Народ Тарха

Размер шрифта: - +

Глава 22.

Звездные душные ночи стали для Арсая каким-то наваждением. Вот и сегодня он проснулся ни с того ни с сего. Осторожно повернулся, чтобы не потревожить Ксану, которая доверчиво прижалась к боку мужа и сладко спала. Как и всегда, Арсай залюбовался красотой своей женщины. После продолжительной разлуки Арсай словно заново полюбил Ксану. Он вдруг, неожиданно для самого себя, осознал, что она и есть его главное сокровище. Любовь Ксаны - вот что ему нужно чтобы быть счастливым.

И все-таки эти странные сны... Ему часто снилось одно и тоже, но под утро Арсай совершенно забывал сновидения. И только какая-то светлая грусть немного напоминала утром об увиденном ночью. Но и она таяла, и к полудню Арсай уже и не думал об этом. Но сейчас он проснулся среди ночи и еще помнил...

До самых небес раскинулись холмистые гряды, и не было им конца и края. И лишь с одной стороны крутой обрыв и волны с грохотом бьющиеся о камни. Солнце заливает холмы и он, прищурившись и заслоняясь ладонью, сквозь пальцы смотрит на светловолосую красивую женщину, которая поигрывает острым кинжалом. На её лице играет улыбка и она зовет, притягивает Арсая, ему хочется прикоснуться к губам этой женщины, почувствовать тепло её тела, вдохнуть её аромат. Но стоит сделать шаг, другой и сон поддергивается рябью, тает и медленно растворяется в ночи.

Арсай улыбнулся. Спросонья совершенно не хотелось думать, кто эта незнакомка и почему она ему приснилась. Он подумает об этом утром. Если вспомнит этот странный сон. Нет, не вспомнит...

 

Царица Греза была в негодовании. Как посмел Верослав перечить ей?! Мало того, что он сорвал смотрины невест, так два месяца спустя от него пришла грамота, в которой он сообщал, что решил поселиться в Златограде и именно там сам выберет себе невесту. Где это видано?! Сам! А ей что делать? От скуки орехи щелкать да девок сенных щипать?

А Есислав вместо того, чтобы царским повелением возвратить сына, радостно похлопал по коленкам, когда грамоту зачитали. И запретил Грезе ехать в Златоград, пока он сам не решит навестить сына.

 

Свадебный танец Ферюзе был чем-то невиданным доселе в холмах. В руках у этой степной девочки был большой старый бубен в который она ударяла колотушкой и волнующий низкий звон летел над холмами. На степнячке, как и полагается невесте, был летящий щелковый наряд, состоящий из короткого платья до колен и штанов, которые добавляли что-то необычное в облик девушки. Её черные волосы были заплетены в две косы, но одну прядь Олех попросил оставить. Но не объяснил зачем.

Ферюзе ударила в бубен и затянула песню на незнакомом языке. Она то поднимала лицо к солнцу и протягивала к нему ладони. То раскидывала руки в стороны и наклоняясь вперед раскачивалась, будто изображая птицу, летящую в струях ветра. Потом падала на колени и, ударяя часто в бубен, что-то тихо шептала, низко склоняясь к земле.

Никто не переглядывался и не переспрашивал соседа, что означает танец степной девочки. Главное, чтобы её танец понял тот, кто предназначен ей в мужья.

А старшая рода Мийна с улыбкой на устах следила за девочкой. Дар степнячки удивительным образом дополнит магию Великой Тархи, но об этом пока никто не знает, кроме самой Мийны.

Когда Ферюзе опустила бубен деда, к ней подошел Олех. Отрезав тонкую прядь волос, он сложил их в мешочек и повесил себе на шею. Да, теперь перед народом Тархи - он муж Ферюзе. Но и на груди степнячки висел амулет, и она - жена Олеха.

 

- Ты не жалеешь, что тогда забралась ко мне в шатер?

Олех держал ладошку Ферюзе и внимательно смотрел в её синие глаза. Вид у него был такой, что не приходилось сомневаться: ему очень важен её ответ.

- Не жалею. Страшно представить, что я бы прошла тогда мимо...

Олех придвинулся ближе и, взяв вторую ладошку степнячки, волнуясь проговорил:

- Я не знаю, говорят ли так сейчас в степи... В большой степи лишь твой очаг согреет меня. На бездонном небе лишь твоя звезда укажет мне путь. В моём сердце ты одна. И на смертном одре с моих уст сорвётся только твоё имя.

Ферюзе приблизила свое лицо и ответила:

- Лишь для тебя горит огонь в моем сердце. Для тебя светят звезды, которые я зажигаю в небесах своей любовью. В моем сердце ты один. И на смертном одре с моих уст сорвется только твое имя...

 

Ранним утром Ферюзе открыла глаза и на её заспанном личике тут же появилась счастливая улыбка. Она любовалась спящим Олехом и не удержалась - провела пальчиком по его губам. Олех тут же поймал её пальчик и слегка прикусил:

- Опять эта настырная девчонка пробралась ко мне в шатер и мешает спать...

Ферюзе хихикнула, а потом, склонившись к уху Олеха, прошептала:

- Мне приснился очень странный сон. Я видела почтенную женщину в великих летах. Она улыбалась мне, будто радуясь нашей встрече. Как ты думаешь, кто это?

- Об этом тебе лучше поговорить со старшей рода Мийной или с Великой Лайдой.

- Тогда с Мийной. Она нравится духам.

Олех усмехнулся - ну хоть кому-то она нравится. А вот ему, Олеху, старшая рода попортила кровь перед свадьбой. Подумать страшно - он задабривал Мийну, чтобы она разрешила ему видеться с Ферюзе до свадьбы!

 

На вершине холма стояла старуха, опираясь на высокий витой посох. Её седые волосы трепал ветер, полы её одеяния развевались в разные стороны. Она с улыбкой смотрела на верхушки разноцветных шатров, раскинувшихся внизу. Её народ. Те, которых она в свое время спасла от верной гибели и привела сюда. Это место идеально подходит для её народа, чтобы не говорил этот глупый мальчишка Арсай. А теперь появилась эта девочка из степи с её непростым даром. Эта девочка еще всех удивит.

Тарха медленно спускалась с подножия холма и направлялась в Долину Предков. Солнечные лучи уже коснулись холма Пробуждения. Начинался новый день в Бескрайних холмах.



Татьяна Бегоулова (Дулепова)

Отредактировано: 06.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться