Нарисованная красота

Размер шрифта: - +

Глава 9

Кузнец смотрел на мои художества высоко подняв брови. Я предъявила ему плотный лист, на котором в масштабе один к одному изобразила иглу Видаля, несколько петель разных размеров, ложку Уно, ситечко и скругленный пинцет. Подробно рассказала ему что хочу от каждого инструмента.

Рассказ я подкрепила двумя золотыми задатка: тонкую работу было возможно выполнить только из созданного визами металла. Именно этот аргумент оказался решающим – мужик согласился на работу.

Потом был визит к столяру, который смотрел на меня как на ближайшего друга. Он вручил мне огромный тканый мешок с банками и рефилами и обещал в обозримом будущем сделать еще столько же. Необычную тару раскупали очень быстро, а у меня был приоритет. Лекари, визы, даже мои конкуренты – все оказались от такой придумки в восторге.

Наконец, я нашла заведение местной «косметички». Той, кто создавала эти адские макияжи и учила им других. Предложение за золотой прямо сейчас сделать из меня неземную красотку было встречено восторгом.

Меня усадили на табуретку походили вокруг цокая, едва не вырвали мне волосы, пытаясь вытащить шпильку, что я сделала сама, борясь с раздражением и, наконец, приступили к созданию изумительного образа.

Через почти два, по ощущениям, часа, без умолку болтающая женщина в не очень аккуратной маске на лице, закончила и предложила мне зеркало. Я от него отказалась, оставила плату и пошла домой.

Шла быстро, головы не понимала, на попытки со мной пообщаться не реагировала.

Уже дома я зашла в кабинет и посмотрела в зеркало. От отражения я шарахнулась с визгом. На звук прибежала Кьюма и тоже шарахнулась, но молча.

- Ты что с собой сделала? – Выдохнула она.

- Влезла в чужую шкуру. – Так же шепотом ответила я.

Лицо уже начало болеть – а я и часа в этом макияже не пробыла. Да глицериновые пленки ничто по сравнению с этим потрясающим воображение ощущением!

Но я все же заставила себя вернуться к цели этого мероприятия и посмотрела в зеркало очень внимательно. Волосы мне закрутили на горячие щипцы в крупные локоны. Вообще к моему круглому лицу подходили крупные локоны, но их забрали наверх, неаккуратно уложили и щедро засыпали мукой сверху. Да, мукой крупного помола, даже не мелом. Кроме того, локоны не остужали и те, что все же выпустили из прически, почти распрямились, оставив неаккуратный завиток на самых кончиках.

Лицо было щедро замазано подтопленным свиным жиром, на который очень щедро, до полного выбеливания, положили мел. Не очень аккуратно истолченный мел – с крупными кусочками. Проблема у этого подхода была в том, что все мои прыщи прекрасно подчеркнулись, создавая эффект грязного лица. Я видела эффект белой шоколадки с воздушным рисом, но такого как на моем лице не видела никогда (и искренне надеялась больше никогда не увидеть). Довершали работу с кожей румяна. Мастер взяла в руки свеклу, влажную, возможно подкисшую – пахла она не очень, истекающую соком и приложила на места, где гипотетически, находились мои щеки. Даже боги с ними с яблочками и оттяжкой к вискам, модной в моем мире совершенной косметики. Влажную «текстуру» сверху на огромный слой сухой. Конечно, на щеках образовались провалы в прошлом слое макияжа, которые в итоге остались грязными разводами.

Глаза проработаны, по сути, не были. Только на остро пахнущий клей налепили несколько пучков шерсти, призванной быть искусственными ресницами. Глаза немного пощипывало – очень хотелось умыться.

Брови, напротив, внимания не избежали. Их от души намазали еще одной порцией жира и сверху засыпали умброй. Клянусь мицелляркой – это была глиняная пыль! Результат на лицо: едва проглядывались волоски, самые длинные, видимо, из бровей, а то место, где они должны быть, стало огромной склизкой гусеницей, темно-коричневого цвета.

Губы, без неожиданностей, оформили красной палочкой. Если я правильно поняла, а на запах было похоже, это был красный глиняный порошок, замешанный на животном жире и ржавчине. Цвет получился глубокий, конечно, но кожа губ горела.

Скульптура лица потерялась – макияж сделал мое лицо плоским блином.

Никто не вымыл ни мое лицо, ни свои руки. Где-то там, под слоем всего этого, был мой аккуратный и симпатичный макияж. Виднеющаяся часть стрелок на глазах и присыпанная мелом тушь делали меня особенно очаровательной.

Я быстро разделась и смыла всю эту жуть с себя. Над головой вода трудилась очень долго. После мытья я села под маски: нанесла желатиновую на волосы и глицериновую с розовой водой на лицо. Через час я снова почувствовала себя человеком и отправилась обедать и выяснять успехи Кьюмы.

Девочка не только справилась с водой, но и повторила все уже отработанное с огнем и воздухом, зажигая и гася свечу.

Обед готовили вместе – овощной салат, протушенное со сметаной мясо и вода. Пока тушилось мясо, я взялась за эксперимент. Утром Мьяла, по моей просьбе, сняла для меня сливки. Сейчас они стояли на столе и ждали меня.

Создала воздушный цилиндр и подхватила в него сливки. Цилиндр стал интенсивно их трястись вверх и вниз. Скоро появилась пахта и комок сливочного масла. Побочный продукт я слила – использую для масок, а масло принялась промывать холодной колодезной водой. Когда все было готово, посолила готовый продукт, тщательно промешала и скатала его в шар, который «ваакумировала» и убрала в подпол. Оставалось дождаться Мьялу и снять пробу с масла, употребив его со свежей сдобой.



Анна Шилкова

Отредактировано: 27.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться