Народ Тарха

Размер шрифта: - +

Глава 15.

День клонился к вечеру, когда Великая Лайда, оставив дочерей на попечение Мийны, отправилась в Долину Предков. Бесшумно скользнув внутрь пещеры, она опустилась на колени перед надгробным камнем Великой, ладони уперев в гладко отполированный её предшественницами каменный пол. Великая Тарха обещала ей помочь, пришло время исполнять обещания. Закрыв глаза, Лайда погрузилась в транс, надеясь, что её молитва достигнет слуха Великой.

Из пещеры она вышла, когда темная, почти беззвездная ночь скрыла верхушки холмов. Пройдя к обрыву, Лайда остановилась в ожидании. Она знала, что Арсай почувствует её магию и придет. Ждать пришлось недолго. Через несколько минут послышался скрип камней под сапогами и показался чужак.

Арсай был и удивлен и насторожен одновременно. С чего бы это дикарка так неожиданно захотела его увидеть, да еще в такой час? Но все-таки среди чувств, которые сейчас обуревали Арсая, преобладало предвкушение. Стоило ему почувствовать близкую магию Лайды, как его воображение тут же нарисовало страстную картину их любовной игры. Интересно, какая эта дикарка в объятиях мужчины? Такая же властная, недотрога или же нежная и трепетная? И сейчас, поднимаясь по горной тропе навстречу дикарке, Арсай предвкушал её страсть и необузданность.

Их взгляды встретились и Лайда почувствовала, как пересохли её губы. Взгляд Арсая говорил, что он догадался, для чего она явилась, и уверенность Лайды в своих силах поколебалась. Но отступать было поздно.

Арсай окинул взглядом фигуру дикарки. Сейчас она была одета иначе, чем в предыдущие встречи. Простое платье из некрашеной овечьей шерсти с капюшоном. Но тем не менее и эта непритязательная одежда подчеркивала все изгибы женского тела. Чужак хотел что-то сказать, чтобы нарушить тягостное молчание, повисшее над обрывом. Но Лайда, взяв его за руку, шепнула:

- Ничего не говори.

Она повела его за собой вглубь холмов, в одну из ложбинок, в которой находилась неглубокая пещера. Там она и опустилась на траву, подогнув под себя ноги. Арсай засуетился: сняв плащ, расстелил его на траве, предлагая Лайде разместиться на нем. Усевшись напротив друг друга, эти двое некоторое время молчали, прислушиваясь к магии. Арсай опасался подвоха. Эта дикарка способна на многое и нужно быть настороже. Но сколько ни прислушивался он, ничего кроме заметного волнения Лайды почувствовать не смог. А Лайда и впрямь волновалась: как далеко ей придется сегодня зайти, очаровывая чужака? Великая Тарха обещала помочь, но и она не смогла ответить на этот вопрос.

Арсай медленно, словно опасаясь отпора, протянул руки и снял капюшон с головы дикарки. Тут же невесть откуда взявшийся ночной ветерок разметал волосы Лайды по плечам, обдавая Арсая запахом полевых трав с нотками горечи. Он пропустил прядь светлых волос через пальцы, словно невзначай коснувшись плеча дикарки. Лайда вздохнула, пытаясь за томным вздохом скрыть подступившее раздражение, и закрыла глаза, чтобы взгляд не выдал её истинные чувства. И тут же вздрогнула: её шеи коснулись горячие губы Арсая. Чужак замер на мгновение, будто давая дикарке время привыкнуть к своим прикосновениям и спустился к линии плеча, продолжая ласкать губами и языком. Ему нравилось, как она реагирует: он чувствовал чуть заметную дрожь, волной прошедшей по её телу. Неужели она и впрямь нежная и чувственная?

Лайда почувствовала, что настороженность Арсая утихла. Еще выждала немного, откинув голову назад, позволяя чужаку целовать её шею, а потом вдруг отстранилась. Арсай непонимающе нахмурился:

- Тебе не нравится?

Но Лайда загадочно улыбнулась и вдруг схватила чужака за ворот рубахи, притянула к себе. Её губы тут же завладели его губами, и Арсай на мгновение растерялся от такого напора. В голове его промелькнула мысль, что все же дикарка даже в объятиях мужчины не может уступить. Но разочарования не было, скорее любопытство: а что из этого получится?

Пальчики Лайды запутались в густых волосах Арсая. Мужчина почувствовал приятную дрожь, прошедшую через его тело и уже сам притянул к себе дикарку. В этот момент с её пальцев слетела пара алых искр, которые растаяли, едва коснувшись волос мужчины.

Его поцелуи становились все настойчивее, руки блуждали по её телу, то лаская спину, то поднимаясь от талии выше и замирали, едва не коснувшись груди. Арсаю мешало её платье. Он хотел почувствовать под руками разгоряченное тело дикарки, хотел губами ласкать бархат её кожи. Но стоило ему усилить натиск, как перед глазами само собой возникало видение: Лайда с занесенным над его распростертым телом кинжалом.

Лайда, прижавшись, прикоснулась губами к закрытым глазам чужака и снова несколько алых искр слетело с её пальцев и бесследно растаяли.

Арсай не в силах сдерживать свою страсть, прошептал, обжигая дыханием:

- Лайда... искусительница...

Она же прикусив чуть мочку его уха, ответила:

- Ты слишком торопишься...

Тут же её ладони скользнули под рубашку Арсая, и мужчина громко застонал, когда её пальцы коснулись его груди. Она заглушила его стон поцелуем и позволила алым искрам раствориться на разгоряченной коже мужчины.

Его рубашка смятая лежала в стороне, а сам Арсай откинувшись на спину, нежился под поцелуями дикарки. Узоры, что она выводила на его груди губами и языком, обжигали. От них по телу разгоралось пламя страсти, которая грозила окончательно свести Арсая с ума.

Лайда бросила на лицо чужака осторожный взгляд и довольно улыбнулась, заметив, что Арсай полностью под властью ощущений. Алые искры тонкой струйкой стекли с пальцев и Лайда снова прильнула губами к груди Арсая, заставляя того стонать.

Её лицо раскраснелось, предательская дрожь все чаще накатывала, сдерживать рвущуюся магию становилось все труднее. Дыхание участилось и Лайда с ужасом осознавала, что это вовсе не усталость. Чем больше она изображала страсть и неудержимое желание, тем больше разгорался внутри неё огонь.



Татьяна Бегоулова (Дулепова)

Отредактировано: 06.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться