Наше завтра не наступит никогда

Размер шрифта: - +

Глава 12

До дома я добралась на такси. Я чувствовала себя вымотанной, словно пробежала марафон. Плюхнувшись на кровать, я закрыла лицо руками и начала рыдать, рыдать навзрыд.

Чем я думала вчера? Он меня споил? Я кроме шампанского ничего не пила. Видимо, он подсыпал мне туда что-то, а затем затащил в постель. Боже, как мне стыдно!

*** *** ***

Проснулась я от звонка в дверь, разносившегося по всей квартире. Кое-как встав с постели, смотрю в зеркало. Глаза опухли от слез, а капилляры в них полопались, создавая кровавые полосы.

Открываю дверь и вижу на пороге Настю. Она выглядела отдохнувшей, свежей, готовой к работе. В то время как я — усталой и грустной.

— Привет, — шепчет она, переминаясь с ноги на ногу.

— Привет, — говорю я и пропускаю ее в дом. Со всеми этими проблемами я даже забыла о случае в воскресенье. Настя была, есть и будет моей подругой, несмотря на ее выходку.

— Я пришла поговорить, — садясь на диван, начинает Настя.

— Говори, я слушаю, — сажусь на диван рядом с ней и облокачиваюсь на спинку и устремляю взгляд на стенку.

— Я понимаю, что ты очень переживаешь по тому случаю в Новый год, но...

— Насть, благодаря этому случаю, я поняла, что не испытываю должных чувств к Лео. Это была лишь симпатия, которая прошла. Я люблю его, люблю как брата, не более. У меня другие проблемы, которые я хочу просто забыть.

— Что случилось?

— Я переспала с Дьяченко, — выпаливаю я.

Минут пять она молчала, пытаясь, наверно, вспомнить кто такой Дьяченко. И когда до нее доходит, она открывает рот.

— Офигеть!

— Нечего тут офигевать. Он ударил меня, а я сплю с ним. Хорош репертуарчик, ничего не скажешь! — разозлилась я.

— Ударил?

Я поведала ей всю историю — начиная со знакомства и заканчивая ударом по моей щеке. Я рассказывала все с большим волнением и злостью, поэтому постоянно жестикулировала руками. Настя слушала и не перебивала, да и зачем? Ее высказывания были бы ни к месту.

— Так. Если я правильно понимаю, то ты наехала на Дьяченко, а он не выдержал и ударил тебя, а потом ходил за тобой чуть меньше месяца и просил прощения?

— Да.

— Ну ты и дура!

— Попрошу без оскорблений! — возмутилась я. Что она себе позволяет?

— Да без них никуда! Сама посуди! Ты спровоцировала ни в чем не повинного мужика, так еще и нос воротишь!

В словах Насти был смысл, но через свою гордость я переступать никогда не умела.

— Насть, я все понимаю, просто моя гордость — это мой враг. Я не могу, да и вообще не умею переступать через нее. Он ударил меня и это важно. Если я буду постоянно его бесить, то он будет постоянно бить меня? Нет уж увольте! Такого я точно терпеть не стану.

— Он тогда просто погорячился. Ты назвала его бабником, под которым бывали все особи женского пола. Тина, я, конечно, все понимаю, но и ты пойми Андрея, он явно этого не хотел. Тебе же понравилась ночь с ним?

— Я не помню ничего, честно! Такое чувство, что он меня споил, а потом в постель затащил, — вздохнула я.

— Поговори с ним, а потом делай выводы. Не надо делать все не обдумав.

— Я поговорю с ним. Сегодня же, — уверенно сказала я.

*** *** ***

В квартире дверь мне никто не открыл, поэтому я отправилась в одно единственное место, где он может быть. В студию.

Я открываю парадные двери и вижу нашего охранника — Мишку. Он сидел, слегка ссутулившись на стуле; глаза прикрыты, и ресницы слегка трепетали, словно ему снился какой-то сон. На его форменной рубашке было пятно от его любимого маминого варенья — малинового.

Только я хотела сделать шаг, как Мишка вскочил и сразу потянулся к ружью. Увидев меня, парень удивился, а потом почесал затылок.

— Зачем же так пугать?

— Здравствуй, Мишка! Андрей Михайлович у себя? — с надеждой в голосе спросила я. Мишка сел на свое место и посмотрел в журнал, в котором расписываются все, кто пришел или ушел.

— Да, он у себя, — я выдохнула и, расписавшись, пошла к Андрею. Неуверенно я постучала в дверь и, услышав короткое «Войдите!», открыла дверь и вошла внутрь. Андрей не поднимал взгляда с бумаг, с которыми сейчас работал.

— Здравствуй, — прошептала я. Он поднял взгляд на меня, а потом резко встал. Я боялась его реакции на свои дальнейшие слова или действия.

— Тина.

— Я пришла поговорить.

— Я тебя слушаю.

— Когда я тебе сказала, чтобы мы забыли все, что между нами было, я имела в виду именно это, потому что думала, что Лео образумится, вернётся. Но с каждой минутой, проведенной в доме я даже не вспоминала о Лео, а думала лишь о тебе. Около часа назад ко мне приходила Настя, чтобы поговорить. Я простила ее и Лео, потому что поняла, что не любила его, это была лишь симпатия. Зачем мне обижаться на человека, которого не люблю, как парня? Я рассказала Насте всю сложившуюся ситуацию, и она помогла принять мне решение, которое с момента отъезда из твоей квартиры не покидало мою голову, — я секунду помолчала, а потом продолжила: — Андрей, я хочу попробовать начать с тобой встречаться и понять: люблю я тебя или же нет. Если ты не хочешь меня видеть, я пойму, правда. Только прошу простить меня за причиненную тебе боль.

Андрей стоял и молчал. Мне было не по себе от столь длительного молчания. Но вот он медленно подошёл ко мне и прижал к себе.

Я могла расценивать это как то, что он простил меня и согласился на мое условие.

— Тина, — прошептал он и поцеловал меня в губы. Его язык проскользнул внутрь и начал исследовать мой рот с такой пылкостью и страстью, с которой я еще не встречалась.



Yana Kobra

Отредактировано: 18.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться