Наша с тобой реанимация

Размер шрифта: - +

Глава 2

Я сидела у дверей реанимации двадцать минут. Когда пришла, постучала и засунула голову. Крикнула через длинный коридор фамилию мамы.

- Сейчас подойду к вам, - отозвался врач.

Прошло двадцать минут, а никто так и не вышел. Иногда врач или медсестра выглядывали сразу. Иногда приходилось ждать долго: час, а то и полтора. Все зависело от загруженности медперсонала работой.

Скрашивая ожидание, я читала на смартфоне книгу. Сюжет захватил, и я не сразу обратила внимание на двух людей, что остановились напротив меня. Они стояли тихо, обнимались, но не бессовестно, а так как обнимаются, желая поддержать в трудную минуту.

Я почувствовала пристальный взгляд и только тогда подняла голову.

То были родители Димы!

Я их узнала. Несколько секунд рассматривала, пока это не стало выглядеть невоспитанно.

Было не похоже, чтобы они узнали меня. Впрочем, неудивительно. Последний раз они видели меня, наверное, девчонкой. Людям свойственно меняться.

А потом, возможно, они и не знали о моем существовании. Я не исключала такой вариант. Мало ли девчонок на свете.

Они никак не давали о себе знать, и я посчитала нужным дать совет:

-  Вы лучше постучите. А то так можно долго ждать.

Невысокий полный мужчина отпустил женщину и неуверенно подошел к двери. Приоткрыл ее и постучал.

Через несколько минут из реанимации показалась медсестра.

- Добрый день. Вы к кому?

-  Здравствуйте. К вам вчера поступил молодой человек. Без документов. Возможно, наш сын - он пропал.

Медсестра кивнула.

-  Хорошо. Сейчас я позову врача. Он скажет, что делать, - с этими словами она закрыла за собой дверь.

Мужчина вернулся к женщине; я вернулась к книжке. Меня пустят, видимо, после этих людей, так как в реанимации действует правило: только по одному посетителю.

Врач вышел и махнул рукой семейной паре.

-  Идемте, - но все же в дверях остановился, загораживая проход. - Выглядит неважно, но не пугайтесь. Жить будет. И так как это реанимация, здесь действуют особые правила, поэтому вы только посмотрите. Все вопросы обсудим уже здесь, за дверью.

Семейная пара выразила согласие, и прошла за врачом. Они отсутствовали несколько минут, в течение которых я то и дело перечитывала одну и ту же фразу, но так и не смогла понять смысл.

Наконец, сопровождаемые врачом, мужчина и женщина вышли. Из недр реанимационной послышался крик - медсестра звала врача, - и извинившись, он снова спрятался.

Родители Димы остались ждать.

***

Врач вернулся через полчаса. Что-то там у них случилось? Он открыл дверь и сразу же направился к семейной паре. Все врачи говорят тихими голосами, соблюдая правило конфиденциальности. Но все равно гулкое фойе разносило эхо. Я навострила ушки, при этом не отрывая взгляда от книги.

-  Что с ним?

-  Трудно сказать. У нас нет медэкспертизы. И все же, есть ощущение, что его избили. В большинстве своем внутренние органы не задеты, но пострадала печень. Является ли это следствием происшествия, сказать сейчас трудно.

-  Боже! - всхлипнула женщина.  Ее лицо было белым, как мел. Руки, держащиеся за свитер мужчины, дрожали. - Он будет жить?

-  Он в тяжелом состоянии, но все же стабилен. Динамика положительная, так что…

Я знала эту недоговоренность. Она означала, что на данный момент у парня все неплохо. Но никто не знает, что случится в следующую минуту. У него может внезапно отказать сердце, или открыться кровотечение… за несколько недель я услышала множество таких историй. К счастью, чаще всего все было хорошо. Но тем не менее, доктора не делали прогнозов, как вы понимаете, ради своей же безопасности. Как говорится, за прогнозами к богу.

-  Скажите, что необходимо? Может быть, лекарства? - спросил отец семейства.

Вообще-то, этот вопрос один из самых популярных.

-  Нет, лекарства не нужны. У больницы все есть. Сейчас только ждать. В данный момент мы собираем анализы и контролируем работу печени.

-  А эта трубка… Он на искусственном дыхании? - снова отец семейства.

-  Да, в данный момент на искусственном дыхании. Когда поступил, у него наблюдался недостаточный газообмен, соответственно, интоксикация. Последствия интоксикации удалось нивелировать. Но пока подержим на ИВЛ. До тех пор, пока легкие не заработают в полном объеме.

-  Боже! - снова повторила женщина.

Родители Димы помолчали, подыскивая вопросы. Так происходило с каждым у двери этого кабинета. Люди терялись, хотели знать все, но не знали, о чем спросить.

Врач тактично ждал.

-  Надо ли его перевозить? - задался вопросом отец.

-  Этот вопрос полностью в вашей компетенции. Если с точки зрения больничного оснащения - у нас есть все необходимое. Если же вы имеете предпочтения к какой-то конкретной больнице, то решать исключительно вам. Такое право у вас есть. Но надо понимать, что перевозка с ИВЛ нежелательна.

-  Я понял. Квалификация и лекарства имеются?

- Да. Как и в любой другой больнице.

Родители Димы выглядели удовлетворенными ответом. Так ли это или нет, неизвестно. 

У врача зазвонил телефон. Он ответил, отвернувшись в сторону: привычка конфиденциальности. Сказал короткое: “Да” и повесил трубку.

-  Извините, если вопросов больше нет, я должен идти.

-  Да, конечно… доктор, а мы можем прийти завтра? - женщина остановила врача в дверях.

- Само собой. В указанное время, - он указал на расписание, что висело на двери.

- Боже! - в третий раз сказала женщина.

Они с мужчиной снова обнялись, и она зашептала ему в грудь:

- Я ничего не поняла. Что он нам говорил. Я не поняла, как вообще так получилось? И что нам делать?

-  Пойдем, здесь мы сейчас бесполезны, - мужчина потихоньку повел супругу к выходу.

Спустя пять минут после их ухода выглянула медсестра и позвала меня.

Ура, наконец-то!



Ann Avarouz

Отредактировано: 15.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться