Нас с тобой трое

Размер шрифта: - +

12.

— Черно-белые фотографии? — завкафедрой покачала головой и откусила еще кусочек тортика. — Нет, не припомню, чтобы они были в кабинете твоего отца.
— Но вы помните это его увлечение? Десять лет назад. Он развешивал рамки со снимками повсюду.
Завкафедрой нахмурилась.
— Тогда Руслан Ибрагимович часто появлялся с некой коротышкой, прическа бобриком.
— Нинель.
— Что-то такое, да.
В универе было тихо. Очники уже разбрелись, а пора заочников пока не наступила. На кафедре почти никого не осталось, и Тимура здесь встретили вполне душевно. Преподавательницы, многие из которых помнили его ребенком, принесенному тортику обрадовались и принялись хлопотать с чаем.
Лиза сидела за столом в своем углу и головы от бумаг не поднимала.
Но завкафедрой, устав от воспоминаний о Нинель, снова принялась ее шпынять.
— Скамьина, — сказала она, — а почему ты не ешь с нами торт?
— Потому что я на диете, — отозвалась Лиза, не поднимая головы.
— От одного кусочка тортика…
— Это кусочек очень дурацкого тортика, — заявила Лиза, вставая. — Самый дешевый, наверное. Руслан Ибрагимович, помнится, был щедрее.
От этих слов Тимур едва не поперхнулся.
С чего бы это Лизу понесло ставить ему отца в пример?
Кажется, он ничем её не обидел, или все-таки обидел?
— Что за капризы? — недовольно спросила завкафедрой. — Тимурчик принес нам отличный торт.
— Не буду вам мешать наслаждаться им, — сказала Лиза, набрасывая плащ, — а я пойду домой.
Тимур догнал её только в подземном переходе.
— И на что вы дуетесь? — спросил он.
— Иди и спроси об этом у завкафедры!
— Елизавета Алексеевна!
— Тимур Русланович?
Она остановилась, часто дыша. Сердитая, запыхавшаяся, капельки пота над верхней губой.
— Познакомьте меня со своей бабушкой, — сказал Тимур, улыбаясь.
Эта просьба сбила её с сердитого настроя.
— С моей бабушкой? — спросила она, закусив густо-коричневую, сильно накрашенную губу.
— Пожалуйста, — и он взял её за руку.
Хотел сделать дружелюбный жест, но Лиза моментально сжала его ладонь своей. Дружелюбие рассеялось в воздухе, оставив после себя лишь учащенный пульс. Лиза тоже улыбнулась.
— Бабушку это развлечет, — протянула она, — почему бы и нет?
— На что вы рассердились?
— Зачем ты пришел на кафедру?
— Принес дурацкий торт.
В подземном переходе ярко горели лампы, отражаясь в светлых плитках потолка и пола. Что-то бренчала на гитаре молодежь, собирающая мелочь. Людей было не слишком много, но Тимур и Лиза почему-то стояли прямо возле лестницы, всем мешая. Она на одну ступеньку выше, и Тимуру приходилось задирать голову, то и дело возвращаясь взглядом к подсыхающим капелькам над её слишком яркими губами.
Её ладонь была горячей и мягкой.
— Тимур, — сказала Лиза, — я тебя очень прошу. Я же могу узнать всё сама, тебе не нужно приезжать так часто в универ. Почему ты не можешь довериться мне хоть немного?
— Потому что я не хочу, чтобы вы думали о нем еще больше, — ответил он.
— Еще больше, чем сейчас или еще больше, чем о тебе?
— Перестаньте, — ответил Тимур, теряя всякую почву под ногами.
Эта женщина всегда будет их сравнивать или это он всегда будет соревноваться с отцом?
— Не сходи с ума, — сказала Лиза. Она вырвала свою руку, и, прежде чем он успел расстроиться из-за этой потери, обхватила горячими ладонями его запрокинутое к ней лицо. — Я точно понимаю, что вы разные люди, — торжественно произнесла Лиза.
Он молчал, потому что хорошо помнил, зачем нужен был ей на начало их знакомства (старого нового, нового старого?) — искать в нем, Тимуре, продолжение отца.
«Ты очень похож на него. Когда я смотрю на тебя, мне становится легче».
Тимур ненавидел Лизу за это тогда, но сейчас он ненавидел её в сотни тысяч раз сильнее.
Наверное, она прочитала это в его взгляде, потому что только вздохнула и отстранилась.
— Пойдем домой, — сказала Лиза устало и отвернувшись, стала подниматься вверх. Медленно, словно старушка.
Как будто свет выключили в квартире — р-раз, и стало темно. Плечи Лизы поникли, и Тимур снова удивился тому, как сильно она осунулась за последние недели.
— Лиза, — сказал он, придерживая её за локоть. — Хотите я куплю вам самый вкусный торт в мире?
Она слабо улыбнулась.
— Когда последний раз у нас был торт, мы подрались.
Тимуру было невыносимо смотреть на её тусклое лицо. У него от этого лица начинало болеть где-то глубоко в желудке.
— Ну хорошо, не торт. Хотите стейк?
Она фыркнула.
— Тимур, почему ты все время пытаешься меня накормить?
— Я просто не знаю, — ответил он, презирая себя в эту минуту за все: за то, как крепко держит Лизу за локоть, за боль в желудке, за растерянность в своем голосе. Наверное, он выглядит жалким щенком в её глазах. — Что вы хотите сейчас?
— Немного других обстоятельств? Я попала в собственную ловушку, Тимур. Наговорила тебе такого, что еще долго будет стоять у тебя в горле. Но с другой стороны, если бы я не цеплялась за тебя так отчаянно, кто знает, где бы мы сейчас с тобой были.
От её слов его пальцы словно кипятком ошпарило. Горячая волна, поднимаясь вверх, быстро заполняла все тело. Тимур сглотнул, и это было таким сложным, таким тяжелым действием, что он даже испугался немного. Это же ненормально, так себя чувствовать из-за таких пустяков.
— Я имел в виду что-то более конкретное, — с трудом проговорил он. — Кино, вино и домино.
Лиза задумалась, внимательно разглядывая его пылающее (наверняка) лицо.
— Обещай не думать слишком много, — быстро произнесла она, решившись.
— Обещаю, — моментально ответил он.
— Я хочу, — она придвинулась ближе, схватилась за пуговицу на его куртке, — чтобы ты спал со мной рядом. Всю ночь, до утра. Я никогда не спала с кем-то всю ночь в одной постели. Чтобы заснуть и проснуться.
— Я ненавижу с кем-то спать, чтобы заснуть и проснуться. — ответил Тимур. — Тамара была моей девушкой несколько лет, но за эти годы мы ночевали вместе не больше трех раз. В детстве, в деревне, я спал вместе с Ингой, и она всё время ворочалась и вздыхала.
— Я не буду ворочаться и вздыхать, — пообещала Лиза. — Я буду лежать тихо-тихо и не шевелиться.
И от того, что в её лице снова появилась хоть какая-то жизнь, Тимур неохотно кивнул.
— Лиза, это самая ужасная затея на свете, — сказал он.
— Спасибо, — ответила она и погладила его по плечу.
Довольно робко.



tapatunya

Отредактировано: 26.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться