Народ Тарха

Размер шрифта: - +

Глава 11.

И для Олеха и для Рогдая утром стало полной неожиданностью хорошее настроение Ферюзе. Девушка загадочно улыбалась своим мыслям и что-то напевала под нос. Выставив парней за дверь, степнячка принялась наводить красоту. Умывшись и заплетя волосы в две толстые косы, она выбрала из своих скромных запасов то самое синее платье, которое надевала только по особым случаям.

Когда степнячка спустилась в обеденный зал постоялого двора у Олеха и Рогдая на мгновение пропал дар речи. От грусти и отрешенности Ферюзе не осталось и следа. Девушка светилась улыбкой, а её платье и волосы, не закрытые платком, говорили красноречивее слов: Ферюзе, как и любая девчонка, хотела нравиться мужчинам.

Вот ведь забавно: еще вчера, Рогдай из кожи вон лез, лишь бы развеселить девчонку. А сегодня, глядя на её улыбку и довольное лицо, парень злился. Он прекрасно знал, с чего вдруг Ферюзе расцвела. И от этих мыслей уши начинали полыхать, будто их редькой натерли!

Бросив взгляд на Олеха, Рогдай заметил что и брат не особо радуется переменам в Ферюзе. А вот девушка будто и не замечала хмурые лица своих спутников. Она с любопытством расспрашивала парней о том или ином кушанье, поданном к столу, смешно фыркала, отпивая маленькими глоточками квас и вообще, вела себя беззаботно.

Потом Олех ушел искать меняльную лавку- пора было расплатиться с хозяином постоялого двора, а значит нужно один самоцвет обменять на монеты. Да и за место на корабле идущего из Златограда в Княжеск заплатить придется. Да и негоже к дядьке Лучезару являться с пустыми руками - надобно подарков накупить в Златограде.

Рогдай остался с Ферюзе, которая не спешила покидать обеденный зал. Моченные яблоки показались степнячке невероятно вкусными и девушка наслаждалась этим кушаньем. Рогдай бросал осторожные взгляды на остальных постояльцев - не привлекает ли красота Ферюзе ненужные взгляды. Без Олеха ему одному вряд ли отмахаться, ежели кто к девчонке полезет. Но видимо и для Златограда облик Ферюзе был слишком юн, потому как никто из мужчин- постояльцев не обратил внимание на забавную девочку, уплетающую моченые яблоки.

На пристани, куда пришли путники в поисках попутного корабля, их постигло разочарование. И корабли и быстроходные ладьи были, а вот ветра попутного не было. Напротив, сильный ветер дул в противоположном направлении и никто из купцов не решался напрасно изматывать своих гребцов - против такого ветра только мозоли зря набивать.

Олех и Рогдай приуныли. Они-то в мечтах и помыслах уже в горнице у Лучезара сидели, да с хвостатыми сражались. А тут ветра попутного ждать надо! Ферюзе, которая сначала и не прислушивалась к разговорам братьев, насмотревшись на Лазурное море, наконец, обратила внимание на то, что её спутники чем-то раздосадованы.

- Олех, что-то не так? Почему мы не идем на корабль?

- Ферюзе, так ветер не тот.

- А какой надобно?

- Так ветер со стороны Княжеска дует, а надо наоборот. Чтобы по ветру в Княжеск идти.

Ферюзе задумчиво посмотрела на волны Лазурного моря, прищурившись, глянула на солнце и вдруг предложила:

- Я могу попробовать. Попрошу духов и ветер будет дуть в нужную сторону.

Рогдай удивленно глянул на степнячку, а Олех отмахнулся:

- Ферюзе, здесь тебе не степь.

Степнячка нисколько не обиделась. Она улыбнулась и, прильнув к Олеху, ответила:

- Духи повсюду, а не только в степи.

Парень осторожно отстранил от себя Ферюзе:

- И как ты собираешься просить духов?

Оглядевшись по сторонам, бросив взгляд на снующий туда-сюда люд, девушка задумалась:

- Тут, конечно, не получится. Нужно в тихом месте развести костер и я помолюсь духам.

Олех раздраженно вздохнул, но Рогдай, неожиданно, поддержал Ферюзе:

- А что, Олех? Хуже не будет. Если идти вдоль берега, то набредем на тихое место.

Подходящее для обряда место отыскалось не быстро. Пройдя пристань и поселение рыбаков троица, наконец, вышла на небольшой пустырь, за которым уже начинались купеческие амбары за высокими заборами. Насобирав сухих веток и сложив из них костер, Олех и Рогдай отошли чуть поодаль, уступив место возле костра степнячке. А девушка преобразилась на глазах: взгляд стал отстраненным, улыбка словно стерлась с губ и все черты лица наполнились важностью и торжественностью. В руках Ферюзе держала большой бубен в который девушка громко ударила колотушкой и вдруг запела низким и чуть хриплым голосом, который трудно представить у такого хрупкого и юного создания. Наверняка над этим пустырем никогда не разносились подобные звуки. Олех пытался разобрать слова, которые протяжно выпевала степнячка, но ничего так и не разобрал. Судя по лицу Рогдая, тот тоже не понимал смысла обрядовой песни. А Ферюзе, ударяя в бубен, начала двигаться вокруг костра, то приподнимаясь на цыпочки, то кружась вокруг своей оси, при этом не переставала петь. Налетевший порыв ветра чуть приподнял подол платья, обнажив ноги девушки чуть выше колен, но Ферюзе даже не обратила внимания, словно находилась где-то в другом мире. Рогдай отвел взгляд, почувствовав неловкость. А Олех, напротив, следил за каждым движением степнячки, словно не мог оторваться. Было в движениях Ферюзе что-то завораживающее, но не пленительной и яркой красотой, а открытостью и бесхитростностью. И тонкие щиколотки вызывали в парне странный трепет, тугие черные косы, струящиеся по спине, тонкий девичий стан, изгибающийся под стон бубна- было во всем этом что-то неведомое и от того притягательное.

Песня оборвалась и девушка в изнеможении опустилась на землю возле догорающего костра. А Олех и Рогдай не скоро пришли в себя. Первым подал голос Рогдай:

- А ветер, кажется, стих...

Ферюзе поднялась на ноги и тут же сильный порыв ветра будто толкнул в грудь девушку, платье облепило стройные ноги и плоский живот степнячки и Рогдай снова потупился. А Ферюзе счастливо засмеялась, подставляя лицо ветру:



Татьяна Бегоулова (Дулепова)

Отредактировано: 06.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться