Насекомые и волшебники, или Фотосессия

Размер шрифта: - +

6.10 Беглые взгляды в шкатулки и в души

Вторая неделя. Среда

В среду всё было тихо и мирно, новых происшествий не случалось. Господин Джильи делал выписки из очередных документов, никто не носил никаких насекомых. Разве что некоторое количество фотографий вчерашнего безобразия появилось в группе «Без цензуры». Больше всего лайков собрала фотография Лоренцо Куарты со скорпионом на плече, девушки так вообще были просто в восторге. Элоиза мирно работала.

В обед Анна и Лодовико подсели к ней с двух сторон, и Анна стала расспрашивать о тех украшениях, которые у неё есть. Видимо, они как-то себе представляли законченный образ, но ей не говорили.

- Вот скажи, Эла, у тебя ведь есть крупные украшения? - Анна принялась рассматривать её со всех сторон.

- Мне нравится вот этот перстень, - Лодовико кивнул на её защитный перстень с кристаллом. - Он точно нам подойдет.

- А что есть ещё? Я помню у тебя крупные серьги, и даже не одни. Эла, а почему у тебя разные запонки?

Элоиза тяжело вздохнула и рассмеялась.

- Проиграла пари и обещала носить до конца проверки.

- Ничего себе! А вторая запонка - я у тебя такой не помню! Это не твоя? Ну чего ты молчишь? Лодовико, ты случайно не знаешь, чья это запонка? - Анна взяла её руку и повернула манжету.

Лодовико глянул, моргнул и ещё раз глянул.

- Случайно знаю.

- Это то, что я думаю?

- Откуда я знаю, что ты думаешь? Донна Элоиза, а вы получили эту запонку в обмен на вашу?

- Примерно так, - усмехнулась она.

- Забавно. Но вернемся к делу. После работы мы с Анной заглянем к вам и посмотрим, что там у вас есть. Договорились?

- Хорошо. Так и сделаем, - она улыбнулась и пошла в офис.

 

* * *

Вечером Элоиза успела только переодеться из делового костюма, когда пришли Анна и Лодовико.

- Донна Элоиза, у вас есть цепь?

- В смысле - цепь? Есть сколько-то цепочек. Сейчас принесу.

Она принесла из гардеробной шкатулки и поставила перед ними на столик.

- Смотрите, - распахнула шкатулку с цепочками, достала клубок.

- Это что? - нахмурился Лодовико.

- Цепочки, - с готовностью ответила Элоиза.

- И в таком виде их можно использовать? - он как будто не верил.

Что особенного-то, цепочки всегда запутываются, всякий это знает.

- Я просто выпутываю нужную, - рассмеялась она.

- Тьфу. Анна, ты бы разобрала ей тут всё, что ли. Потому что у неё - то запонки разные, то цепи кучей. Скажите, донна Элоиза, у вас есть крупная цепь?

- Откуда? У меня такого не водится.

- И серьги покажите.

Элоиза открыла еще несколько шкатулок.

- Смотрите.

Лодовико посмотрел, потом нахмурился.

- Нет. Анна, ты ведь понимаешь, что это всё очень вычурно, дорого, пафосно и не то?

- Понимаю. Ладно, я поняла, что поискать, я поищу.

- Кстати. Помните ту ночь, когда мы охотились за привидением в зимнем саду?

- Конечно, - неуверенно улыбнулась Элоиза.

- Вы тогда надевали на Себастьяно крупный медальон. С таким же камнем, как в колечке.

- Да, было дело, - согласилась она.

- Вот его наденьте обязательно. Он подойдёт. А остальное подберем. Так, Анна? Ты же понимаешь, о чем я?

- Угу. Было бы лучше, если бы ты научился словами объяснять то, что представляешь. Эла вообще понятливая, она бы тоже помогла.

- Я подумаю об этом на досуге, когда таковой случится. А пока работаем, как работаем. Всё, убирайте ваши шкатулки. И пойдемте ужинать в «сигму», обсудим новости.

 

* * *

В «сигме» при её появлении Себастьен поднялся с дивана, поцеловал её руку, посадил рядом с собой. Осмотрел её, увидел, что манжеты блузки скреплены запонками, улыбнулся.

- Что будете пить?

- Вина, пожалуйста, - она тоже заметила, что он, несмотря на джинсы, в белоснежной формальной сорочке и тоже с запонками. - Какие новости?

- Сейчас придет Варфоломей, расскажет. А потом ещё Лодовико дополнит.

Варфоломей вправду пришёл, важно расположил свои объемы в кресле и приготовился рассказывать.

- Так вот, слушайте. Вчера Бруно осмотрел мою недальновидную сотрудницу и сообщил, что она была под воздействием некоего препарата, следы которого обнаружили у неё в крови. Предположительно, препарат лишает человека собственной воли и делает управляемым. Камилла не помнит, как оказалась во дворце, она помнит, как они пришли в ресторан и там ужинали, а потом уже - только когда госпожа де Шатийон, - Варфоломей кивнул в сторону Элоизы, - привела её в себя.

Также установлено, что перед проникновением в наше хранилище у Камиллы в самом деле было свидание с господином Сассо. Они сходили в ресторан, а затем в гостиничный номер, после чего уже направились сюда. Камилла не знает, для чего Слизняк потащил её обратно на работу, но это как раз понятно - ему нужно было, чтобы кто-то из сотрудников отпер двери своими ключами. Он только не знал, что на время проверки каждое проникновение в мастерские и хранилище вне рабочего времени фиксируется и классифицируется как взлом.

Я всем ясно сказал - в шесть вечера всё запираем, и домой. И нечего. Аврала никакого сейчас нет, а своим делами в мастерских по ночам будут заниматься, когда проверка закончится. Поэтому их сразу же и поймали. Более того, у Камиллы не было ключей от хранилища, ей они не положены, и им пришлось грубым образом сломать замок. Оказалось, господин Сассо это умеет. Более того, он подумал, что раз уже открыли внешнюю дверь ключом, то больше их никто нигде не засечет. А она вообще не представляет, как организованы в нашей части здания меры безопасности, и всё подсказать не смогла. В итоге господин Сассо ноет в больничном крыле и боится заболеть бешенством, а Камилла рыдает в своей комнате и не понимает, что с ней произошло.



Салма Кальк

Отредактировано: 26.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться