Нарисованная красота

Размер шрифта: - +

Глава 4

Новое пробуждение принесло с собой приятное ощущение неги, которого я и не чаяла добиться в своей новой жизни.

Правда, организм очень быстро потребовал решить проблему сброса переработанного и вброса материала для переработки. Из этого я сделала вывод, что опять отрубилась на несколько дней.

Когда решение самой неотложной проблемы было позади, встал вопрос о том, что нужно что-то кушать. Готовой еды была только капуста, насколько я смогла осмотреть подпол.

Повторный осмотр запасов показал, что у меня есть еще перележалые соленые огурцы, какая-то субстанция, которую я не могла опознать и некоторое количества мяса, замороженного неизвестное количество времени назад, ранее уже признанное мною несъедобным.

К сожалению, кого-нибудь достаточно сердобольного, чтобы отчитать меня за то, что меня столько дней не было и уточнить при этом сколько именно, рядом не нашлось и пришлось просто принять это знание как данность.

Поход на рынок закономерно ознаменовался пирожками с молоком. Мьяла сказала, что приходила, но ей никто не открыл. Я извинилась и пригласила ее ко мне сегодня вечером, а сама отправилась покупать продукты с корзиной на перевес.

Я купила пару куриных тушек (здесь птица называлась иначе), несколько разноразмерных говяжьих отрезов, двух маленьких молочных поросят по 4-5 кило каждый, несколько разных видов круп, которые визуально напомнили мне знакомые. Попытка купить масла провалилась: ни растительного, ни сливочного ни один торговец, которого я спросила не знал, но мне с удовольствием продали сала. Так же на прилавках не было яблок и картошки. Зато была морковь титанических размеров, такие же луковицы и исполинский сельдерей, кочан которого был размером с мое предплечье. В самом конце я приобрела себе молоко, сыр и творог.

Груженая, я приволоклась домой, разложила все по местам и вышла на задний двор дома, впервые не впопыхах и без пелены перед глазами осмотрев владения.

Луг был изумительным: ровным, изумрудным, с шелковой травой. Тут и там пробивались небольшими полянками цветы. Я опознала васильки, ромашку, зверобой, душицу, синий луговой и лютики. Где-то далеко, дальше моей территории (гипотетически), я видела большое маковое поле. Ближе к лесу, который еще был моим, нашлись пижма, чистец и эхинацея.

Где именно заканчивался принадлежащий родителям лес я не знала, но состав местных ягод заставлял задуматься о времени года: вовсю цвела голубика, уже поспевала костяника, в процессе прогулки нашлась большая земляничная поляна, никем не тронутая, а сильно дальше обнаружились даже клюква и черника.

Лес был влажным и теплым, веселый птичий гомон навевал мысли о праздном бытии. Хотя если присмотреться внимательнее, становилось очень заметно, что опавшие деревья, например, на дрова не тащили отсюда, да и вообще ходили тут не часто. Обилие комаров и муравейники в полтора раза выше меня размером однозначно намекали на нехоженность местных угодий.

Прогулка моя имела цель. Когда я вышла на заднее крыльцо, я впервые обратила внимание на сухостоящую сосну.

На самом деле, я не была уверена, что это именно сосна, но почему-то мне казалось именно так. Сухостоящее дерево в лесу – это высокая вероятность пожара в жаркие солнечные дни. Сегодня было облачно, а я шагала.

Дошла до ствола я уже ближе к обеду и уставилась на него. Двухобхватная махина была сухой даже внизу, у корня. Надо пилить. Пилить мне было нечем. Я обследовала весь дом, проверила все комнаты и точно знала. Так что я пошла к соседу, просить пилу.

Соседа не было, была соседка, которая попросила не заходить к ней, а пилу перебросила через забор.

- Ты чего? – Удивилась я.

- Не хочу, чтобы в мой дом нечисть пришла. – Категорично буркнула соседка и пошла в дом.

Пила была огромная и рассчитанная на двоих. Нести ее нормально не получалось – пришлось тащить ее волоком. Как именно я одна буду применять такой инструмент труда, я старалась не думать, постановив, что извертываться в своей голове занятие бессмысленное.

На месте мне не удалось сделать ничего внятного и я решила попытать удачу.

- Помоги, - обратилась я к ветру.

Никакой реакции, естественно. А вот после того, как я предложила очередной спор, пила тут же была подхвачена с той стороны, и вдвоем мы сумели зайти в ствол. А потом мы пилили. Долго. Очень.

Комары активизировались, стоило мне начать потеть. О том, что я надела платье я пожалела сразу же. Само по себе это решение все еще казалось правильным, но вот желание делать это самостоятельно испарилось к четвертому часу мерного пиления.

Когда дерево, наконец, начало крениться, а после и упало, я хотела есть, пить, спать и вымыться.

Пилу назад я волокла, едва переставляя ноги, а стоило мне кликнуть соседку, вылетел сосед с огромными глазами.

- Ты видела?! – Возбужденно проорал он.

- В чем дело? – Из вежливости поинтересовалась я.

- Стоян упал! – В той же интонации ответили мне. Мой недоуменный взгляд, видимо, был достаточно красноречив, чтобы уже спокойнее, мне пояснили. – Сухое дерево в лесу. Оно там всю жизнь мою было.



Анна Шилкова

Отредактировано: 27.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться