Нашёлся, дорогой!

Размер шрифта: - +

Глава 6.

Оба с любопытством разглядывают друг друга. Зоя вздыхает, понимая, что смотрится пугалом, после стольких дней заключения и дикого образа жизни на этой планете. Во-первых, она исхудала, что ей совсем не идёт, во-вторых одета по-дурацки, да и короткие волосы, наверное, торчком торчат. Парень же был хорош собой. Просто лапа! Видный, светленький, весь такой ладный. Девчачья мечта.

— Как вы тут оказались, − решилась спросить она, просто так, скорее, от неловкости, даже не думая, что её могут понять.

Парень посмотрел ей в глаза, указательным пальцем постучал по виску и у Зои в голове, прозвучали слова.

— Я не понимаю вашего языка, говорите телепатически.

Она от неожиданности чуть не подавилась слюной. Настолько странно и непривычно ощущать в голове, как пропечатываются чужие слова. И что ей теперь делать? Она так не умеет.

Симпатяга ждал ответа, участливо смотря на женщину. Было видно, что она растеряна и напугана. Ему хотелось скорее узнать с какой она планеты, что тут делает и где её корабль. А ещё он беспокоился, успели ли засечь его товарищи, что он совершил посадку и нуждается в помощи.

Планета находилась в зоне ответственности учёных коалиции Альбы, созданной передовыми планетами. Когда-то их заинтересовал феномен смены цвета на поверхности, и они начали изучать его. Разобравшись, чем насыщается воздух, окрашивая его в своеобразный цвет, откуда берётся, куда девается, им стало интересно, для чего всё это происходит.

Обладая широкими возможностями, учёные значительно ускорили процесс эволюции на этой планете. В нынешнее время, далёкие потомки тех любопытных учёных, продолжают наблюдать за «планетой красок − Колор». (color - цвет) В отличие от предков, им уже есть за чем присматривать.

Суша заселилась несколькими видами существ, одни из которых поразили землянку крабообразным видом, их назвали Кубиксами. Они могли двигаться только, когда воздух планеты насыщался редким элементом красного цвета. Прозрачный воздух, идеально подошедший организму землянки, был нейтральным на Колоре и пока являлся пограничной чертой, между красным и жёлтым наполнением атмосферы.

В море царило бо́льшее разнообразие живых существ, но ни о какой разумности пока речи идти не могло. Исследователи гадали, существа какого светового периода через сотни тысяч лет, станут основной разумной формой жизни.

Были предположения, что ещё заполнится ниша с нейтральным периодом, где могут жить человекоподобные. Но для чистоты эксперимента Колор должен быть изолирован. Такие изолированные планеты не были большой редкостью в многотысячном сообществе вселенной. Причиной закрытости могли послужить смертельная опасность пребывания на планете для живых существ или разумность самой планеты, или ходатайство учёных коалиции Альбы.

Парень, быстро поняв, в чём будет состоять проблема в общении, вздохнув начал рассказывать.

— Я прохожу практику в группе Альбы, пишу диплом об этой планете. Сам я орионец. Моя задача была просмотреть последние данные, вывести кривую развития и подготовиться к новому сбору информации, который учёные устраивают раз в сто лет.

Зоя, услышав про «раз в сто лет» присвистнула. Ничего себе промежуток!

Студент, поняв по-своему её реакцию, стал объяснять, что планета изолирована, изучается долгие-долгие тысячелетия, а ему особенно интересно следить за красными элементами, впрочем, и жёлтые восхищают, которые предназначались для морских обитателей. Женщина не перебивала, слушала. Несмотря на то, что она многое здесь сама пережила, в рассказе парня всё выглядело фантастичнее, увлекательнее и интереснее. Наконец, молодой «человек» перешёл к обыденности, а именно к вопросу: «как он тут оказался».

— Был сигнал, что на Колор совершена несанкционированная посадка космического корабля. Пока наши решали, какой службе стоит лететь с проверкой, сигнал исчез. Снова разгорелись споры между спасателями, охраной и исследователями.

«Бюрократия неистребима», − с каким-то даже восторгом, подумала Зоя.

— Ну вот, пока они считали, кто, сколько вылетов делал, от этого зависит, кому в первую очередь будут внедрять технические новинки за счет государства, а это сразу привлечёт лучших работников… ну и так далее, вам, наверное, неинтересно. В общем, я сам взял и полетел. Катер стоял давно подготовленный, только сто лет назад не было информации о том, что Кубиксы плюются кислотой, способной разъедать стенки катера. Это сенсация!

Пришлось придержать воодушевлённого открытием парня, чтобы своими попытками подскочить он не испортил плот.

— Осторожнее! Да вы оптимист, самовольная отлучка, потеря служебного катера, а радости полные штаны, − покачала головой Зоя.

Студент замолчал, старательно прислушиваясь к речи женщины, но ни слова не понимая.

— Вы это держащееся на воде устройство сделали сами? − проявил наконец-то непосредственный интерес к обстоятельствам встречи молодой инопланетянин.

— Да, − кивнула землянка.

— А из чего? Можно мне посмотреть, не волнуйтесь, я аккуратно, − сразу предупредил парень, заметив, что соседка напряглась.

Студент, с видом профессора, откинул разложенное одеяло, белую ткань, поковырял пальцем скотч, постучал по палкам, огладил поплавки.

— Эти штуки от медицинских капсул! − воскликнул он, − а вот такую ткань мы давно не используем, − потёр между пальцев шерстяное одеяло и словно совершает открытие, произнёс.

— Вы врач!

Зоя попыталась уловить логику в размышлениях, но разве разберёшь какими неисповедимыми путями мужчины приходят к выводам, поэтому вздохнув, достала из разложенного в виде подушки рюкзака блокнотик, карандаш, и начала рисовать, как умела.

— Вот, смотрите, это летающая тарелка, − комментировала она вслух, просто потому, что ей так было удобно, − это похитители, видите, я их злыми нарисовала. А это, несчастная, обиженная женщина, я.



Юлия Меллер

Отредактировано: 07.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться