Народ Тарха

Размер шрифта: - +

Глава 4.

На темных улочках Большого Города было малолюдно. И чем дальше Рогдай и Олех уходили от постоялого двора, тем пустынней становилось. В окнах каменных домов мелькали отсветы свечей и светильников, маня Рогдая. Парню так и хотелось посмотреть через окно - как живут здешние обитатели? Чудные они - живут в каменных жилищах. Камни холодные, мертвые - как жить среди них? Другое дело их шатры! При мыслях о холмах что-то легонько царапнуло в груди парня. Но Рогдай прогнал непрошенную тоску. В кои-то веки выбрался за холмы, так нечего грустить.

Проходя мимо кабака, из открытых дверей которого раздавался шум громких голосов, Рогдай толкнул плечом брата и кивнул головой в сторону кабака. Но Олех лишь помотал головой и Рогдай недовольно насупился. Ну, все ясно - брат его за мальчишку сопливого держит, а себя, выходит, за старшего считает.

Как и следовало ожидать, парни с непривычки, да в темноте заплутали. Забрели в такие дебри, что и сами не рады. Домишки здесь были плохонькие, бедные. Свечей в окнах не видно было, и парни пробирались чуть ли не на ощупь. И когда Рогдай в темноте ступил ногой в сточную канаву, Олех остановился:

- Все, давай возвращаться на постоялый двор. Что мы, как люди лихие в темноте бродим?

Рогдай согласился - кому охота в сточные канавы ступать? Еще бы найти обратную дорогу...

В одном из переулков парни наткнулись на парочку. Девица, глупо хихикая, отталкивала мужчину, который все прижимал её к стене дома. Олех еще и не разобрал, что происходит, как раздался окрик Рогдая:

- Эй, а ну отпусти девицу! А то я тебе, наглецу, сейчас руки-то укорочу!

Долговязый мужик, удивленно оглянулся и буркнул:

- А ну, брысь отсюда, щенки!- и посчитав разговор оконченным, мужик снова повернулся к девице. Та, то ли ахнула, то ли зевнула, но Рогдай не стал разбираться в таких мелочах. Подскочил к мужику и дал ему пинка под зад со словами:

- А ну убрал свои ручищи загребущие!

Олеху сразу не понравилась эта парочка. Не походила девица на жертву, но раздумывать было некогда: долговязый уже замахнулся на Рогдая. Олех собирался ввязаться, но тут девица с визгом и неожиданной прытью вцепилась ногтями прямо в лицо Олеху. Парень взвыл - не приходилось ему раньше испробовать на себе остроту женских ногтей. А сильный запах браги, исходивший от девицы, подтвердил опасения Олеха. Они ошиблись, и на девичью честь никто не покушался. Кое-как отцепив от себя хмельную девицу, Олех бросился на выручку Рогдаю. А парню и впрямь приходилось несладко: долговязый мужик одной рукой держал худого парнишку за шиворот, а другой с размаху бил кулаком куда придется. Олех буквально выдернул брата из рук мужика и оттолкнул Рогдая за спину. Один удар кулаком и долговязый отлетел к стене дома. Девица с криком: "Убивают!" кинулась к долговязому, а Олех схватив Рогдая под руку, кинулся прочь из этого переулка.

Поплутав, парни все-таки вышли к своему постоялому двору. Хозяин двора, окинув взглядом потрепанных постояльцев, только хмыкнул и подозвал к себе одну из девушек, которые убирали комнаты и чистили одежду постояльцев:

- Ждана, принеси этим двум кувшин воды. Да тряпицу чистую захвати - вон видишь, как их разукрасили...

Выглядели парни и впрямь красочно. У Олеха все лицо было расцарапано, женские ногти оставили кровавые бороздки на скулах. А у Рогдая один глаз уже заплыл, налился фиолетовым, да и нос был подправлен кулаком.

Олех, рассмотрев лицо брата, только плюнул:

- Ну и как теперь, в таком виде, в степь заявиться? Что Айлук про нас подумает?

Рогдай, вяло отмахнулся:

- Ничего не подумает. Что он, молодым, что ли, не был? Ну, спутали мы, с кем не бывает?- и Рогдай скривился, промокая разбитые губы мокрой тряпицей.

Лавка Кудая хоть и находилась на самых задах города, а товар степняка пользовался спросом, потому и знали горожане про эту лавку. Олех и Рогдай быстро отыскали жилище степняка, лишь совсем немного поплутав по извилистым переулкам лавок всех мастей. Домик, в котором жил Кудай и торговал свой товар, был маленьким, ветхим - вот-вот оконца уйдут в землю. Олех, нагнувшись, будто нырнул в низенькую дверь и, распрямившись в сенях, чуть не достал макушкой потолок.

В самом доме пахло табаком да кожаными седлами, которыми были увешаны все стены небольшой комнатенки. Олех пробежал глазами по седлам и конной упряжи, провел рукой по рукояти кнута, попробовал ногтем остроту кривого клинка, будто изогнутого дугой.

Тут из смежной комнаты к посетителям вышел старик. Согбенная спина, совершенно лысая макушка, седые брови и множество морщин на лице выдавали весьма почтенный возраст торговца степняка. Увидев молодцев с весьма живописными лицами, старик и бровью не повел:

- Желаете что? Что приглядели?- голос старика был в отличие от его вида полон силы, не дребезжал и даже старческие визгливые нотки не проскальзывали.

Олех внимательно посмотрел на старика: того ли они разыскивают?

- Нам хозяин лавки требуется. Степняк Кудай.

Старик кивнул:

- Я и есть Кудай, а вы кто же будете?

Олех закатал рукава рубахи, открывая письмена на руках:

- А я сын Ярыша. А это брат мой - Рогдай.

Старик будто посветлел лицом. Внимательно посмотрев на письмена, перевел взгляд на лицо Олеха:

- Сын Ярыша, говоришь? Похож, статью в отца пошел. А звать-то тебя как, сын Ярыша?

- Олех.

Старик перевел взгляд на Рогдая и его брови удивленно взлетели вверх. Олех и Рогдай внешне очень уж не походили друг на друга. Олех русоволосый, с серыми глазами, ростом высок, да широк плечами, кулак что кувалда. А Рогдай с черными, как смоль волосами, вьющимися кольцами, карие глаза под густыми ресницами - любая девка позавидует. Худой, хоть и не болезненной худобой, да не тянет на силача покамест.

- Брат, говоришь? Неужто тоже сын Ярыша?- в голосе Кудая слышалось недоверие. Олех хохотнул:



Татьяна Бегоулова (Дулепова)

Отредактировано: 06.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться