Наперекор Судьбе

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 5: ПРОРЫВ

Эвмен, напевая про себя въедливую песенку, гнал коня к выходу из города. Сзади, чуть приотстав, сопровождали соматофилаки. К счастью, дождь загнал большинство жителей под крыши домов, что позволяло лошадям скакать спокойно, не расталкивая грудью толпу. Стратегу всё же удалось побыть наедине с Кахиной, благо, Эстарх подхватил бремя управления учениями на часок…

Однако, всё хорошее достаточно быстро проходит, к концу подошёл и этот недолгий перерыв… Надо было навестить лагерь – после приезда в город Эвмен ещё не успел осмотреть, что же там наворотил архитектор, Эстарх с другими таксиархами и гиппархами отзывались о нём в очень… скажем так, эмоциональном ключе. Правда, чего такого мог наворотить молодой архитектор, что его все возненавидели за несколько дней, Эвмен понять не мог. Впрочем, скоро он всё увидит и услышит.

Мимо промелькнули городские ворота, отряд вырвался на равнину. Над головой сверкнула, осветив сумрачные окрестности, молния, зарокотал гром. Сзади нагнал соматофилак и, перекрикивая вой ветра и шелест дождя, попросил пустить коня шагом или хотя бы рысью – опасно. Эвмен, мгновение подумав, придержал своего скакуна, хоть и любил штормы – чтобы в лицо хлестала вода, завывал ветер, в такую погоду он словно чувствовал себя одним во всей вселенной, наедине только со своими мыслями…

Копыта коней вязли в дорожной грязи, пытавшейся, словно трясина, засосать несчастного прохожего, оказавшегося на дороге в этот бушующий день… Да, пожалуй, надо будет озаботиться дорогами – как и любое эллинистическое государство, Пергам мало заботился о коммуникациях внутри страны, хорошими дорогами были связаны только крупные полисы с портами. Заброшенные остатки Великой Персидской дороги, не обсуживавшиеся годами и даже десятилетиями, выглядели весьма и весьма недурно на фоне остальных пергамских дорог…

Второй идеей Эвмена стало создание хорошо укреплённых крепостей на важнейших дорогах – когда они будут построены, а также в ряде пограничных территорий. Рабов он надеялся использовать как военных поселенцев – застроив всё пограничье небольшими поселениями можно было обезопасить внутренние территории от мелких и средних набегов. Поселенцам будут выделяться жалование, денежное содержание на вооружение и небольшие налоговые льготы. Весьма и весьма хорошие условия для бывших рабов, вполне может быть, что на пограничье переселится и немало свободных граждан, что ж, тем лучше – в условиях постоянной опасности социальные границы быстро стираются. Что, как надеялся Эвмен, ускорит ассимиляцию рабов в пергамском обществе и не вызовет излишнего недовольства, как, например, если бы стратег попробовал поселить их вместе с гражданами в крупных полисах на тех же правах....

Да, посторонний наблюдатель мог заметить, что всё это уже было – военные поселения, крепости, хорошие дороги… Но было одно очень важное «но» - никто не вводит подобные меры на постоянной основе и в масштабах всего государства. И на это была ставка Эвмена – массовость реформ и их социальная часть. Хотя с социальной частью он пока что решить до конца не мог – слишком много тонкостей… Как только стратег решал один вопрос, из него появлялось ещё несколько и конца или края этому видно не было.

Как, как сплотить народ с профессиональной армией? Что нужно сделать, чтобы солдат воевал за свою страну и свой народ, а не за деньги? Что сделать, чтобы люди держались за Пергамское царство – все, до единого, насмерть? Пока ответов Эвмен не знал…

Наконец, отряд подъехал к лагерю… Эвмен, остановив коня, осматривал укрепления и представление перед ними. Вышли как раз к той стороне, которую укрепили по чертежам Эвмена. Получилось… Внушительно. Как раз сейчас войска продвигались вперед, таща тараны к стенам. Из-за начавшегося ливня вся земля, и так вспаханная постоянными передвижениями войск, превратилась в болото – волы вязли в грязи по самое брюхо и, бешено ревя, пытались вырваться из западни. Тараны приходилось тащить солдатам на своём горбу. Поскольку колеса таранов так же уходили в грязь, их тащили как сани на днище, что, естественно, требовало огромных усилий от солдат.

Вот, чуть погодя, от стоящей на пригорке группы всадников сорвался гонец – прямиком к отряду Эвмена.

- Стратег, гиппарх Эстарх приветствует…

- Да-да, сейчас я сам от него это услышу, - отмахнулся Эвмен, направляя коня к пригорку.

Впрочем, пару раз верный скакун чуть не соскользнул со склона, хотя уклон и не был таким уж сильным…

- Стратег, - склонил голову Эстарх.

- Ну что ж, дело идёт и это хорошо…

- Не знаю стратег, такими темпами у нас скоро появятся дезертиры – солдаты сильно ропщут.

- Боги, Эстарх, а когда солдаты были всем довольны и счастливы?

- И всё же, стратег…

- А где аргираспиды и фракийцы?

- Фракийцы у стены, - показал рукой Эстарх, - аргираспиды внутри – исполняют роль защитников.

- Ты ведь меняешь их местами в перерывах?

- Аргираспидов, стратег? Это же элитная часть!

- И что, если они охраняют дворец, то должны сражаться хуже полевых войск? Эстарх, что за диверсия? Кому продался?

- Стратег, да я.. – начал возмущённо гиппарх.

- Ладно-ладно, верю, - прервал Эвмен, - что с пополнением?

- Пока что пришли только из Пергама – полторы сотни человек, я раскидал их по подразделениям, понесшим наибольший урон. Хотя такими темпами придётся вводить принудительный набор…

- В смысле?

- Стратег, солдаты очень недовольны подобными учениями, да ещё и регулярными.

- Ну, для начала попробуем пряником их, если не сработает, то…

- Что, стратег?

- Придётся вводить жёсткие дисциплинарные наказания. Вплоть до смертной казни.



Максим Савичев

Отредактировано: 03.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться