Нарисуй меня хорошим. Бонус.

Эпизод#4.

Рэй.

Год назад.

Я мчусь по больничному коридору, сбивая медсестер, врачей, старушек, потому что боюсь не успеть. Несколькими минутами ранее мне поступил тревожный звонок, который навсегда поменял мои планы – Беляев отключился. В прямом и переносном смысле. И мог бы я принять его выбор, переболеть и, наконец, подумать о себе, но сейчас эгоизм – напускное слово. Моя непоколебимость дает сбой. Мне страшно. Страх настолько сильный, он ни с чем не сравним. Кажется, что стоит мне не успеть, что случись непоправимое, и больше нет меня. Я потеряюсь.

Влетаю в палату, где лежит мой друг и вижу – спит. Глаза закрыты, лицо белее простыни, а тело обессмыслено застыло.

Я не успел.

Сжимаю кулаки до хруста, слышу, как трещит душа. Впускаю в себя боль потери и сжавшись, ранено дышу.

Белый, сука…

Рядом толпятся врачи, но их лица не испуганы. Кто-то занимается бумажками, кто-то, мельтеша, собирает вещи друга и равнодушно бросает их в перемотанную скотчем коробку.

– Убью, – шепчу неслышно и бросаюсь на ублюдков.

Метаю. Рву. Дерусь. Перед глазами темная пелена, а внутри – все пылает.

– Прекратите балаган!

– Вы что творите?

– Да успокойтесь же вы, молодой человек!

– Где вы были, твари?! – ругаясь, падаю на койку, рву простынь и проклинаю нашу жизнь. – Белый, сука, что же ты наделал? Что наделал, гад?

Несколько белых халатов выбегают из палаты и зовут охрану. И только санитар с посеребренной щетиной, садиться рядом и опускает теплую ладонь на мою голову.

– Спокойно, сынок, – ласково картавит он. – На кой ты цирк устроил?

– Ненавижу, – рычу я, уткнувшись носом в одеяло.

– Успокойся. Тебе ведь не нужны проблемы, верно? Понимаю, молодой еще, вспыльчивый. Тише-тише. Все хорошо, сынок.

Отрываю лицо от кровати и тягостно смотрю на старика.

– Что хорошего, батя? Что хорошего? – говорю мучительно.

Старик улыбается, а потом поднимает нас с пола.

– Все хорошо, – повторяет он, а потом указывает рукой на приборы. Мне не понятны эти шифры, но крохотная догадка, как ледяная капля на ожог, позволяет сделать жизненный вдох. Я с надеждой смотрю в тусклые глаза старика, словно заблудившийся мальчишка ищущий помощи, и тот понимающе кивает: – Все хорошо. Он спит, сынок. Всего лишь спит.

Смотрю на Ваню – дышит, гад. Замираю. Выдыхаю. Головокружительная волна сбивает с ног и обессиленно, я снова валюсь на пол.

– Вот гаденыш, – истерично смеюсь я. – Вот ублюдок.

Этим временем меня грубо выносят из палаты два формированных амбала, а я все смеюсь:

– Ну, Белый! Ну, ублюдок!

Оказавшись на улице, я нахожу опору в виде ворот, потому что едва держусь на ногах. Чувствую себя перерожденным, по-своему счастливым, но больно слабым. Адреналин и эйфория кружат голову. Кричу на всю округу, как полный отморозок, тем самым пугая прохожих. Кричу до тех пор, пока меня не перебивает яркий звук мобильника. На табло высвечивается немалое количество пропущенных звонков, и все воодушевление улетучивается.

Вася.

Дрожащей рукой набираю ее номер, заочно зная, что прощенья мне не будет. Монотонные гудки, как отчет, перед тем, как я совершу непростительный поступок. Я не могу оставить Ваню. Не могу. Ни на секунду не задумываясь, я принял решение остаться. Это даже не выбор, это как «само собой». Но Вася, она снова пострадает.

Боже, Вася, надеюсь, ты простишь меня. Простишь нас всех.

Чертовщина. Мы – гадкая чертовщина, разрушающая хрупкое создание. Дьявольский дуэт, что не моргнув глазом, вырвал крылья беззащитному ангелу. Правильно оставить, но эгоизм берет свое. Мы продолжаем танцевать на хрупком теле, заочно разделив ее на косточки. Мы – твари. Нас с детства кормили одиночеством, толкали его в глотку грязными руками, и мы насытились сполна. И в страхе снова оказаться в темноте, мы делим свет – напополам и поперек. Прости нас, Вася.

- Рэй! Время! Где ты? – отзывается она, и мое дыхание прерывается.

Ее голос полон возмущения. Я люблю ее такой – вспыльчивой и своенравной. Я люблю ее любой…

– Ты уже в аэропорту? Мы опоздаем!

Закрываю глаза и запускаю пальцы в волосы.

– Нет, малыш, я далеко.

– Что? – с болью откликается она. – Где ты?

Набираюсь сил и скрипя зубами, говорю:

– Ты должна улететь без меня. Пойми, обстоятельства заставили. Я прилечу к тебе позже, обещаю. Пожалуйста, поверь мне. Так нужно.

Слова дались мне нелегко. Каждая острая буква карябала рот. Но, я должен был сказать. В очередной раз доставить боль и полоснуть по сердцу.

– Обстоятельства? – едва слышно повторила она.

– Мне очень стыдно перед тобой. Я обманул тебя. Черт, это сложно объяснить, но поверь, я нужен здесь.

В ответ молчание. Я погубил ее. Я понял это. Так низко, даже для меня. Но даже осознав это, я не поменяю своего решения.

– Пожалуйста, ответь что-нибудь. Я приеду к тебе. Мы будем вместе, слышишь? Вася, я так люблю тебя…

Меня перебивают подлые гудки. Чувствую отвращение к самому себе, и не спешу перезванивать. С нее хватит. Мы добились своего.



Kerry

Отредактировано: 15.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться