Нарисуй меня хорошим. Бонус.

Эпизод#6.

Ваня.

Короткое имя на груди скрывается за плотной тканью. «Эта рубашка, как полотно, на котором застирали пятна крови» – подумал я, застегнув крохотную пуговицу на белоснежном рукаве.

Я смотрел в зеркало примерочной и все не мог понять, что со мной не так? Где взять ту недостающую деталь и стать нормальным человеком? Когда уйдет эта озлобленность? Когда пропадет это мучительное чувство вины? Когда я перестану ненавидеть этот мир и себя самого? Когда я начну жить, а не существовать? Я похож на измученного блохастого пса, которому не поможет вычистка. Они оборачивают меня в подарочную обертку, да вот только натуру не спрячешь. Даже белое одеяние не скроет темноту моей грязной души, которая так и просвечивается сквозь кожу. Я – урод. Я не подхожу этому мира, но еще остались те, кто пытается меня переубедить.

– Долго еще, дорогая? Ты создала очередь, и мне немного неловко перед людьми, – исполнял мой идиотский друг, нетерпеливо тормоша занавески примерочной. – Выходи, зайка. Уверен, ты будешь выглядеть сногсшибательно в стрингах.

Я снова обратился к зеркалу, расширив список волнующих вопросов.

Когда же произойдет чудо и Рэй заткнет свою поганую пасть?

С психом разведя занавески в стороны, я проглотил отборный мат и осекся.

– Я ведь говорил, что он у меня секси, – по-гейски заявил Рэй, раскинув свои руки на плечах двух хрупких девчонок. Его взгляд был прикован к декольте брюнетки, поэтому я не сразу понял, с кем он вел диалог. – Ох, Лика, ты так и съела Ивана глазами. Осторожно, я могу приревновать.

– Что ты творишь, придурок? – поджав губы, процедил я.

Неохотно отвлекшись от грудей, Рэй нахмурился.

– Нашел нам помощниц, – пояснил он. – А ты знал, что к моему бронзовому цвету кожи категорически противопоказан черный? Я вот нет. Я всю свою жизнь нарушал гармонию между телом и одеждой, представляешь? Теперь понятно, почему мне всегда так и хочется раздеться.

Смутившиеся барышни захихикали, чем только подтвердили нулевой уровень серьезности. Для таких мушек Рэй – что-то вроде меда. Мерзкого, липкого и до ужаса приторного меда.

Бесит.

– Полагаю, наше мероприятие закончено? – процедил я, отчего Рейкин демонстративно поник.

И тут, уловив мой недобрый настрой, некая Лика, оторвалась от горе-друга и направилась в мою сторону.

– Будь аккуратна, он может укусить, – кинул ей Рэй, но она пропустила его слова мимо ушей.

Подойдя максимально близко, она принялась водить пальцем по моей напряженной груди.

– Брось, Иван, мы могли бы отлично провести время, – прощебетала она.

Все мои мышцы окаменели. Невероятное чувство брезгливости собралось в горле. Мне стало тошно.

– Убери свою грязную руку, – прорычал я, с трудом себя сдерживая.

На молочном лице девушки вспыхнуло недоумение.

– Ну вот, – разочарованно вздохнул Рэй. – А я предупреждал.

Задрав подбородки, девушки поспешили покинуть бутик.

– Вы уж простите нас, девчонки, но уйти – было правильным решением, – продолжал Рэй. – Я забыл его привить. В последнее время, он сам не свой. Рычит и лается. Магнитные бури, все дела.

– Заткнись, или я всерьез вцеплюсь в твою болтливую глотку!

Губы Рэя сложились в трубочку.

– Фу, Бобик. Ты плохо себя вел. Постелю тебе на коврике, а про сучек – забудь.

Прорычав в голос, я содрал с себя рубашку и вернулся в удобную футболку.

Вот теперь порядок.

– Да ладно тебе, Белый, – начал Рэй. – Ты взъелся на ровном месте. Девчонки тут не причем. Я ведь для нас старался.

– А кто сказал тебе, что я этого хочу?!

Глаза Рэя округлились.

– Да все хотят! Ты что у нас, бесчувственная машина? Только посмотри на себя, какой нервный стал. Одичалое, не очёсанное чудовище.

Я проткнул его грудь пальцем.

– А нужно быть как ты?! Шляться по девкам, как последняя шалава, а потом сломя голову бежать к венерологу?

Рэй охнул.

– Ты подслушал мой разговор с врачом, бесстыдник? – опешил он, а потом вернул расслабленную рожу. – На самом деле, мой «дружок» подрос, а я лишь хотел зафиксировать успех в журнале. Всего-то.

– Ну-ну, – фыркнул я и, взяв рубашку, стал продвигаться к кассе.

А вот Рэй стрекозой скакал вокруг меня.

– А ты разве не ведешь такой альбомчик? Первый год жизни «Дружка», сегодня он подрос на пару сантиметров…

Мои брови изогнулись.

– Ох, ладно тебе, Белый. Перестань строить из себя праведника. Признавайся, как ты его назвал? «Штука, которой я никогда не воспользуюсь», так?

– Болван, – хныкнул я, протянув деньги кассирше.

– Болван? – задумался он. – Красивое имя.

Трудно объяснить, почему я продолжаю общаться с Рэем, ведь это полное безумие. Скорее всего, потому что я и есть безумец. Этот индивид проест мозги любому, заставить рвать на себе волосы, даже если ты – садовый булыжник.

– Знаешь, у меня есть один приятель на работе. Тот еще шизик. Так вот, он решился на весьма интересный эксперимент – три месяца воздержания. И что ты думаешь? После первого же месяца, он стал покрываться уродливыми прыщами, беспрерывно чесал свою мошонку, а потом и вовсе накинулся на клиентку. А она – пенсионерка, лет так шестьдесят, не меньше. И…

Я не спеша двигался по торговому центру, всячески игнорируя болтовню Рэя, когда мимо промелькнул белоснежный образ. В нос ударил запах весенних ромашек, и я не смог не обернуться.



Kerry

Отредактировано: 15.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться