Наречённая

Размер шрифта: - +

1.

 

Наречённая

 

Глава первая. «День распределения…»

 

Хэйли Блик…

За окном едва брезжит рассвет. И хотя, обычно, мне нравится утро, не меньше, чем звёздная ночь, потому что утро, это начало маленькой новой жизни, но сегодня день,… наступления которого я ждала с замиранием сердца, как чего-то неизбежного. Ровно двадцать один год. И с радостью предпочла, чтобы он не начинался…

– Ай, волосы выдерешь, – раздражённо шиплю, но сестрёнки только хохочут. Им выпала почётная честь, а, впрочем, сами напросились, сделать мне причёску перед встречей с «судьбой»…

– У тебя их много, – легкомысленно отмахнулась Харли, ловко орудуя расчёской. – Отрастила «гриву»! Любая кобыла сдохнет от зависти.

– Прекрати ругаться, – беззлобно пожурила я.

– А то папочка тебя накажет, Иу-у, – насмешливо протянула вторая сестрёнка с мальчишеским именем Даниэлла и, по ошибке, зовущаяся – лунной девой. По мне так – разбойник с большой дороги. Сходство на лицо.

– Вас не накажет, – спокойно произнесла я, стараясь держать голову прямо.

Девочки мгновенно притихли. Харли и Даниэлла жутко не любят, что мне всё время достаётся вместо них. Глупышки считают такое положение дел форменной несправедливостью, не сознавая, как им повезло…

– Это не честно, что только старшие дочери ифритов попадают под «распределение», – фыркнула Харли. – Я тоже хочу себе истинную пару. И Даниэлла хочет. Это так романтично…

– Где ты романтику увидела? – не согласилась я и поморщилась, когда меня за волосы потянули назад. В глазах защипало. – Я не могу выбирать. Не могу решать. За меня это сделает судьба и круглый шар! У вас было нормальное детство, а я только и делала, что заботилась о репутации, чтобы, не дай Милосердная, на ней пятно не появилось.

– Твой избранник полюбит тебя всей душой и никогда не бросить под предлогом, что вы «не сошлись характерами». Разве это не здорово? – усмехнулась Даниэлла, повязывая голубые ленты, которые, как мы посчитали, прекрасно будут сочетаться с моими почти белыми волосами. Девочкам цвет волос достался темнее, словно обеих двойняшек солнышко поцеловало. А меня будто в сугроб головой макнули…

– Не знаю, о какой любви вообще идёт речь, если весь этот обряд, просто политически-выгодный союз. Можно подумать, вы не знаете? Ифриты всех «Домов» пытаются сохранить древний род Солодаари, объединив семьи, чтобы впоследствии заключать выгодные сделки. Какие чувства? Какая романтика? – рассудительно и полностью беспристрастно произнесла я, видя истинное положение вещей, а не то, что там «мерещится» двойняшкам.

Харли осуждающе покачала головой и щёлкнула меня расчёской по носу.

Тихо ойкнула и потёрла ушибленное место.

– Ты закостенелая материалистка и реалистка, совсем не умеющая мечтать, – произнесла сестрёнка и развернула меня к зеркалу. – Твою судьбу будет решать не Князь «Лунного Дома», по ошибке, ставший нашим отцом, ни кто-то другой, заинтересованный повыгодней тебя пристроить, а Хранитель и его магический шар. Высшие силы. Им виднее, – назидательно заключила она и, наконец, отпустила меня.

Встала перед большим зеркалом гардеробной, склонив голову, не веря, что навсегда покидаю родной дом. Дом, в котором выросла, и несмотря ни на что, была счастлива. Не веря, что стала совершеннолетней, что это нежное платье в пол, и причёска предназначена только для того, чтобы произвести приятное впечатление на моего избранника и его семью. Грустно…

Мы спустились в холл, где меня уже ждали отец с братом. И чемоданы.

– Прекрасно выглядишь, – мягко улыбнулся Каян и ловко притянул меня к себе, чтобы поцеловать в макушку. – Странно видеть тебя в платье. А как же любимые брючные костюмы? – лукаво усмехнулся он.

Отец покачал головой. Я отстранилась и заглянула ему в лицо, тяжело вздохнув.

– Я не подведу тебя, – коротко произнесла, читая в янтарных глазах одобрение.

– Знаю, – ответил он и, осторожно обняв за плечи, поцеловал в лоб. – Я восхищаюсь тобой, Хейли. Хочу, чтобы ты знала. Ты гордость «Лунного Дома», мне не стыдно за тебя перед своим народом и, честно, я бы предпочёл оставить тебя в семье…

Это первое признание моего отца, сорвавшееся с его уст и предназначенное мне. Похоже ведь на признание? Да?

Позволила себе благодарную улыбку и всё же, аккуратно обняла этого сурового, как скала, мужчину – Князя Лунного Дома…

Пока водитель укладывал вещи в багажник, обводила взглядом поместье, прощаясь. Родные вышли на крыльцо и, улыбаясь, махали.

Стараясь не замечать щемящую боль в груди, села в лимузин. Дорога предстояла дальняя. Откинулась на мягкое кожаное кресло и прикрыла глаза.

«Прощай «Лунный Грот»! Больше мы с тобой не увидимся…»

Это был долгий путь, но сегодня всё решится и, наконец, закончится. Так надеюсь, что мой избранник окажется адекватным существом, с которым можно договориться и демократично решать любые вопросы. Без споров, скандалов и взаимных претензий.

Пусть, пока рано говорить о любви, но если достигнуть взаимоуважения… По крайней мере, мне больше не придётся трястись за свою невинность и вести почти затворнический образ жизни. Если бы не три года в академии… Я бы вообще с ума сошла. А так у меня были друзья, подруги, какие-то безобидные развлечения, прогулки, хоть и во многом мне пришлось себе отказывать, чтобы случайно не угодить в неприятную историю, которая может поставить под сомнение мою честь, я была довольна и отчасти свободна. В этом особенность всех старших дочерей древнего рода: находить радость в мелочах.



Кристина Корр

Отредактировано: 22.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться