между первым и вторым стеклом почему-то оказалось настолько широким, что в него как раз смогло забиться небольшое пернатое существо. 

Разъярившись, я схватила расческу, чтоб не марать руки, и начала лупить черного голубя по спине.

Постойте, почему это голубь?

На Той стороне ни на секунду нельзя терять бдительности. Стоит ослабить внимание, как живые существа запросто меняют свою родовую и видовую принадлежность. Биологическое безобразие.

Перья из-под расчески летели фонтаном, но ни одно не падало внутрь комнаты.

Сзади ко мне подошел незнакомый немолодой мужчина с добрыми глазами.

- Разберитесь с птицей, пожалуйста – попросила его я, и он взял ворона-голубя на себя.

Но и тот сон не заставил меня должным образом насторожиться.



Рита Агеева

Отредактировано: 30.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться