Нарисуй меня хорошим. Бонус.

Эпизод#8.

Ваня.

Я был первым из тех, кто замер на месте.

Она стояла под украшенной цветами аркой, как нежное дополнение к конструкции, неловко оглядывалась, обнимая плечи, и поджимала пухлые губы. И если бы меня сейчас спросили о сердцебиении, я бы поставил точку.

Вася.

Меня ослепил ее образ. Светлые локоны обрели привычную длину, белоснежное платье украшало воздушное кружево, бледная кожа отражала блики фонарей, а хрустальный взгляд был наполнен робостью и, кажется, тонкой пленкой слез. Она походила на хрупкую статуэтку, к которой художник отнесся с особым трепетом. Он наделил ее теплым светом, и этот свет коснулся моего темного сердца.

Этого не может быть. Она пришла. Она вернулась.

Секунды шли, а я не мог оторвать от нее глаз. Я бы мог смотреть на нее вечно. Любой мог, и при одной лишь этой мысли меня охватывала животная злость.

Не смейте.

– А теперь, белый танец для гостей! – заорал ведущий, а мне неистово захотелось его заткнуть. Стереть в пыль. Уничтожить. Убить. Но удача была на его стороне – меня волновал только один человек.

– Странное чувство, правда? – прошептал Рэй. Так же, как и я, он был завербован ее внезапным присутствием. – Вроде бы ничего особенного, а внутренности так и скручивает. И, зуб даю, что дело не в закуске.

Я сглотнул.

– К сожалению, я с тобой полностью согласен.

Мы снова замолчали. Это проклятье коснулось нас обоих. Рэй понимал меня, как никто, а я понимал его. Наша солидарность неподвластна здравой логике, но она есть и точка.

Из колонок заиграла Richard Marx – Right Here Waiting, танцпол заполнился флиртующими парочками, а я продолжал стоять на месте, словно вкушал сладкий сон, слаще которого только вечность.

– И что ты застыл, остолоп? – негодующе заметил Рэй, хотя сам был заворожен не меньше. – Если ты решил, что я снова сглуплю, пну мячик и заставлю тебя лезть через забор, то ты сильно ошибаешься. Еще секунда, и я исправлю ошибку детства.

Его заявление разбудило меня. Я сделал шаг, а Рэй остался на месте. Он снова уступил. По-свойски, самоотверженно. Спасибо ему. Спасибо за все.

Музыка глушила. Я отчаянно продвигался сквозь толпу, боясь потерять каждую секунду. Боялся моргнуть. Боялся потерять из виду. Новая фобия родилась незаметно, так же, как и явилась на этот праздник.

Какое сладкое проклятие…

Я уже был в паре метров от нее, когда наши взгляды встретились. Увидев меня, Вася слегка отшатнулась, и я сбавил темп – вовсе остановился. Боялся подойти. Боялся коснутся. Боялся испугать. Но когда ее розовые губы дрогнули в улыбке, то сомнений не осталось – подошел.

Вот она. Совсем рядом. И не смотрит с ненавистью.

Не решившись произнести что-либо, я молчаливо подал руку приглашая Василису на танец. Из ее глазок скатилась тонюсенькая слеза, а потом, нежно улыбнувшись, она ответила согласием. Наши руки соприкоснулись, тело пронзило волной тока, и тогда все бушующие внутри меня чертики безмолвно попадали вниз.

Больше не в силах держать расстояние, я резко привлек ее к себе.

– Аккуратно, – прошептала она, удержавшись за мое плечо. – Я выпила вина и могу испортить твою рубашку.

Ирония? Поверить не могу.

Я был благодарен ей за неоднозначное начало разговора.

– Не волнуйся, портить тут нечего, – прерывисто выдохнул я. – И я не про рубашку.

– Ты слишком строг к себе.

Ее тонкие пальцы коснулись шеи, но она не решалась взглянуть на меня. Я же смотрел в упор, обводил каждый миллиметр ее тела и тяжело дышал в неверие происходящего.

Все вокруг перестало существовать. В это мгновение были только я и она.

– Танцы… Я могу показаться не опытной…

– Я научу, – перебил я и сразу же пожалел об этом. Я должен был дослушать. Должен был дать ей возможность высказаться.

Ну почему я так нетерпелив?

Закрыв глаза, Вася коснулась губами моего плеча, словно прилегла поспать. Я и сам прибывал во сне. Ее прикосновения заменили материнские. В жизни не испытывал столько нежности и тепла – эдакая таблетка здоровья для больного ублюдка.

Наше молчание затянулось, и я был этому рад, но фиксировать не торопился. Страх, что реальность превратится в безжалостное воображение – пугала. Заставляла держать ее руку крепче и не сводить с нее жадных глаз.

– Ох, и они здесь, – посмеялась Вася, кладя подбородок на мое плечо. Ее взгляд устремился в сторону Вики и Кристины.

– Не изменяем традициям, – единственное, что пришло мне в голову.

– Ты ведь понимаешь, что этот факт меня не радует? Последнее наше мероприятие закончилось кровавой бойней.

В памяти в тот час вспыхнули не радужные воспоминания: принудительный танец, непростительные угрозы, свирепая мама Влада и беспомощная Вася, полная обиды и отчаяния.

– Тебе не о чем переживать, – уверил я. – Я не дам тебя в обиду.

Сказал тот, кто обидел боле других…

Моя рука повела к острым лопаткам и, соприкоснувшись, я прижал ее к себе как можно крепче. Мой жест был сравним с извинением.

– Тебе не стоило возвращаться, – выпалил я, и Вася моргнула. – То есть, ты не должна была. Мы не достойны этого. Прости, – я был готов убить себя за то, что ляпнул секунду ранее. Выдохнув, я смог продолжить: – В общем, я рад, что ты вернулась к нам.

Васю позабавила моя растерянность, но лишь на мгновение, ее улыбка стала грустной, а бледные ресницы дрожали.

– Я тоже рада, Ваня, – пробормотала она с нежностью.



Kerry

Отредактировано: 15.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться