Нарушая правила

ГЛАВА 6

*Максим*

        - Долин, подъезжай к ЗАГСу на Кутузовской, - без особых приветственных расшаркиваний с ходу в лоб заявила Анна, - нас уже ждут. Получишь свой штампик о свободе от семейного бремени.   

        - Тебе не терпится самой сменить статус, - “подколол” ее я. Ведь это было целиком и полностью ее решение. Меня-то все вполне устраивало.   

        - Ой, ладно, а то ты не рад и готов костьми лечь для спасения нашего брака? - ехидничала она.   

        - Да нет, ты же в курсе, - спокойно пикировал я, прижав телефон к плечу.   

        Отдал ценный материал девочке-лаборантке и, кивнув на прощание, направился к лифту.   

        - Ну так чего тогда ломаешься? Дмитрий смог ускорить процедуру, а ты кочевряжишься, - с долей обиды выговаривала она.   

        - Не ной, - оборвал ее стенания, - скоро буду.  

         Я зашел в лифт и связь оборвалась. 

        Звонок Анны вызвал противоречивые чувства: с одной стороны - хотелось скорее закончить дело с разводом, а с другой — тогда в этом случае в офис ехать было бессмысленно. Милашки там уже не будет.   

        Планы на вечер безнадежно рушились. Придётся ждать понедельника и, изъяв личное дело мадам Перовой, прокатиться по адресу, заглянуть в гости.   

        Предлог? Придумаю походу пьесы!  

       Решено! И коль уж я теперь свободен, можно и в клуб завалиться, давно не расслаблялся. Да и с Марком в последний раз по-братски болтали больше месяца назад.    

        - Все норм? - Марк поднялся с кресла, откинув в сторону журнал.   

       - А ты сомневался? - я хлопнул его по плечу и мы вышли на улицу, - не хочешь сегодня в клуб вечерком? Отметим мой развод мужской компанией!   

       - Уже? Ты же говорил через неделю?   

        - Анькин инвестор подсуетился, - спускаясь по ступенькам центрального входа, блуждал глазами по парковке.   

        - Такое грех не обмыть, - согласился Марк, - и надо не хуже мальчишника, - хохотнул он, останавливаясь около своего авто, - тем более меня уже месяц Антон с Владом ждут в своем клубе. Новый открыли. Я с перепланировкой помог им не хило и с кучей бумаг по согласованию. Так, что у меня там - безлимит.   

        - Ну и отлично, - сняв машину с сигнализации, я открыл водительскую дверь, - сейчас дела улажу, потом домой заскочу и часиков в десять встретимся. Ты мне адрес клуба скинь, подъеду туда.     

       - Не вопрос! До вечера!   

       - Давай!  

        Рассевшись по машинам, мы махнули друг другу и разъехались по своим делам.    

        Мы с братом являлись совладельцами архитектурно-дизайнерской фирмы. Он специализировался по перепланировкам и доработкам уже готовых зданий, я же придумывал новые. Разделение сфер положительно отражались как на репутации фирмы, так и на ее финансовом положении. Мы даже офисы разместили в разных частях города. Но важные переговоры всегда вели вместе. 

       До ЗАГСа по вечерним пробкам добирался не меньше получаса. Анна уже ждала меня, нервно постукивая тонкими каблучками по брусчатке.   

       - Макс, у меня времени мало, - недовольно постукивая ноготком по циферблату золотых наручных часиков, воскликнула она, как только я вышел из машины, - у девочки уже все готово. Нужна твоя подпись и документ, она хоть и сговорчивая, но тут настояла на твоем личном присутствии, - нервные нотки в голосе отдавали снобизмом.   

       - В каком кабинете? - без лишних пререканий и уж точно без объяснений просто спросил я. Получив ответ, скорым шагом направился в административное здание.    

       Вопросы с документами решились довольно быстро — чернильный штамп с, каллиграфическим почерком выведенной датой распада очередной ячейки общества. Официальная бумажка, правда, в одном экземпляре, ну да ладно, и вперед, в свободное плавание.   

       На душе покой, и ничего, абсолютно ничего не екнуло от понимания того, что я теперь холост. В моей жизни ничего не поменялось, разве, что Анна на днях заберет все свои вещи и окончательно съедет с моей квартиры, а так, все в прежнем режиме.  

        Я пожелал, теперь уже бывшей жене, простого, человеческого счастья и вручил цветной листок — свидетельство смены статуса, теперь она не госпожа Долина. Вдохнул полной грудью воздух. Казалось, что все вокруг будто пропитано оглушительным коктейлем человеческих радостей и разочарований. Это не угнетало, но задерживаться более, больше совсем не хотелось. 

        - Пока Долин, - аккуратно сложив листок, как ценный артефакт, ехидно улыбаясь попрощалась она.   

        - Прощай Иванова, - парировал на добродушной ноте.   

       - Ну, друзьями-то мы останемся? - округлившиеся в удивлении глаза с поволокой игривости и прикушенная нижняя губа, намекали на очень тесную дружбу.   

       - Давай ты будешь дружить теперь с Борзовым и только с ним, - я чуть наклонившись вперед, понизил голос и придал ему оттенок безразличия, - его песочница меня не интересует. А тебе не стоит из его гулять в чужие. Повторяю, раз ты еще не поняла, он тебе такого не простит.   

        Я не запугивал, но предупредить считал своим долгом. Но она, по-видимому, не воспринимала все это всерьез. Лишь хлопала наивно ресницами. Когда же поменялись ее жизненные приоритеты.   

        Махнул рукой и развернувшись, направился на выход.   

        Мы расписались когда-то походя, так и развелись - как-то играючи.    

        Сидя в автомобиле, откинулся на спинку кресла, уперевшись руками в руль и размышлял над дальнейшими действиями. 



Нана Фокс

Отредактировано: 25.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться