Нареченный из космоса

Размер шрифта: - +

Глава 5

Глава 5

 

Прошло еще несколько дней. Судя по обрывкам услышанных разговоров, экипаж надеялся уже в ближайшее время отправиться бороздить просторы Вселенной, а кое-кто и вернуться домой, на Актанию. Я все еще находилась здесь, на борту, и это не радовало. Увидеться с капитаном больше не удавалось, да и не то что бы я к этому стремилась. Что толку? Хитана уверяла, что почти завершила все исследования, но... Воз и ныне там. Самое поганое — наслаждаться экспериментами и общением с синекожими больше не получалось. Внутри росло напряжение и, кажется, развивалась клаустрофобия. Даже Етя притихла и не просилась больше на прогулки по кораблю.

Я тоже благоразумно не ходила теперь одна. Сегодня проводить меня в столовую пришла Хитана. Мы вышли из коридора четвертого отсека, где находилась моя каюта, и застали Гаруна с жаром убеждающего в чем-то первого помощника.

— Карнах, но почему не попросить Манора и не использовать волновые установки?

— Нужен еще один корабль.

— Но можно спроецировать лучи и так! Три в фокусе, я рассчитаю!

— Рион против, мы улетаем.

— Но вероятность развития необратимых...

Что хотел сказать Гарун, я не узнала. Увидев меня, паренек, как мне показалось, испуганно замолк и глянул с... сочувствием?

— Что такое? — встрепенулась я.

Карнах, первый помощник, недовольно нахмурился и молча ушел.

— Они, наверное, понимают друг друга с полуслова, — не удержалась я от шпильки.

— С Рионом? — догадался Гарун. — Разумеется. Ты к синтезаторам или готовить?

— Нет настроения. Гарун, о чем вы говорили? Кто улетает? "Странник"? Когда?

— Карина, это не в моей компетенции, прошу, — моляще посмотрел он. — А мне понравилось рагу и вообще. Так и тянет добавить водорослей в белковую смесь, больно однообразный вкус!

— Белковые смеси, несомненно, очень захватывающая тема для разговора, но не сегодня, Гарун, — сказала я и, обойдя его, направилась ко входу в столовую.

Паренек пошел за мной, но заговорить больше не пытался. Молчали и Хитана с пришедшим чуть позже Синаром. Но в отличие от врача, психолог весь завтрак не сводил с меня глаз.

— Карина, ты грустишь, — наконец заключил он.

Я только пожала плечами. Какой смысл подтверждать очевидное?

— Помнишь, ты спрашивала о Совете, других расах и прочем? Тебе все еще интересно узнать об этом?

— О Совете? — оживилась я. — И ты расскажешь?

— Расскажу, — улыбнулся Синар. — Но давай договоримся, если почувствуешь себя некомфортно — сразу скажешь.

— Запугиваешь? — усмехнулась я.

— Нет, конечно, нет, — совершенно серьезно ответил он. — Но земляне так далеки от жизни обитаемой части космоса, что... Неизвестно, как ты отреагируешь.

— Не волнуйся, я смотрела фантастические фильмы, а мой лучший друг — уфолог, который как нельзя лучшим образом подготовил меня ко встрече с инопланетянами. Если это вообще возможно.

— Что ж, ничто не случается просто так. Тебе будет что рассказать своего другу по возвращении.

Признаться, в этот момент я пожалела, что не умею читать мысли. До сих пор Синар не давал повода усомниться в своих искренности и доброжелательности, а значит... Я все же вернусь?

— Хорошо. Я сегодня совершенно свободна. Начнем?

 

Начали мы с по понятным причинам интересующего меня Совета, а, как оказалась, Советов.

— Первое, что нужно знать, чтобы понять остальное: все в космосе подчинено строгой иерархии, — сказал Синар. — Чем выше ступень развития, тем выше положение в иерархии. Больше ответственность и шире сфера влияния. На вершине иерархии в Галактической Конфедерации стоит Галактический Совет. Разумеется, подобного уровня развития сущности не будут заниматься решением мелких, локальных проблем. Во главе каждой планеты стоит ее Владыка, звездной системы — Иерарх. Из планетарных Владык собирается Совет, второй после Галактического. Нужно понимать, что и в том, и в другом состоят столь могущественные сущности, что они давно не имеют материального тела схожего с нашими. По сути, звезды и планеты и есть их отображения на нашем уровне материи.

— Кажется, я начинаю понимать, для чего было то твое предупреждение. Уровни материи?

— Да, и посвященным твоей планеты, насколько я знаю, они давно известны. Все есть материя, Карина, вся проявленная Вселенная, но при этом одна материя, более грубая, наслаивается на другую, более тонкую. Так одно пронзает другое и сбрасывает ненужное при переходе от одной формы к другой. Владыки и Иерархи когда-то давно были такими же, как и мы, плотными и трехмерными, — улыбнулся Синар. — Но давно перешагнули эту ступень и обрели иную, куда более утонченную, поистине светоносную форму.



Екатерина Елизарова

Отредактировано: 24.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться