Нарисуй меня хорошим. Бонус.

Эпизод#3.

Вася.

Холодной цепью грусть душила,
Болели шрамы, что на сердце, и душа,
Любовь кусала нержавеющие раны,
А блики счастья рисовала тьма.

***

Мне снится чудный сон…

Золотое лето. День города. Корабельная набережная. Мне девять. Слабый морской ветер ласково играется с волосами, щекочет нос. Папа, который оторвался от важной работы, дабы устроить семейный выходной, катает меня на пятнистой лошади, пока мама мучается в километровой очереди за ванильным мороженым. Мою разгоряченную кожу остужают долетающие брызги фонтана, высокий хвост трясется в такт скачкам, я смеюсь, когда папа ускоряет лощадь. В этот миг я счастлива и мечтаю остаться здесь навсегда. В моем сне тепло и уютно. Здесь нет печали, боли, слез, той вязкой грязи, в которой я безостановочно тону, только смех и детская радость. Я больше не хочу просыпаться.

Но, мой личный мир коварен…

– Василиса, к тебе гости, – сквозь сон я слышу голос врача, но приподнявшись с кровати, подмечаю, что в палате пусто.

Ваня?

Я злюсь на собственное воображение, что так бесцеремонно выдернуло меня из райского места, и неспеша оглядываюсь: голые стены, одинокая койка, белый умывальник, тумба со сломанной скрипучей дверцей, решетка и больше ничего. Ни намека на то, что Ваня был здесь и пытался свести счеты с жизнью. И верно, его ведь больше нет.

Но почему я осознаю это только сейчас?

Сознание снова сыграло злую шутку, и его коварное баловство вымотало меня. Сил не осталось. Ухватится за реальность кажется чем-то невозможным. Она лежит на ладони, но тут же просачивается сквозь пальцы, мерзавка, растворяется в воздухе и еле уловимо посмеивается.

Когда же это закончится? Когда?

Меня отвлекает настойчивый стук в дверь, я незамедлительно подскакиваю с кровати, поправляю больничную сорочку и встаю посреди палаты.

– Входите, – мое приглашение остается неуслышанным, и тогда, прочистив горло, я повторяюсь: – Входите же!

Дверь распахивается, на пороге появляется черный силуэт, но гость не проходит в палату. Так же как и я, он не решается сделать шаг навстречу. Секунды зрительного гипноза превращаются в мучительную вечность. Все это время я не дышу, боюсь моргнуть и потерять картинку, и только беспокойное сердце, как под действием гигантского магнита, выламывает грудную клетку, в надежде оказаться в руках гостя.

– Рэй? – молвлю я, чувствуя, как подкашиваются колени.

Он грустно усмехается, но продолжает оставаться на месте.

– А ты думала Клуони?

Карие глаза парня полны сочувствия, ему меня жаль, что вполне ожидаемо, но до боли неприятно. Последнее время я ловлю на себе только жалостливые взгляды, но привыкнуть к этому сложно, а может даже невозможно.

– Салют, – на выдохе прошептал он и болезненно улыбнулся.

Рэй совсем не изменился – он высок и сокрушительно красив. Темные пряди попадают на лоб, сливаясь с изогнутыми бровями. Губы слегка приоткрыты. Черная футболка обтягивает спортивную грудь, а поверх, неизменно, накинута кожаная косуха.

Я не успела выйти из транса, когда Рэй пошагал в мою сторону. Через краткое мгновение он заключил меня в крепкие объятья, что сдавило грудь и ребра, уткнулся холодным носом в плечо и еле слышно прошептал:

– Черт, Художница, как же я скучал.

Мое сердце разбухло, словно его накачали горячим воздухом. Почувствовав знакомый аромат, тепло родного человека, его прикосновения, я едва поглотила крик радости.

– Рэй, – повторила я, будто заставив себя очнуться и обняла его в ответ. Не спрашивая разрешения из глаз покатились надоедливые слезы. Душа и сердце ликовали, а пальцы вонзались в пропитанную уличной свежестью куртку, боясь упустить родного.

Боже, никакой сон не заменит мне это волнительное головокружение.

Отпрянув, Рэй провел большими пальцами по моим щекам. Плутовская улыбка расползлась по губам, глаза засверкали.

– Ну вот, я снова довел тебя до слез. Мне пора грамоту вручать, – он подмигнул. – Но если у тебя есть поощрение получше, я не откажусь. Как насчет массажа пяточек или благодарственного поцелуя?

Глаза отказывались верить. Пропустив мимо ушей похотливые фразочки, я робко пробормотала:

– Я так рада тебя видеть.

– Еще бы, – принял он как должное. Впрочем, удивляться нечему. Хоть и Роман не был принцем из сказки, но всегда считал себя не менее востребованным. Какие уж там подвиги, когда одна лишь его улыбка способна подавить волю самой заядлой феминистки.

Рей обошел меня и вальяжно уволился на кровать. Видеть его в позе ленивого коты было куда привычнее.

– Миленько у тебя тут, – подметил он, оценив обстановку. – Все такое…белое. Не мудрено сойти с ума. По правде, я ожидал немного другого.

– Например? – я игриво изогнула бровь. – Исцарапанные стены? Разбитые окна? Погрызенные решетки? Или думал, что тут все уклеено плакатами Джастина Бибера, что тоже не далеко от сумасшествия.

– Мимо, детка, – подразнил он. – Хотя вариант с Бутером мне понравился.

С Бутером? Ох, Рэй.

– Так и будешь стоять тут одетая? Или проявишь гостеприимство, как следует хорошей подруге, и приляжешь рядом? М?

Закатив глаза, я устало покачала головой.

– Да уж, о таком друге как ты я и мечтать не могла. Неслыханная удача.

– Именно. Повторяй себе это как мантру перед сном.

Присев на край кровати, я любовалась каждым миллиметром его тела. Как же я скучала по этому игривому взгляду, грязным манерам и соответственным шуточкам. Дни разлуки сошли на минимум, словно мы никогда не расставались.



Kerry

Отредактировано: 15.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться