Наших 40 дней

Размер шрифта: - +

Глава 4.

  Когда на небе солнце сменила луна, я вышел из могилы и огляделся. На кладбище было тихо и спокойно, лишь угуканье совы иногда нарушал эту тишину. Я все еще помнил наш разговор с Эприл и хотел продолжить его. Я посмотрел в сторону, где находилась ее могила, и направился туда в надежде, что девушка скоро выйдет из нее. Когда я оказался на месте, стал тихим и робким голосом звать ее, устремив свой взгляд на ее фото, но как назло ничего не происходило – Эприл не выходила из своего «домика». Решив, что все тщетно, я развернулся и отошел от могилы, отправившись на свое место. 
- Райдер,- позвал меня голос сзади.
  Я быстро обернулся и увидел идущую за мной Эприл. 
- Ты звал меня? – спросила она и остановилась.
- Да, я хотел, чтобы ты рассказала о себе, о том, как ты умерла,- ответил я и повернулся к ней лицом. 
- Ясно,- ответила девушка и опустила глаза на землю.- Неужели для тебя так важно узнать это?
- Мне очень интересно.
- Тогда пойдем на твое место,- Эприл двинулась с места и прошла мимо меня будто знала «мое место» лучше меня самого. 
Когда мы оказались возле обрыва и дерева, я посмотрел на ночной город. Стандлер как всегда светился разными огнями, которые меня так манили. Я готов был вечность смотреть на него, но Эприл окликнув меня, дала понять, что она готова начать свой рассказ. 
Я сел рядом с ней на дерево и приготовился слушать, внимательно посмотрев на нее. 
- Когда я была еще живой, то была влюблена в одного парня из нашей школы,- начала девушка,- он на год старше меня и поэтому я не сразу смогла познакомиться с ним, пришлось подключать знакомых из его класса. 
Я слушал ее, иногда поглядывая на небо и представляя себе этого парня. В моей голове он выглядел высоким, стройным блондином или брюнетом, на которого все девчонки вешались. К примеру как тот, с котором сейчас была Маргарет. Этого «плейбоя» зовут Джой, и как я говорил, он спортсмен в нашей школе. 
- Я не знала, как к нему найти подход, как понравиться,- продолжала Эприл.- Подругам выносила мозги, часто ревела из-за него, а он все никак не обращал на меня внимания!  Я решилась на ужасный поступок, когда увидела его с другой девушкой. Мне просто снесло крышу!
- Так,- я сосредоточился на ее словах, будто ожидая чего-то необыкновенного. Словно мне сейчас откроют тайну Вселенной. 
- …Я решила выброситься из окна своего девятиэтажного дома,- сказала, наконец, девушка. – Я как раз жила на седьмом. Но когда я хотела остановиться, было уже поздно.
   Я нахмурился.
- Я тогда не представляла жизнь без него,- продолжила Эприл, и на ее щеках могли бы сейчас появиться слезы, но на лицо она была лишь расстроенной. – Я поступила как последняя дура!  
- И?  
- Когда я встала на подоконник и готова была спрыгнуть, позвонила мама, и я от неожиданности вздрогнула, очнулась, поскользнулась и…
  Она резко замолчала, опустив глаза вниз. Ей не надо было договаривать, я и без того все понял. Мне захотелось обнять ее, утешить, но я не знал как. Прежде мне не доставалось возможности как-то поддерживать других. Я растерялся. 
- Я такая дура! – повысила голос сказала она.- Я столько боли доставила своим близким и родным из-за какого-то придурка! 
- Эприл,- сказал я, прорезав голос.- Ты хотела любви…
- И что? – перебила она меня, посмотрев прямо в глаза.- И чего я в итоге добилась? Мама думает, что это она во всем виновата, а виновна я!
Ее последние слова врезались в мое сознание. Теперь я понял, что мы так похожи – я тоже винил себя за свою смерть, в то время как винили себя за нее мои родные. 
- Ладно,- пришла в себя девушка,- что было того не вернешь. Прошлое не в нашей власти. Надо извлекать из него только уроки, а не пытаться изменить его. 
- Ты права,- ответил я,- но у нас нет будущего, где бы эти уроки пригодились бы.
Эприл тяжело вздохнула. Затем она подняла голову на небо и сказала: «Это моя большая ошибка. Я сама себя его лишила». Я сжал губы и посмотрел на город. Мне нечего было ей ответить. 
    Посидев так минут десять, девушка встала и направилась обратно на кладбище. Я вопросительно посмотрел на нее, ожидая объяснений, но она даже не оглянулась. Вмиг мне стало жаль, что я вынудил ее поднять пыль со дна и этим же причинил ей боль. Мне ничего не оставалось, как тоже уйти: я поднялся с дерева и, засунув руки в карманы своей толстовки, я зашагал к своей могиле. 



Агнес Вернар

Отредактировано: 02.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться