Нарисованный мир

Размер шрифта: - +

Глава 7

На следующий день мы снова ходили на источник и по пути собирали фрукты и ягоды. Костя уже второй день подряд обещал рыбный ужин, а потом ссылался на лень и отсутствие компании.

- Я могу побыть твоей компанией, но от меня толку мало, ты же знаешь, - пожал плечами Влад, на ходу перекусывая зелеными бананами.

- От меня тоже, - отозвался Никита. – Рыбная ловля – не мой конёк.

- А уж от меня и подавно, - вставила я, едва сдерживая улыбку и беззаботно пожимая плечами.

- Какие вы все эгоисты, - притворно возмутился парень. – Как есть - так, значит, все налетают, а как попросишь… Ну ладно, ладно.

- Друг, я могу её за тебя пожарить, - с чувством произнес Влад, положив руку ему на плечо. – Но на этом мои познания в сфере рыболовецкого процесса заканчиваются. Ты же знаешь, что я даже с удочкой был не в ладах, а уж руками… Брррр…

Влад смешно затряс головой, словно его передернуло от одной только мысли о подобной перспективе, но было видно, что он только шутит.

- В тебе погиб великий актер, - не без иронии заметила я.

- Почему погиб? Живет и здравствует! Просто ему подмостков не нужно. Скудный ужин в компании друзей вместо цветов и аплодисментов вполне устроит, - активно используя мимику, «скромно» заявил Влад, и я рассмеялась, потому что не могла сдерживаться. Да и зачем?

Удивительно, что в компании этих парней я чувствовала себя… самой собой. Это всегда казалось мне сложным. Я каждый день внушала себе, что нужно себя контролировать, держать в руках эмоции и следить за словами, не портить речь словами-паразитами, стараться никого не обижать, не говорить слишком громко и не смеяться так, как не подобает приличным девушкам. У меня было так много запретов, они так крепко въелись в мой мозг, что с каждым днем я всё больше теряла себя настоящую. А ведь мне только шестнадцать. И я уже живу так, как навязывает мне общество, а не так, как я хочу. Это не значит, что нужно совсем развязать себе руки и ощутить полнейшую вседозволенность, но те границы, что я установила для себя прежде, сделали мой мирок слишком тесным для проявления искренних чувств и подлинных эмоций.

Ещё более удивительным было то, что я чувствовала себя комфортно рядом с парнями. Я не из тех, кто легко ладит с мужским полом. Они всегда казались мне… эм… странными существами. Ну, мы же все знаем, что мужчины с Марса, а женщины с Венеры. А тут – поразительно! - у нас легко находился общий язык и различные темы для разговоров всплывали сами собой. Мы замечательно и совсем не скучно проводили время, и не было никаких заминок, неловкостей. Выходит, что для этого только и нужно – быть собой? Только и нужно… Звучит так просто, а ты попробуй быть!

Конечно, я отдавала себе отчет, что это отнюдь не моя заслуга. Просто парни такие веселые и легкие на подъем, что с ними невозможно чувствовать себя замкнутой и отстраненной.

Вот только с Никитой, кажется, что-то случилось…

Я не могла понять, что. И, вполне может быть, мне это только казалось, но он как будто стал меня избегать: не разговаривал со мной напрямую, не смотрел на меня открыто, как прежде, а вечером, когда мы вернулись из «похода» за фруктами и едой, и вовсе куда-то запропастился. Похоже, мне предстояло разгадать нелегкий квест под названием «Пойми его, если сможешь». И кто сказал, что парни просты, как дважды два?

Ещё вчера мы вместе плескались в океане, любовались красочным подводным миром и запускали в большое плавание маленькую черепашку. А сегодня всё изменилось.

У меня была смутная догадка на этот счет. Что, если дело в той ситуации, когда мы оказались на неприлично близком для друзей расстоянии? Да, меня это тоже смутило, но я же не прячусь от него и не избегаю. Или дело всё-таки в чем-то другом? Но не могу же я спросить у него напрямую: Никита, что-то случилось?

На закате я обнаружила его, одиноко сидящего на скалах. Его взгляд устремлен вдаль, ветер развевал его волосы, и выглядел он так привлекательно, что на миг я забыла о том, что нужно дышать.

- Не помешаю? – тихонько произнесла я, делая шаг навстречу.

Он повернулся ко мне лицом и покачал головой. При этом его губы не тронула даже едва заметная улыбка. С ним явно что-то происходило, и я отчего-то чувствовала себя виноватой.

- Что ты здесь делаешь? – поинтересовалась я, присаживаясь рядом.

Никита нахмурился.

- Да так, люблю иногда посмотреть на небо. Очень интересно. Огромное, бесконечное небо… - задумчиво ответил он и снова посмотрел наверх.

Я не знала, что ещё сказать, поэтому просто перевела взгляд туда же – вверх, но мои глаза всё время норовили скосить в сторону парня. Мне хотелось коснуться его руки, лежащей совсем рядом, на выступе скалы, но я не решалась. Я представляла, как его длинные тонкие пальцы переплетаются с моими, как по телу разливается тепло…

Так, стоп! Хватит.

Мысленно я приказала себе успокоиться, но этим ещё больше вгоняю себя в панику. Да что со мной происходит? Почему я думаю о Никите так? Мы знакомы несколько дней, и я знаю о нем лишь то, что видела за эти дни и то, что он рассказал о себе: что по какой-то причине стал воровать вместе с Костей и Владом. Мне хотелось расспросить его об этом, но я, конечно, не посмела и, думаю, никогда не осмелюсь.



Ирина Мельникова

Отредактировано: 14.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться