Наперегонки со сном

Размер шрифта: - +

Глава 22. В ведомстве своего божества

В очередной миссии я была школьницей, одетой в майку цвета солнечных лучей и очень короткие шорты оттенка майского неба. Ресницы у меня были длинные-длинные, кожа светлая и жаждущая загара, еще не знававшие укладки волосы волнами развевались над ключицами.

Я вышла на прогулку – но на поводке передо мной вышагивал не Грабабайт, а собака, маленький бодрый терьер шоколадной масти.

Мне показалось, что в траве недалеко от нас пробежала крыса. Или это просто тень мелькнула?

Терьер не насторожился – значит, мне показалось?

Еще и еще мелькания.

Зигзагообразные, по направлению к нам. То затухая, то возобновляясь.

Судя по нервным, судорожным движения животного, оно было больным, бешеным.

Собака почему-то ничего не замечала.

На размышление оставалось несколько секунд.

Мой терьер, хоть порода его и выводилась как крысоловы, совсем домашний. Когда враг набросится на него, он просто не сообразит, что делать, и его сильно искусают. А он маленький, его и убить несложно. Я должна взять собачку на руки, чтоб спасти ее.

Но тогда бешеная крыса укусит меня.

Чтобы спасти себя, я могу подпрыгнуть и повиснуть вон на том заборе. Но тогда крыса будет грызть моего питомца.

Зигзаги по траве все ближе и ближе к нам.

Я делаю резкий выдох, выпустив из легких весь воздух. Одним рваным движением присаживаюсь на корточки, хватаю терьера на руки и снова выпрямляюсь.

Выбор сделан.

Животное выбегает из травы.

Я вижу, что это не крыса, а будто бы миниатюрный песец, уменьшенный в несколько раз по сравнению со своим обычным размером. Он серый, очень пушистый и совсем даже не грязный.

Но больной бешенством, это точно.

С диким визгом бросается на меня и кусает за левую ногу чуть выше щиколотки.

Я зажмуриваюсь, быстро соображая, куда сейчас бежать за помощью и какие уколы мне будут делать от заразы.

Но крыса-песец, вонзив свои мелкие крепкие зубки мне под кожу, падает на асфальт замертво.

Я осторожно ссаживаю терьера на землю и зачем-то беру крысу в руки. Она не подает никаких признаков жизни – наоборот, моментально иссыхает, превращаясь в поделку из переплетенных полосок кожи, в плоскую мумию, похожую на поношенную сандалету.

И это уже точно не песец, мордочка у животного совсем другая. В ней есть что-то и от змеи (треугольная форма головы), и от морских гадов (скрученные кольцами усики), и от мелких грызунов (глазки-пуговки).

Я разрываю тушку пополам – как будто финик разрезаю. В правой руке оказывается задняя половинка тела, и ее я выбрасываю в траву, откуда явился зверек.

В левой руке остается загадочная и очень древняя мордочка. Ее я уношу с собой.

Мой терьер так и не понял, что случилось, и остается счастливым, как щенок.

Насколько я помню, в соседнем доме должен быть травмпункт. Мы идем туда, и я через каждый шаг посматриваю на место укуса на своей ноге. Кровь уже свернулась, ранка затянулась, и только свежая корочка напоминает о неудачном покушении.

Действительно, вижу над дверью ветхую табличку: травмпункт. Но понимаю, что его там нет.

Или есть, но мне туда не надо.

Или там меня полечат, но как-то неправильно.

Я разворачиваюсь и иду домой.

На подходе к подъезду встречаю знакомых.

Спрашиваю каждого:

- Вы знаете, что это за животное? – и показываю иссушенную мордочку.

Никто не знает. Впервые видят. Удивлены, что такие звери вообще существуют.

- Знаешь, - прищурилась Тильда, когда я пришла к ней наутро рассказать об успехах, - в такой деликатной ситуации трудно определить, удалось ли задуманное или нет… Но очень похоже на то, что ты сумела вытолкнуть из себя злую и грязную сущность, которая передавливала одну из чаш весов, нарушая равновесие, и делала тебя уязвимой мишенью для черных.

«Передавливала». Профессиональный менторский жаргон.

Значит – моя ситуация совсем не уникальная.

Это хорошо.

Если раньше уже было так много прецедентов, что для их обсуждения специальный сленг успел сформироваться – то и способов решения моей проблемы должны были найти и испытать немало.

Значит, у нас все получилось.

Наверное.

- Сегодня тебе надо как можно больше времени провести в компании других людей. Тишина и изоляция оставляют приоткрытыми поры, через которые изгнанное существо может попытаться вернуться. Не углубляйся в размышления, не медитируй. Иди вылови кого угодно и болтай с ним о чем угодно. После вечерних классов по растяжке тоже сразу не убегай к Грабабайту – останься с людьми, пей вместе чай, общайся. Даже если участвовать во всех разговорах не захочется, просто сиди рядом и слушай.



Рита Агеева

Отредактировано: 30.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться