Наперекор богам

Размер шрифта: - +

Глава 15

Зима тянулась для Эйнара как тяжелый сон, от которого нет спасения. Едва воды фьорда принялись очищаться ото льда, его люди приступили к подготовке драккара в путь. Что-то гнало его пуститься скорее в путь. Сердце словно чувствовало беду. Напрасно родные и его люди уговаривали подождать. Викинг не слушал никого. Скорее, в море, в Полотеск. Словно вся его жизнь зависела от того, успеет ли он туда, или нет.

Устав от бессмысленных уговоров, обитатели усадьбы прибегли к последнему средству – спросить волю богов. Как они распорядятся, так тому и быть. Но и боги разошлись во мнении. Ньерд, Хеймдаль, Фриг, Фрейр, Фрейя и Бальдр советовали как можно быстрее пускаться в путь. Однако Один, Тор и Тюр советовали выждать не меньше месяца. Даже жрецы разводили руками, отдавая принятие решения на откуп людям.

– Коли Ньерд мешкать не велит, так тому и быть, – после непродолжительного раздумья решил Эйнар. – Когда-то нам еще в бой вступить доведется, а путь по морю проходит. Негоже хозяина его гневить. Тогда не то, что добычи, жизни вмиг лишиться можно. Али хуже того – до конца жизни на берегу сидеть.

Люди пожимали плечами, но спорить не решались. Их предводитель во многом был прав. Коли осерчает Ньерд, то нашлет штиль, противный ветер, а то и бурю. И тогда останется только молитвы читать, да жертвы приносить в надежде на милость божию. И ни Один, ни Тор уже не помогут. Ибо то будет битва не с врагами, а со стихией.

Перед отправлением принесли богатые жертвы. Эйнар просил лишь об одном – привести его к той, куда зовет сердце. Ветер наполнил паруса и драккар, рассекая волны, взял курс на восток.

Первую неделю ничего не происходило. Светило солнце, дул ровный попутный ветер. Люди редко брались за весла, да и то больше для того, чтобы размяться. На десятый день пути на горизонте показался парус. Корабль с красным щитом на мачте медленно приближался к ним.

– Вздеть кольчуги, луки готовь, – Эйнар проверил, хорошо ли ходит в ножнах меч, и покрепче надвинул шлем. – Фритьоф, морской пес, опять на разбой вышел.

Люди споро, но без лишней суеты готовились к бою. У многих были личные счеты с Фритьофом. Даже те, кто когда-то ходил с ним в походы, отвернулись от своего вожака. Жадный до богатств, он не гнушался обманывать даже тех, кто вверился его слову. Эйнар вспомнил, что именно он привел его в деревню Даны. Вспомнил и последующую ссору отца с грабителем. Через два года Фритьоф отомстил – люди привезли тело Хакона и у могилы его поклялись покарать убийцу. Несколько лет Эйнар искал его, но только сейчас судьба свела давних недругов.

Драккар Фритьофа низко сидел в воде, от тяжести награбленного. Тюки громоздились на палубе, создавая помеху как для нападавших, так и для обороняющихся. При виде груза викинг задумался. Вряд ли его противник успел пограбить идущие на торг суда, а это могло означать лишь одно – зимовал он у варягов. А, зная Фритьофа, зимовка та окончилась печально для поселения, где он был. Скорее всего, ныне на то месте пепелище, да вороны растаскивают кости как животных, так и людей.

Тем временем драккары сближались. Вот запели в воздухе стрелы. Эйнар опытным взглядом отметил, что среди врагов не все ловко обращаются с луками. А некоторые и вовсе оберегают поврежденные руки для схватки.

– А ведь пощипали им перышки уже, – отметил кто-то из мужчин.

– Да, пощипали, – согласился с ним второй. – Вот только они, похоже, сильнее. Насколько я Фритьофа знаю, он редко когда на воинов нападает. Все больше торговыми ладьями промышляет.

– Скоро узнаем, – тихо, чтобы не слышал никто, произнес Эйнар. Драккары сошлись борт к борту. Викинг ударил мечем в щит, и первым перепрыгнул на палубу вражеского корабля. – За Хакона! За отца! Вперед!

Эйнар прорубался вперед, стремясь добраться до убийцы отца, запрятавшегося в дальние ряды. Словно Фритьоф еще надеялся на то, что викинги удовольствуются долей добычи, и удастся разойтись относительно миром. Вот только взгляда в глаза вожака хватало, чтобы понять – мира не будет. И даже умирая он будет пытаться добраться до него, оставшись без оружия, перегрызет зубами горло убийцы. Эйнар не забыл и не простил. Слишком правильный, слишком честный, слишком благородный. Такие не живут долго. Ему, Фритьофу, удавалось успешно избегать мстителей. А если вдруг случалось несчастье встретится с ними – удавалось когда лестью, когда ложью убедить если не в честности своих намерений, извратив ситуацию, то уговорить принять выкуп. Не зря сам Локи покровительствовал ему. Вот только ныне покровитель был беспомощен. За спиной викинга стояли такие силы, что становилось страшно.

Удар, парирование, уклонение, топор врага с размаху ударяется о щит, высекая искры и цепки. Викинг оттолкнул нападавшего, и тот упал, уже в падении получив смертельный удар от кого-то из людей Эйнара. Желтые глаза видели перед собой только одну цель. Отец верил этому человеку. Поверил, когда тот обманул с добычей, потом поверил, когда Фритьоф позвал его в поход на Свальбард. Это было главной ошибкой. Фритьоф предал, и Хакон законник погиб в чужой земле. Вот только сын ничего не забыл и не простил. Ни смерти отца, ни разоренной кривичской деревни, ни испуганного взгляда юной славянки, которую судьба предназначила ему в жены, а жадность одного честолюбца сделала врагом. И коли не может он отплатить богам за изломанную судьбу, то может хоть часть долга вернуть, убив одного из виновников.



Чернявская Юлия

Отредактировано: 04.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться