Наше завтра не наступит никогда

Размер шрифта: - +

Глава 11

Вот и настало тридцать первое декабря. Я думала, что пять дней пройдут в суматохе, но я делала все медленно, даже успела съездить к подруге, не так уж далеко живущей от меня, в гости.

Я поздравила ее, ее семью с наступающим новым годом. Она и ее семья дороги мне, как собственная, которой у меня уже нет чуть больше полугода. Они заменили мне семью, когда мне было плохо. Тетя Оксана навещала меня в психиатрической больнице, как и ее муж и дочь, которая является мне подругой.

Я праздную праздник всё-таки одна. К семье моей подруги, Марии, я не поеду, хоть они и приглашали. Я не хочу портить их семейную идиллию. Всё-таки Новый год — семейный праздник.

Сейчас я, сидя на диване, смотрю новогодние фильмы по телевизору. Лео пишет мне сообщения, говоря, что хочет оказаться рядом со мной, но не может, и я должна понять его. Я понимаю.

В холодильнике совершенно пусто, в магазин идти я не собираюсь. Я лучше посижу дома, в тепле. Хотя, мне кажется, что магазины уже не работают.

Ближе к вечеру, когда стало почти одиннадцать часов вечера, мне стало ужасно скучно. Я пересмотрела все фильмы, у меня болела голова от безделья.

Одевшись в платье красного цвета, я надела пальто и сапоги на высоком каблуке коричневого цвета. Расчесав волосы, наношу немного туши и румян, следом мажу губы нежно-красной помадой, почти схожую цветом с моими губами.

Выйдя на улицу, иду к соседнему подъезду. Настя написала Алисе, что ее предки свалили на дачу, оставив дочь одну. Странно, что она сама мне лично не сказала. Настя прекрасно знает, что я одна, что я могла бы составить ей компанию.

Зайдя в подъезд, поднимаюсь на второй этаж. Позвонив в Настин дверной звонок, жду, когда она откроет. Может она пошла погулять в парк, ведь там какая-то вечеринка, типа дискотеки?

Открыв дверь, Настя стоит на пороге в мужской рубашке, доходящей ей почти до колен, а на лице застыло удивление. Улыбаюсь ей и поздравляю с наступающим.

— Прости, видимо, я не вовремя, — извинившись, говорю я.

— Ничего страшного, все в порядке, — успокаивающе говорит она, пытаясь аккуратно закрыть входную дверь. Она прогоняет меня?

— Ну что ты так долго, а? — слышится до боли родной голос. Устремив взгляд за спину подруги, вижу Лео в полотенце. Лишь в полотенце!

Удар по сердцу. Такой удар, что от него осталась вмятина. Теперь эта рана ноет.

— Лео? — на глаза наворачиваются слезы. Я не должна плакать, не должна показывать слез. Настя была мне подругой, но теперь она причинила мне боль, предала меня, как и, собственно, он.

— Тина, ты не ... — дальше я слушать не стала. Хлопнув дверью, которой я явно случайно ударила Настю, хотя поделом ей, выбегаю из подъезда и бегу в ближайший ларек, чтобы купить себе выпить.

Кинув четыре тысячи на кассу, беру три бутылки вина и выхожу из супермаркета. Все ларьки закрыты, хотя я это и так знала, но один все-таки оказался открытым.

*** *** ***

Сидя на лавочке в парке, я пила вино прямо из бутылки. По моим щекам текли слезы обиды и разочарования. Зачем было встречаться со мной, если ему нравится Настя? Зачем нужно было делать мне больно? Чтобы оставить на сердце зияющую дыру, которая уже была?

Прикончив первую бутылку, открываю вторую и делаю три жадных глотка. Алкоголь растекается по моим венам, не давая мне замерзнуть в такую морозную ночь. Я сижу тут как бомж, у которого нет дома. Почему я не пошла домой?

Спустя нескольких минут в моей бутылке осталась лишь половина. Зачем глушить боль алкоголем? Выбросив бутылку в урну, стоящую рядом с лавочкой, облокачиваюсь на спинку и рукой начинаю массировать переносицу.

— Тина? — слышу мужской удивленный голос. Подняв заплаканные глаза на мужчину, вижу перед собой Андрея Михайловича. Вот только его мне сейчас не хватает! Почему он не с семьей?

— Что случилось? — спрашивает он, садясь рядом со мной.

— Ничего! Ясно? — вскрикиваю я и резко встаю. Голова закружилась и, если бы не сильные руки босса, я бы упала.

— Тина, что с тобой? — обеспокоенно спрашивает Андрей Михайлович, взяв меня на руки.

— Голова закружилась, — мямлю я, приобнимая босса одной рукой за шею. Кладу голову ему на мускулистую грудь и расслабленно выдыхаю. Так удобно и уютно, словно это мой дом.

— Я отвезу тебя домой, — говорит босс, целуя меня в лоб. Я прикрываю глаза и проваливаюсь в дремоту.

*** *** ***

Почувствовав какой-то толчок, медленно открываю глаза. Я не сразу поняла, где нахожусь. Я лежала на диване, а надо мной нависал босс.

— Ты проснулась, — выдохнул он с облегчением.

— Я выпила полторы бутылки вина, я спала, чего так переживать?

Приподнявшись на локтях, осматриваю помещение. Я лежала на черном кожаном диване, а рядом с ним стоял деревянный журнальный столик, судя по всему, он из темного дуба. Напротив дивана висела огромная плазма, на которой мелькала какая-то новогодняя передача. Надеюсь, что я все еще успеваю на бой курантов.

По бокам от дивана стояли черные кожаные кресла, а на них по одной белой подушке в форме круга. На журнальном столике стояла бутылка шампанского, два бокала и тарелка с фруктами. А этот Андрей Михайлович подготовился.

Под плазмой стоит тумбочка для телевизора. Дверцы ее стеклянные, поэтому могу заметить, что там находятся диски. На самой тумбочке стоит DVD и приставка. По-моему, я нахожусь у него дома. Да-да, эта мысль дошла до меня только сейчас!

— Сколько время? — спрашиваю я хриплым голосом.

— Одиннадцать часов пятьдесят одна минута, — осведомил он меня, смотря на наручные часы.

— Где ванная комната? — спрашиваю я. Я хочу встретить Новый год и неважно с кем, главное — встретить. Ведь говорят: «Как Новый год встретишь, так его и проведешь».



Yana Kobra

Отредактировано: 18.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться