Наследие и Наследники2: Поход

Размер шрифта: - +

глава пятая: Арбитр

 

      Через двенадцать дней после "странных суток", когда была разгромлена вся столичная инквизиция империи, раскрыты предатели в окружении министра Дезидерия и совершено нападение на наследника Лиутпранда - главному имперскому министру доложили что армия яростных кельриков наконец прибыла, и стала лагерем примерно в четырёх часах хода от того места, где выкопали вал, между двумя близко сходящимися реками что протекали через столицу.
    Было очевидно что именно через данное, казавшееся самым легкопреодолимым, препятствие -  Великий инквизитор Корсо и поведёт в первую очередь своё фанатичное воинство.
    Дезидерий приказал Тарасию и Анулону срочно вызвать и привести во дворец Клотта, и начать готовить тексты сообщений для инквизиторов от этого, многократно перевербованного, своего агента. 
  Странно, но с приходом кельриков под стены города, прежней уверенности в скорой победе у министра уже не было и в помине: Дезидерий ощущал постоянный страх и регулярно, в мыслях, прокручивал события последних дней и клял себя последними словами за то что упустил момент или не сделал достаточно хорошо какие приготовления к противостоянию, хотя было удачным время и возможности позволяли.
   Согласно донесениям наблюдателей из числа имперцев, армия, прибывшая из Кельрики - состояла примерно из тридцати пяти тысяч пехотинцев с алебардами, копьями и пиками, протазанами, мечами, топориками, булавами и прочим подобным. Было ещё три тысячи метателей дротиков и около пяти тысяч арбалетчиков и лучников, также с ними находился отряд в тысячу стрелков из ручных бомбард.
   Кавалерии было не менее одиннадцати тысяч, скорее даже больше: три тысячи одной только латной, полностью закованной в доспехи, вместе с конями. Втрое больше тех, кого принято было называть как “оруженосцы”, так и вооружённые люди господ или кавалеристы кнехты - одетые в кольчуги и шлемы воины, что уступали по экипировке и подготовке знати, но могли быть опасны в ударе общей плотной массы кавалерии идущей на прорыв тараном, “головой бешенного секача”. Ещё находилось около тысячи конных метателей дротиков и стрелков из лёгких, кавалерийских арбалетов.
  Бомбард, в войске южного вице-королевства, было не менее двадцати пяти, но их размеры пока что точно не были известны, так же как и запасы пороха, что с собой привёз наследник Амвросий.
   Дезидерий знал что в Кельрике куют отличнейшие доспехи и ручное холодное оружие, но тамошние оружейники слабо пока могли производить бомбарды и порох к нему, и чаще закупали эти военные новшества в Уммланде, провинции, что считалась инженерным центром империи. 
   Кельрики были славны в рукопашных схватках, но явно слабо вели осады и штурмы крепостей или длительные полевые перестрелки из бомбар или требюше, что неоднократно становилось причиной их поражений.
   По словам наблюдателей, кельрики явно не ожидали что их противники так быстро перегородят все подступы к столице и сейчас, выезжая на разведку, офицеры противника всё чаще показывают следы немалого изумления на своих лицах и даже некоторое смущение. Они не предполагали что придётся прорываться через столько препятствий и это ещё до того, как подойти непосредственно к длинным  крепостным стенам города, считающегося самым защищённым из полисов империи!
  --Правда, Великий инквизитор обещает свои людям, что “брюхачи”- смогут решить их проблемы и они скоро проникнут в... - сообщал Тарасий своему господину, министру Дезидерию, на утреннем докладе в тот день, когда армия Амвросия и Корсо уже провела ночь в полевом лагере близ столицы и явно готовилась к скорому первому штурму.
--Кто? Что за идиотское название? Вы специально там сами придумываете всё подряд, что в голову взбредёт, от выпитого? - разгневался министр на своего доверенного секретаря. - Лучше бы поторопили подготовку сообщений для Корсо, от Клотта!
--Готовим мой господин, но следует всё тщательно и выверенно проверить и продумать - у инквизиции хорошие аналитики и ошибка в донесении...
-Ладно, ладно... - недовольно бурча министр махнул рукой. - Что за “брюхачи”, кто это?
  Оказалось, что у кельриков есть отряд фанатиков инквизиторов или служек при инквизиции, особо яростных в Солнечной Вере, которые идут в атаку с небольшими бочонками пороха на животах: они поджигают лучиной бочёнок на себе и подрываются вместе с врагами, поражая противника в поле мелкими камнями, размещёнными в мешках вокруг бочонка или уничтожая определёное укрепление, которое не смогли сокрушить орудиями бомбардиры.
--Святое Светило! Полоумный Корсо и до такого додумался?! - Вот же идиотик... - Дезидерий мрачнел, так как всё сильнее опасался что недостаточно подготовился к атаке прибывшей армии кельриков и всё явственнее сомневался в упорстве в обороне своей собственной, точнее имперской и отрядов троих наследников, боевой силы.
   Однако Тарасий его успокоил, сказав что в лагере врага сейчас происходят жаркие споры,  где размещать подобных бойцов: с ними вместе никто не хочет соседствовать и остальные кельрики хотят что бы они располагались вне стен их лагеря, где подальше. 
    Есть слухи что “брюхачи” бесятся, ибо среди них много людей неуравновешенных и грозятся перебить своих неблагодарных товарищей. Уже были потасовки по этому поводу.
   Остальные кельрики напоминали Корсо как часто, дергающиеся в религиозном экстазе “брюхачи” - раньше времени осуществляли подрыв зарядов бывших на них и погибало много самих кельриков, стоявших вокруг данных бойцов, и говорили что пользы от таких балбесов, в бою, нет почти никакой - зато рядом с ними стоять в строю, когда “брюхачи” исходят пеной и вопят дурными голосами в ожидании своей мученической смерти за Светило, сжимая лучину и тыча её где попало по бочёнку с порохом, страшно даже самым опытным из ветеранов!
   После недавнего взрыва, произошедшего прямо на марше, когда армия Кельрики рвалась к столице - погибло около двадцати человек: увидевший непонятных всадников “брюхач”, без приказа бросился к телегам с порохом и отталкивая интендантов, самостоятельно набил себе порошком горшок, когда же его попытались остановить инквизиторы, посланные командирами, он вырвался от них и бормоча проклятия себе под нос в адрес предателей и еретиков отступников, стал, убегая, петлять вдоль маршевой колоны. 
  Вскоре его догнали, но он успел где то заполучить в свою собственность слегка тлеющий факел и пока ему орали приказ что бы сдал порох и вернулся на своё место в походном порядке, он выбил восковую крышку с горшка и сунул туда факел...
    Стоящих рядом людей взрывной волной отбросило и ударило о телеги и повозки, отчего многие  погибли немедля.
     Началась паника с суматохой, так как часть бойцов кельриков, бывших возле эпицентра взрыва, начала голосить что их обстреливают из бомбард бомбами и что пора строиться в боевые построения, отражать атаку врага что неожиданно напал на колонну. 
    Пока выясняли что да как, убирали раненных и погибших, строили маршевую колонну внове - прошёл день. Пришлось задержаться почти на сутки, что бы восстановить порядок и отправить раненных в госпитали.
   Теперь порох находится под охраной гвардейцев, из числа бойцов инквизиции, и едет в начале походного порядка, а “брюхачи”, вместе с инквизиторами проповедниками - шкандыбают чуть не в самом конце армии кельриков. Что бы раньше схватки им не повстречаться со взрыв порошком.
--По данным наших разведчиков, что обходят лагерь прибывших южан, когда есть такая возможность - недавно произошёл новый конфликт! - сообщил министру секретарь Тарасий.
--Любопытно.
--Строевики армии Корсо и Амвросия отказываются выдвигаться в одном отряде вместе с “брюхачами” и требуют, что бы тех использовали отдельно от основных бойцов, на расстоянии  не менее пяти минут быстрого бега, от прочих кельриков! Это сильно обидело подрывников-фанатиков и они, по слухам от наших наблюдателей, что находятся сейчас при лагере кельриков, заявили что пойдут в бой лишь как ранее всегда выступали - в строю наравне вместе со всеми, так как не желают быть словно прокажённые, даже среди своих!
--Ахахаха! Узнаю уровень организации Корсо, он умеет найти полудурков для своей свиты!
--Да, господин! Наблюдатели также говорят что случился небольшой бунт среди сейчас всем недовольных “брюхачей”, когда их попытались выгнать прочь, за стены лагеря армии кельриков, на отдельные, дальние, позиции расположения полевых палаток и один из наиболее упоротых из них – бросился, в качестве протеста новому статусу их отряда, с горящим факелом прямо к телеге с порохом. Его застрелили арбалетчики, но тогда  товарищи убитого фанатика попытались повторить манёвр первопрохзодца и отомстить за него неблагодарным соучастникам в походе. Часть “брюхачей” перебита, большая - арестована. Есть сильные сомнения что они будут участвовать в нападениях на нас и в полевых сражениях, скорее при попытке сделать бреши в стене столицы или каких замков.
--Хоть что приятное! Я, признаюсь, немного опасался настолько фанатичных сторонников Солнца, среди наших врагов. Хорошо что именно так всё получилось с этими “бочкопузиками”... Теперь: как насчёт проверенной связи Клотта с Корсо? Пора уже давать чёткие подсказки нашим оппонентам, где и как именно им следует атаковать отряды верных империи наследников: сдайте пару позиций нашего войска, точнее, лишь отрядов наследникв, заманите кельриков поглубже в нашу оборону и пускай они и прочие провинциалы делают дырки в телах дрг друга, пока мы, из столицы,  спокойно станем наблюдать за этой схваткой местечковых баранов!
--Боюсь, что Корсо и Амвросию кажется, что именно преодолев земляной вал между реками, они скорее всего подберутся к городу. Лезть в атаку на бастиды и форты, с иных концов столичного города, они пока что явно не желают.
--Хоть так! Какие планы по Клотту и его сообщениям для кельриков?
--Всё как и планировали ранее: три сообщения с разницей в пару часов. Мы дадим точное указание расположения и численности сил отрядов наследников, участвующих в обороне, опишем орудийные позиции и какие именно бомбарды там стоят, и посоветуем, как можно будет гарантированно прорвать инженерные сооружения на определённых участках - думаю для наследников, обороняющих столицу, это будет шок! Амвросий быстро прорвётся к стенам столицы через отряды своих братьев, которые мы подставим под удар его яростных и безмозгло фанатичных кельрикоа - но при этом увязнет в схватках с прочими значительно более многочисленными провинциалами и станет нашей лёгкой добычей, в случае общей контратаки силами подконтрольных Вам имперцев. Остальные трое вице-королей, явно не ожидают что кельрики могут быть настолько хорошо осведомлены об их позициях и окажутся шокированны, когда бойцы Корсо, после нашего уведомления его “письмами Клотта”, начнут атаковать самые слабые позиции обороны, обходя замаскированные “гнёзда” с вертлёжными бомбардами, коих понатыкали немало!
--Почему три письма... и все сегодня? - уловил главное, в речи своего секретаря, Дезидерий. - Не перебор? Может лучше отправлять сообщения раз в два дня и одно? Выглядит как то подозрительно...
--У нас нет точного канала отправки данных, так как дураки Анулон и Феофилакт - многих важных инквизиторов просто перебили, вместо того что бы пленить и допросить...
--Идиоты! Или предатели... - констатировал министр, соглашаясь в этом вопросе с Тарасием.
--Есть что есть: Клотт сообщил, что Корсо им с Микой, ранее предложил связь по реке, отправлять специальные деревянные чушки, со свинцом для веса в них и промасленными кожаными мешочками, для свитков. К тому же говорили и об голубях - но точности с ними нет. Клотт говорит что Корсо требовал, что бы они с Микой отправляли сообщения вместе, но потом, в приватной беседе - требовал отчётов и лишь от него. Клотт уверен что и Мика получал такие же указания. Видимо хитрозадый инквизитор надеялся стравить нашу продажную пару и с помощью дублированных сообщений искать их обман. Посему мы решили что художники, из мастерской Брейхеля, подделывают сообщения почерком Мики и по шифрам, что выдали ему инквизиторы, а Клотт - будет при мне шифровать свою и "общую", от них обеих, части посланий. Одно сообщение отправим по реке,  в сторону лагеря кельриков, одно - с помощью голубя, найденного среди почтовых голубей убитого старшего рыцаря-инквизитора столицы и ещё одно - просто выстрелит из лука прикреплённой к стреле запиской, в лагерь кельриков, один из наших агентов. Примерно все они будут об одном и том же, странно, если Мика и Клотт будут сильно разнить свои сообщения.
--Допустим... - пробрмотал Дезидерий. - Какие дальнейшие действия?
--Если кельрики послушают наших советов, в донесениях “от агентуры в столице” и будут атаковать где мы указывали - станем увеличивать количество данных для Корсо и Амвросия. Если что не так пойдёт, просто перестанем их отсылать и будем смотреть по обстоятельствам.
--Я не об этом! - разозлился министр. - Что, кроме игры в подложные данные, у нас есть?
--Там всё в порядке! - горячо уверил секретарь своего господина. - Кельрики вприпрыжку маршируют в устроенную им нами ловушку и благодаря тупому упрямству своих лидеров, и собственному фанатизму, прорвав оборону наследников и обескровив их - они сами падут под стенами столичного города от ударов свежих имперских частей, стоящих в резерве, что будут находиться, в момент решительного наступления, под вашим мудрым руководством...
--Светило нам в помощь...
--Постараемся подставить всех наследников на прямые схватки, в первых рядах своих отрядов и, как это нередко бывает в подобных битвах, славную скорую смерть... В бою! Можно отправить провокаторов болтунов, что станут кричать, из за спин воинов кандидатов на трон, что их дед так воевал и побеждал. Можно найти дев искусительниц, что отдадут свою честь лишь гордому победителю в битве... Можно какую песню на пиру вовремя исполнить, о подвигах полководцев, что "своею рукою разили" и тому подобную глупость.
--Просто великолепно!
   Главный имперский министр и его доверенный секретарь вскоре расстались сразу после  сего разговора: Дезидерий отправился на совет, с командиром императорской гвардии Магинарием Имерием, а Тарасий - в обширный дом на окраине столицы, где сейчас содержался под охраной Клотт, и откуда и будут присылать сообщения в стан врага, для того что бы сподобить кельриков на первоначальные победы над отрядами остальных наследников, и дальнейшую гибель, уже и лишь от рук самого “престолодержателя”.
   В этом, с виду неприметном, доме - уже расположился штаб, состоявший из десятка минардов для охраны, пяти художников, что должны были как можно скорее подделывать почерки или творить схемы и рисунки укреплений, если понадобится, несколько служек для хозяйственных работ и трое “безотказных дам”, которых выпросил себе Клотт, для снятия нервного напряжения последних дней. Так как министр был не против - ему их предоставили.
   Во время начала основной работы служек и женщин отправили в город, за покупками и собирать слухи, а сами: минарды, художники и Тарасий с Клоттом - начали составлять черновой вариант первых сообщений, для Великого инквизитора Корсо.
   Примерный план сообщений для Корсо был таков: Клотт пишет о том, что штабы инквизиции в столице всё ещё действуют, так как наследники и Дезидерий устрашились поднять руку на столь могущественную организацию, но за ними плотный контроль и внимание, и они, находясь под постоянным наблюдением, не могут сами присылать писем к своему руководителю. 
    А вот Клотт, как доверенное лицо нглавного имперского министра Дезидерия - вне подозрений и готов отправлять донесения и от указанных, господином Великим инквизитором, людей, на которые тот ему укажет в ответных записках и от себя.
     В городе есть возможность подкупить часть стражи на воротах, так как там всё ещё обычная городская стража стоит и пока наследники со своими отрядами находятся вне стен столицы - она гуляет и веселится, словно бы и бед не знает! 
  Таковым было сообщение, условно подписанное как от обоих перевербованных агентов,  министра Дезидерия, Клотта и Мика.
   Записка с подписью лишь Клотта, гласила: “Обошёл сегодня, в составе группы людей Дезидерия, укрепления близ города. Варианты прорыва есть везде! Земляной вал, между реками, можно обойти по воде: на плотах, бурдюках, лодках и пока первая штурмовая группа с воды начнёт свою внезапную атаку на ничего не подозревающих посты на валу, основная армия кельриков может атаковать вдоль самого оборонительного сооружения. Шанс на успех весьма велик! Городки и форты, что прикрывают столицу чуть севернее рек - также плохо укреплены и на них, минимум на половину, так и не успели поставить полноценных новых орудий. Если атаковать вначале  бастиду Оленя, а вслед ей бастиду Шмеля – можно, почти без сопротивления, захватить эти укрепления и выйти с тыла к форту Ромба, у которого есть орудия на стенах и валах, лишь с трёх сторон. Его можно захватить с незащищённой артиллерий стороны и уже имея эти три укрепления за собой - продолжать наращивать давление в сторону стен столицы. Уверен, что отряды всяких там ромлеян, гарданцев и уммландцев - просто разбегутся перед мощью и доблестью воинов из Кельрики, особенно, при внезапном захвате земляного вала между реками, или указанных мною выше укреплений.”
   Третью записку, условно посланную уже убитым агентом Микой, решили также посвятить прорыву обороны. В ней Тарасий и Клотт, с помощью приданных им художников мастера Брейхеля, писали почерком Мики, следующее: деревянные разборные башни, на земляном валу между реками, слабы и если напасть на них с реки, то возможен скорый захват. 
     Там можно укрепиться отрядом штурмовиков с арбалетчиками при них и вести обстрел отрядов,  обороняющихся за валом, с высоты. Можно просто сжечь данные башни или взорвать - они хороши лишь при отражении атак пехоты, но совершенно не устоят против обстрелов, даже обыкновенными примитивными горящими стрелами со смолой и сеном. 
   Далее, условный “Мика” писал, что внутри столицы назревают бунты против еретиков наследников и совершенно впавшего в леность и глупость главного имперского министра, который из императорского дворца и носа не кажет, так он всего страшится, и если Великий инквизитор Корсо и вице король Кельрики Амвросий поторопятся и совершат внезапную мощную атаку с минимальной подготовкой, то шанс на то что в городе им откроют ворота - просто огромен! Инквизиторы в столице ждут лишь возможности идти на соединение, со штурмующими полис, братскими им частями из Кельрики...
   Далее, покойный ныне Мика, в нескольких строчках описывал пьянство и панику в рядах противников кельриков и сообщал что оборона всюду крайне слаба, и хватит лишь одного, по настоящему решительного удара, что бы она развалилась на части и отряды верные Корсо и Амвросию - могли бы приступить к захвату постов на воротах столицы и отпиранию данных ворот.
     Полученные записки решено было отправить тремя, ранее подготовленными, способами доставки: голубями, из захваченных птиц убитого ранее при облаве, рыцаря-инквизитора. Небольшим, напоминающим игрушечное судно, бруском, с полостью для кожаного мешка внутри и выстрелом стрелы из лука, с привязанной, к данной почтовой стреле, запиской.
   Если осторожно опустить вечером брусок в воду в указанном ранее Корсо месте и направить его по течению, что не представляло труда, то шанс на его обнаружение и получение сообщения тому кому оно предназначалось - казалось весьма спорным. Но как вариант решено было его всё же испробовать, ибо Великий инквизитор уверял что в определённом месте вблизи столицы, существует постоянный пост инквизиции и он обязательно выловит всё похожее на плывущее полено, так как многие аганты инквизиции таким образом ведут переписку со своими кураторами.
   Часть минардов, переодевшись рыбаками, получила груз и подробные указания от Тарасия, и отправились в столичный речной порт, дабы скинуть в указанном месте выданное им деревянное “письмо”.
   Самыми вероятными казались варианты с голубем и стрелой. Но если птицу можно было, тем же тёмным вечером, тайно выпустить за городские стены, не привлекая ничьего внимания, то стрелять должен был проверенный человек, который бы не попался с такой странной запиской в руки патрулей оборонявших город и мог бы точно закинуть, на видимое место где его легко обнаружить, послание в лагерь Кельрики.
   Решили следующим образом: отряд минардов совершит обход позиций линии обороны столицы, вместе с наблюдателями из числа разведчиков гвардии и когда немного отстанут от гвардейцев, произведут выстрел куда в центр лагеря кельриков из длинного лука. Дальнейшее их не касается.
   Тарасий, отдав распоряжения по поводу доставки посланий, приказал охране тщательнее следить за Клоттом, а сам направился в императорский дворец сообщить Дезидерию о том что его поручение выполнено и следует смотреть на происходящее у стен столицы: если кельрики пойдут  по подсказанным им маршрутам и сомнут отряды наследников, бывших в первой линии обороны - связь с ними есть и ею следует пользоваться в дальнейшем, если же нет, значит предстоит налаживать иные способы доставки сообщений.
   Прибыв во дворец и сообщив министру что проделал и каковы ожидания, Тарасий узнал от того, что пока что всё хорошо и кельрики прощупывают позиции обороны имперцев небольшими конными разъездами и ночью - пешими бойцами с дротиками, отличными разведчиками и диверсантами в холмистой Кельрике. 
  Основным направлением атаки армии Великого инквизитора и наследника Амвросия, будет скорее всего всё же Земляной вал, между реками, как самый, кажущийся слабым, с точки зрения обороны и по причине того, что артиллерию на самом валу установить не смогли и она располагается в середине дистанции, между отрядом обороняющим вал и самим данным заграждением.
--Похоже всё идёт неплохо! - проговорил министр и весело потирая руки, пригласил своего секретаря разделить с ним ужин. 
    День был напряжённым, но так как полноценного штурма пока что не ожидалось, следовало по возможности плотно поесть, наслаждаясь оставшимися часами покоя и умиротворения, перед нервотрёпкой ближайших дней.
   Однако трапеза была прервана самым бесцеремонным образом: вначале, в кабинеты где трапезничали Дезидерий и Тарасий, ворвался разгорячённый командир императорской гвардии Магинарий Имерий и стал громким шёпотом говорить главному имперскому министру, что в городе есть огромное подполье инквизиторов и вскоре они собираются открыть врагам ворота в столицу и сдать город Корсо!
  Далее, командир императорской гвардии, рассказал слушавшим его с нескрываемым вниманием, министру и секретарю, что его люди, которые регулярно патрулируют реки  протекающие через столичный город, и отслеживают подозрительных людей на них - увидели как группа непонятных рыбаков спустила некий предмет, похожий на детский кораблик и не где нибудь, а именно в месте где течение при выходе реки из города ускоряется, и направляет суда в сторону Земляного вала и, что главное, чуть далее, расположенного там же, лагеря прибывших кельриков.
--Мои люди погнались: как за данным корабликом, на лодке, так и второй лодкой с отправителями - стали преследовать таких, показавшихся им странными, рыбаков.
--И что?! - чуть не хором спросили, затаив дыхание, собеседники Магинария Имерия.
--Чурбачок мы вытащили, но проклятые отправители, чёртовы инквизиторишки - куда запропастились, словно бы провалились под землю! - посетовал командир Магинарий Имерий.
-Ай, ай, ай... - облегчённо посочувствовал ему министр Дезидерий.
--Да... - продолжал Магинарий Имерий. - Но сообщения что мы обнаружили в деревяшке - невероятны! Город буквально нашпигован агентами инквизиции, как свинные колбасы - салом! Они повсюду и неплохо разбираются в наших защитных сооружениях, и знают где и как именно расположены какие отряды! Невероятно, но факт! Предлагают захватить кельрикам часть небольших укреплений, среди той стороны, что прикрывают форты, бастиды и малые городки, причём, что немаловажно - толково предлагают сокрушить часть из них и создать плацдарм для полноценного наступления на столицу! Они знают почти все наши слабые стороны вне стен столицы!
--И что вы? - участливо спросил Тарасий, немного начиная дрожать частями своего тела под столом.
--Отправил гвардейцев на усиление и предупреждение тамошних гарнизонов. Выделил стрелков из арбалетов и ручных бомбард: если там будет прорыв, они смогут задержать на пару часов! Но сейчас ночь и полноценную помощь прислать мы им не сможем...
--Всё?
--Нет! Отправил людей к Земляному валу, между рек. Агентура инквизиции предлагала атаковать по воде, посты у боковых разборных деревянных башен и внезапной ночной вылазкой начать схватку, внаглую, если быстро захватить с тыла сам вал - это был бы страшнейший удар по нам!
--Верно, верно... - бормотал Дезидерий. Потом украдкой бросил странный, злобно подозрительный, взгляд на Тарасия, словно подозревая того в чём то и уже совершенно спокойно поинтересовался у командира гвардейцев. - А что, сообщения агентуры Корсо разве не шифровались кодами, вот прямо обычным текстом и были внаписаны?
--Ну... - Слегка сбавил скорость своей речи Магинарий Имерий, сообразив к чему клонит “престолодержатель”. - Вообще то нет, с шифрами конечно же было письмо. А что?
--Чудеса! А когда вы перехватили сообщения?
--Около полутора часов назад...
--И смогли за столь короткое время понять шифр, используемый инквизицией?! - выдохнули разом, выпучив глаза, министр и его секретарь. - Вы это хотите сказать? Настолько слабы они были, что понять, как читать подобные письма религиозной полции империи - не составило вам большого труда?!
--Ну... - опять немного замялся Магинарий Имерий. - Вообще то у нас, императорской гвардии, ещё при покойном правителе, были службы что вели сбор данных о новых кодировках среди всех организаций империи или высокой знати, а инквизиция довольно редко меняет свои шифры, в среднем раз в три года. Ещё около года до новой смены и мы, имея негласно у себя варианты чтения, просто подобрали нужный вариант. Шифры, в принципе, при покойном правителе всегда у нас в императорском дворце были...
--Ага... - что то просчитав в уме сказал министр. Это оказалось для него неприятной новостью. Даже будучи доверенным лицом умершего императора, он слышал о подобных базах шифров у императорской гвардии в первый раз.
   Пока Магинарий Имерий продолжал рассказывать о том, что смогли узнать его люди из перехваченного сообщения, заскочил слуга и сообщил что первый министр Уммланда,  Тудджерри, прибыл во дворец и требует немедленной ауедиенции с главным имперским министром.
   Командир гвардии извинился и вышел, а сразу же после него в кабинет вскочил багровый,  вспотевший, в большом беспокойстве, богатейший банкир империи, Тудджерри.
   Перед своим уходом, Магинарий Имерий сказал что станет собирать своих людей и попытается прочесать район у речного порта, и найти хоть какие зацепки на странных отправителей сообщений.
   Тудджерри, увидев что лишь Дезидерий остался в кабинете, а все остальные включая Тарасия покинули его, завопил: “Измена! В городе полно шпионов инквизиции и они - повсюду: на наших позициях, возле столицы и в ней самой! Готовится захват городских ворот и прорыв кельриков сквозь нашу оборону! Срочно надо действовать!”
   Дезидерий мысленно проклиная своих тупоголовых секретарей, вслух же попросил уммландца рассказать что именно случилось.
  А произошло следующее: оказывается, в Уммланде есть люди что специально отслеживают подозрительных птиц, люди с хорошим зрением и, что немаловажно - вооружённые специальными трубами с различными обработанными стёклами, что приближают объекты. Если они лишь подозревают, что голобь или кто ещё, может нести на себе некий груз, его стараются сбить выстрелом из арбалета или ручной бомбарды, заряженной кусочками рубленного металла. Это крайне сложная работа и стрелки подобной службы получают впятеро более арбалетчиков из числа телохранителей самого наследника Лиутпранда.
   Голубь, со вторым сообщением от Тарасия, пролетал как раз над позициями где располагались "следящие" из вице королевства наследника Уммланда и те, заподозрив неладное в одиноком ночном голубе, при свете ярчайшей нынешней Луны, смогли его сбить с помощью нескольких десятков выстрелов из луков и арбалетов, а также пяти малых бомбард. 
    Результат шокировал как самого Лиутпранда, так и его первого министра.
--Они знают всё! Как проникнуть сквозь наши укрепления, где расположены ворота что плохо охраняются – всё! - вопил Тудджерри заламывая руки. - Это предательство! Среди нас есть негодяи, которые...
--Сообщение, как вы их расшифровали? - кисло осведомился Дезидерий.
--Что?!
--Письмо было прямым текстом написано, или всё же шифром инквизиции?
--Хм... Шифром.
--И за сколько вы его смогли подобрать?
--Какое это имеет значение?!
--Господин Тудджерри, я ведь могу подозревать и вас, как человека, поразительно быстро “щёлкающего” шифры наших врагов! - наставительно проговорил Дезидерий. - И тогда ваше выступление сейчас, скорее работа актёра подмостков, чем...
--Не говорите глупости, господин “престолодержатель”! - несколько нервно махнул рукой Тудджерри, но всё же хитро улыбнулся.
--И всё же - откуда такие познания? - допытывался Дезидерий.
--У банкиров много друзей и среди проигравшихся, в различные игры на деньги, инквизиторов, также. Общие дела, то да сё. Помощь, солидными суммами выйти из сложного полжения, в обмен на информацию.
--Вы предлагали, некоторым из выживших инквизиторов в столице, что ускользнули от моих людей – гарантировали им безопасность в своём особняке, в случае помощи в устройстве переговоров с Корсо?
--Ну что вы!
--Ладно! Верю... - отмахнулся министр с видом что и так ему всё ясно. - Сейчас же начнём новую проверку и облавы, и  если что, постараемся ликвидировать измену в зародыше... Я принял к сведению, благодарю!
    Тудджерри далее сообщил что уммландцы сменили своё расположение в лагере при столице и усилили позиции новыми резервами, боясь что сообщение, ещё каким иным способом, дублировалось и всё же было доставленно параллельно перехваченному ими, после чего отбыл прочь.
   “Престолодержатель” вызвал к себе вновь Тарасия звоном в колокольчик: “Придурок! Твои письма, мало того, что перехватывают тут же, так ещё и читают, все кому не лень! Хватай минардов и немедля проведи полную зачистку дома где расположился Клотт: всё должно походить на облаву, на сеть агентов инквизиции. Часть документов возьми из тех что мы захватили в штабах “чернорясных”, для правдоподобности – пускай их обнаружат ищейки Магинария Имерия, если также выйдут на это наше убежище. Клотта перевези сюда, во дворец, а прислугу - убей и выдай за агентов Корсо. Дом можно немного подпалить, словно бы они жгли документы. Пока все сношения и попытку связи с кельриками - прекратить!”
   Дрожащий всем телом Тарасий выскочил прочь и вскоре, захватив три десятка минардов в своё подчинение, отправился в ночь, ликвидировать последствия своей же предыдущей дневной  активности.
  Уже через полчаса, он, со своими людьми уже стоял у дверей дома где ещё днём создавал подложные сообщения от агентов для Корсо и Амвросия, и со всей мочи бил дверным молотком в двери. 
  Когда ему открыли, оставленные для охраны дома минарды, весь немалый отряд, бывший при секретаре министра Дезидерия, как можно скорее проник в помещения, что бы не встретиться лишний раз с патрулём городской стражи, которые, в связи с приходом вражеской армии из Кельрики, усилили свои ночные патрулирования улиц столицы и могли обнаружить странную активность в ночное время.
--Клотт! - громким голосом объявил Тарасий. - Собирайся! Едешь со мной!
--Зачем? - насторожился агент.
--С нами немедленно в императорский дворец. Потом получишь пояснения! - буквально за шиворот, Тарасий заставил Клотта подняться с его ложа и одеться, быстро попрощаться с очередной пассией, гревшей, до этого, агента "оборотня" в огромной кровати. 
  Когда пятёрка минардов отбыла вместе с Клоттом в указанном им направлении - Тарасий собрал старших из офицеров минардов в подвале дома и показав письменный приказ “престолодержателя”, пояснил ситуацию и что им предстоит сейчас сделать: “Раскидываем документы, что привезли с собой, по всему дому! Часть бумаг и свитков - сжигаем, но что бы можно было хоть немного прочесть! Отправьте десяток людей за служками из дома и прочими, по адресам где они проживают... Хотя нет! Сделаем так: приведите всех кто подрабатывал здесь, в доме - кухарками, служками, подружками Клотта и всех их перебейте! Полностью! До одного! Мы снимали это здание и нанимали сотрудников на имя одного купчины с Юга, пускай его ищут следователи стражи. Потом переоденьтесь в плащи инквизиции, и натянув чёрные колпаки на головы что бы не быть узнанными - вернитесь по адресам и убейте родственников и соседей, всех кто вас видел! После чего уходите улицами прочь, в императорский дворец. Сделайте всё быстро и без лишнего шума, если вмешаются городские стражи - это может разозлить Хозяина.”
   Никто, из посланных по данному щекотливому поручению, минардов, не переспрашивал и не возмущался. Они были людьми опытными, как в схватках в честном бою, так и всяких “ночных приработках” для мужчин с твёрдой рукой и не очень чистой совестью, и относились к зачисткам от свидетелей, если за них платили, как ко всякой другой, вполне нормальной, работе. Эмоций минарды были почти что лишены, по крайней мере не показывали их при старших.
   Пока одна группа приводила в здание на казнь ушедших на ночь по своим домам слуг и отправлялась тут же  вновь, по этим же адресам, что бы перебить родственников несчастных - оставшиеся в доме минарды по приказу Тарасия зарезали ночного дежурного слугу и шлюху, валявшуюся ранее с Клоттом в постели и отнесли их тела на верхние этажи дома.
   Тарасий разбрасывал бумаги, захваченные им ранее в столичном штабе инквизиции и что он посчитал безынтересными и готовил сцену, что должен был показать гвардейцам Магинария Имерия, когда его гонец сообщит тому, что штаб банды, что посылала тайные письма кельрикам – обнаружен!
  Тарасий успел трижды продумать и изменить идею своей ночной вылазки: от простой зачистки следов, до специального наведения на заранее подготовленную сцену людей начстражи императорскойц гвардии и “правильному” объяснению найденных теми улик.  
   Секретарь главного имперского министра решил что если люди Магинария Имерия начнут сами проводить обыски и опросы, в поисках штаба оставшихся в столице инквизиторов – то могут случайно обнаружить и деятельность агентов самого “престолодержателя”, что сейчас было недопустимо. Проще всего было “помочь” поисковикам Магинария имерия и чуть не носом их ткнуть в штаб тех кто отпралял кораблики с письмами вниз по реке, 
это давало шанс уменьшить активность в столице служб расследования империи.
   Привели первых из слуг что ушли на ночёвку домой: их тут же отвели на кухню сами минарды и там быстро зарезали, как скот. Никто от неожиданности им не сопротивлялся.
   Потом, по привычной схеме, отнесли тела на второй этаж дома или мансарду. Безотказных подруг Клотта, которые прибыли с минардами последними - удушили их же разноцветными шёлковыми шарфиками и уложили рядком на кровати агента, в позициях игривых любовных схваток.
    Тарасий приказал художникам из мастерской Брейхеля, бывшим в здании постоянно - создать несколько угрожающих надписей на стенах, в стиле: “Кельрика – Вечна!” или “Корсо и Амвросий – победят!!! Слава императору и новому Солнеликому из непобедимой Кельрики” и изобразить некие знаки, что могут быть похожими на знаки подполья инквизиторов, в столице. По мнению Тарасия подобные нацарапанные слова и рисунки могли бы дополнительно убедить следователей из импараторской гвардии и городской стражи что именно здесь располагалось логово инквизиторов и что оно уже обезвреженно.
   Когда все свидетели из вызванной прислуги дома были перебиты, надписи на стенах сделаны, а документы для запутывания следов в беспорядке разбросаны - прибыли гонцы от групп зачистки, что шли уничтожать семьи прислуги и сообщили что всё в порядке: несмотря на некоторый шум, удалось всех перебить быстро и минарды, участвующие в этой бойне, уже скрылись в своих казармах в императорском дворце.
--Пора! - сообщил оставшимся при нём минардам Тарасий и стал поджигать мебель и бумаги, на первом этаже дома. Пожара быть не должно, лишь его некоторая условная видимость, иммитация -  словно бы инквизиторы перебили неудачливых своих собратьев и сбежали, так и не докончив дел, в великой спешке.
  Небольшими группами люди министра стали уходить в сторону центра столицы. Самого Тарасия отвезла неприметная карета, высадившая его в тысяче шагов от императорской резиденции. 
  Если даже Магинарий Имерий и начнёт глубже копать, кто и как отправлял послания кельрикам, то в условиях нынешней осады вряд ли сможет это быстро установить. А искать свидетелей которые чётко опознают некие отряды, что ночью, почти при отсутствии освещения подходили к данному дому - было почти что нереально.
  Когда секретарь Тарасий уже приближался, к восстановленным после недавнего взрыва  воротам императорского дворца, что были сорваны миной прямо перед днём приснопамятного “Турнира на крови” - раздались гулкие в ночи взрывы и истошные крики вслед им. Мужчина резко остановился и прислушался.
   Взрывы стали вновь звучать и крики не замолкали. Кто то вдалеке заорал: “Земляной Вал атакуют - что то там дымит вовсю, не могу понять что! То ли наши жахнули из бомбард, то ли по ним ударили! Но там сейчас прорыв, точно!"
--Началось! - подумал Тарасий и быстрым шагом зашёл во дворец, что бы немедленно отчитаться перед главным имперским министром о том что дом, где ранее содержался Клотт и ненужные свидетели в нём, зачищены.
   Ночь оказалась бессонной для многих: кельрики всё же решились атаковать по планам,  отправленным им, согласно провокации Дезидерия, с помощью стрелы  с закреплённым на ней сообщением и создав две флотилии из лодок и плотов, а также использовав кожаные бурдюки, столь привычные в их землях - атаковали Земляной вал, вырытый между двумя водными преградами близ столицы, собственным штурмовым десантом.
   Были использованы мешки с порохом, для подрыва одной из деревянных башен, не помогли и усиленные посты стражи при ней.
     Однако высадка десанта кельриков явно не задалась: их совершенно точно ждали и обстреливали с берега нещадно, в том числе и с помощью малых "ручных" бомбард, заряженных рубленным железом.
  В течении часа кельрикская пехота с палашами, мечами, топориками, алебардами и протазанами -  отчаянно пыталась высадиться со всевозможных своих плавучих средств на берег во фланг Валу и получала в ответ на это стрелы, арбалетные болты, рубленный металл в свои тела, облачённые лишь в кожаные куртки и бригантины, специально, что бы не утонуть в ночных водах рек, если случайно или по причине ранения свалятся с плотов в воду или соскользнут со своих бурдюков, просто надутых самими пловцами.
   Отряды, под руководством Великого инквизитора Корсо, было начали штурмовать Земляной вал в лобовой атаке, но попав под обстрел сидящих там в усиленных, после требований Магинария Имерия, постах охраны - были вынуждены развернуться и отойти. Перед Валом находились волчьи ямы и несколько вкопанных по борта телег, что бы задерживать колонны атакующих и Великий инквизитор посчитал что при нынешнем интенсивном обстреле его отряда, их скорее всех перебьют, чем удасться перебраться через земляное укрепление
   Им вслед выстрелили ядрами несколько бомбард, установленных в самом центре обороняемых позиций и не могущие быть использованными против речного десанта кельриков. 
 На том проблемы основных сил кельриков, при штурме Вала, и закончились. Десант же, наоборот: почти в полном составе был уничтожен или взят плен. 
   Отступить, по обеим рекам, десантникам было не с руки из за того, что по ним вели плотную стрельбу и уплыть, от арбалетного залпа, на плтах что сталкивались у берега и мешали друг другу,  почти не было никакой возможности.
    На берегу же их встречали шеренги пикинёров и алебардщиков, бойцов с двуручными топорами или молотами и в полных доспехах, которые буквально крушили десант своим страшным оружием.
  Внезапной атаки лёгким на подъём десантом не получилось и почти весь штурмовой речной отряд кельриков погиб в схватке с береговой охраной отрядов Уммланда.
   Корсо проклинал всё на свете и корил себя за то, что поверил странному сообщению на стреле, хотя и верно, по правилам и шифрам написанному от известного ему лично агента и при использовании действующего кода инквизиции, но всё же никак не проверенного. 
  Атака на Земляной вал провалилась и стало очевидным что скорее всего это было ловушкой, в которую его специально заманивали. 
    О штабах инквизиции в столице уже много дней не было ничего слышно и сообщений от них никаких не поступало. Ходили слухи что они полностью разгромленны проклятым Дезидерием. Скорее всего это оказалось правдой и оставшиеся в столице братья инквизиторы  уничтожены и ничем не могут помочь, а все слухи о мощном подполье в городе – блеф и провокация!
   На ночном совете кельриков, наследник Амвросий предложил свой план: никакого штурма Земляного вала или тех бастид и фортов, что предлагали им в сообщении от предателя Клотта - ничего подобного! Они создадут два отряда, для показухи, которые будут наступать и отступать, постоянно, для вида, а сами тем временем попытаются овладеть небольшим городком, что “оседлал” дорогу в получасе конной езды от столицы. Он довольно крупный и по этой причине вокруг него нет систем фортов или башен охраны и наблюдения - этим и стоит воспользоваться!
--Если возьмём данный городишко, - объяснял свою идею Амвросий Великому инквизитору Корсо, который несколько пал духом из за провала своего штурма вала, - получим отличное место для расположении всего войска, а не в поле, как сейчас и сможем удивить наших врагов! Думаю вал и указанные в письме крепости, что нам настойчиво рекомендовали захватывать - специально особо мощно укрепленны нашими врагами и через них не пройти  без огромных потерь - там будут лучшие из бойцов моих братьев и министра Дезидерия! Удивим их: покажем что готовы купиться ещё раз на ими присланные, со стрелой, планы и проведём, для видимости, скорее визуально и малыми силами, обе атаки - на Земляной Вал между реками и на  указанные нам бастиды, но основной удар направим именно на данный город, что бы его захватить и удерживая - заставить и наших оппонентов менять свою стратегию, подстраиваясь под наши хода!
   Ранним утром, когда ещё стоял туман от рек, началась сдвоенная атака на Земляной вал между водными артериями и на указанные, в подложном донесении  Клотта, бастиды. 
   Отдельный сводный отряд, с лучшими бойцами Кельрики, под командованием самого наследника Амвросия - тем временем, лощинами, в меру скрытно вышагивал в сторону города который и предстояло вскоре им захватить, с помощью внезапной, дерзкой атаки.
   Подошедших на расстояние ста шагов к Земляному Валу кельриков немедля обстреляли ядрами из больших бомбард, установленными на каменные постаменты и вдогонку отправили немало дротиков, из баллист и несколько “облаков” из сотен стрел, залпом стрелков из длинных луков.
  Потери у атаковавших Вал были относительно небольшие, но вместе с ночными, когда погиб или попал в плен почти весь речной десант, что должен был захватить с флангов Земляной вал и прикрыть наступление на него основной армии кельриков - все эти события несколько обескураживали всех, даже самый яростных в вере прежде, сынов солнечной Кельрики. Многим из них казалось очевидной неподготовленность их внезапного похода на столицу империи и зарождалось сомнение в адекватности командования Великим инквизитором Корсо и наследников Амвросием.
   Вторая группа воинства кельриков - подошла на близкое расстояние к указанным, в письме на стреле, бастидам и быстро стащив с повозок свои лёгкие бомбарды, что обстреливали укрепления небольшими ядрами, начала их установку на разборные треножники. 
  Вскоре бомбпржиры кельриков было попытались дать первый залп по бастидам, однако когда офицеры кельриков, командующие канонирами у бомбард, достали свои палаши что бы взмахом скомандовать “Огонь!” - со стороны бастид раздался нестройный гул десятка недавно вновь расположенных  там и прежде скрытых от взора орудий и ядра  полетели в сторону батареи бойцов Амвросия. 
  Три из пяти выставленных малых бомбард Кельрики тут же были уничтожены залпом из укреплений, почти все бомбардиры убиты или ранены, в основном из за взорвавшихся бочонков с порохом, стоявших на повозках рядом с орудиями кельриков, чем от удачных попаданий ядрами, своих  оппонентов. Второму отряду “отвлечения внимания”также пришлось срочно отступать со своих позиций, да ещё и потеряв столь ценные,  для южного вице-королевства, орудия.
   Тем временем началось основное наступление кельриков, с трёх сторон, на выбранный на ночном совете городок – отряда под прямым командованием наследника Амвросия: кавалерия кельриков почти полностью блокировала дороги в сам город и сейчас, ему на помощь, можно было прийти лишь под плотным обстрелом конных стрелков.
   Три колонны бойцов Амвросия, с осадными лестницами и фашинами, для стен и рвов   соответственно, быстро приблизились к стенам поселения и стали при сближении  попадать под сперва неточный, но крайне жестокий обстрел со стен и башен укреплений поселения. 
    По колоннам штурмовиков отрабатывали баллисты и катапульты установленные на квадратных башнях города, огромные ростовые настенные арбалеты выпускали свои болты в сторону нападавших и даже несколько ядер, из ручных бомбард, установленных на удобные треножники, задели кого то из офицеров вице короля Кельрики - оторвав одному из них ногу у самого колена,  а второму - пробив насквозь грудь, так что “требуха” вывалилась на лошадь под ним, с обеих сторон.
   Несмотря на лихость налёта храбрых кельриков и внезапность атаки, город совершенно не собирался сдаваться: все жители поселения, складывалось именно такое впечатление, находились на стенах его укреплений и бросали камни булыжной мостовой, лили кипяток, стреляли из луков всевозможных размеров и предназначения, как боевых так и охотничьих, и готовы были драться с кельриками хоть голыми руками.
   Трижды Амвросий лично вёл своих солдат в атаку на приступ и трижды их отбивали. В последний раз, когда прибыл в помощь резерв вместе с Великим инквизитором Корсо и они, общими усилиями, увеличили натиск – это снова никакого результата!
    Город стоял буквально насмерть и сражались на его стенах, как сам отчётливо видел Амвросий, даже дети и подростки, совсем уж старики и женщины во множестве...
--Нет! Внезапность и неожиданное направление удара нам не помогли! - проорал Амвросий своему наставнику Корсо. - В горожан словно демоны тьмы вселились! Не знаю что и как, но мы сейчас скорее половину своей армии, под стенами положим, чем возьмём этот распроклятый город! Возвращаемся в лагерь и думаем что нам делать дальше!
   Усталые, в помятых доспехах и ободранных бригантинах, пострадавших в непрерывных дневных атаках, раненные - вернулись бойцы кельрики из сводного отряда Амвросия в свой лагерь.
   Вечером, Великому инквизитору сообщили его согладатаи по лагерю собственной армии, что многие кельрики ныне говорят у костров: что братоубийственный поход претит святому Светилу и оно прогневалось на них, и постоянно наказывает их поражениями, чего отродясь не было в схватках с луннопоклонниками, в их родных землях!
--Люди ропщут... - сообщил Корсо Амвросию. - Им нужна победа, как символ нашей правоты в нынешнем деле или мир. Что бы они не боялись гнева Светила, за начатую братоубийственную междуусобицу. Надо что то предпринять. На что то решиться...
  Пока старшие командиры кельриков совещались о планах на следующий день, люди в городе, что отбился от атак "яростных в вере кельриков", понемногу успокаивались: оставались лишь дежурные караульные посты на стенах и отряды ночного патрулирования на улицах, но большая часть людей расходилась по своим домам.
   Глава городка что остановил сегодняшний натиск кельриков, старый опытный имперский рыцарь, ходивший под командованием покойного императора в многочисленные походы в молодые годы - перед первой атакой  бойцов Амвросия просто объявил своим подопечным: что герольды от Кельрики, которые только что прибыли к нему с посланием от Корсо и Амвросия - ему приказали сообщить всем жителям города что пощады никому не будет, даже в случае плена и так как кельрики их всех считают совершеннейшими грешниками, которых уже не исправить, по им одним понятным причинам - то победители сожгут живьём всех кого схватят, без разбора и прощения. Кельрики, по словам хитрого правителя города, гарантировали всем сдавшимся на их милость пыточную смерть на кострах и жаровнях.
   Подобная речь настолько взбодрила жителей городка, что даже старухи и калеки, с совсем уж малыми детьми - бросились на стены защищаться, здраво решив что легче будет умереть от удара мечом в бою, почти что безболезненном - чем стоять в пламени в случае пленения и медленно, мучительно, умирать под взглядами палачей и инквизиторов кельриков.
  Люди дрались отчаянно и лихо, словно бы в последней схватке своей жизни, к которой давно уже готовились  и старый рыцарь лишь ухмылялся в свои пышные усы, такой простой, но вместе с тем действенной  хитрости, что помогла им отбиться от сильного врага, отлично мотивировав своих людей для обороны родного города и сохранить свободу и многие жизни.
   На вечернем совете кельриков, в палатке Амвросия, было решено попытаться ещё в паре мест прорвать оборону столицы.
--У нас мало людей... - чуть не рыдая сказал Путысон, прежде всегда лютый в сече, начальник охраны Амвросия и бывший знаменитый императорский гвардеец. - Они нас превосходят почти пятикратно и с этим надо что то делать!
  Все молчали, так как лишь при подходе к столичному городу, всем кельрикам стал очевидным тот разрыв в силах о котором они ранее, под воздействием  пламенных речей Корсо и его проповедников инквизиторов, даже и не задумывались: кельриков отчего то совершенно не боялись их нынешние противники и не отступали, как было не единожды в схватках с луннопоклонниками в их родных землях, когда железный характер и ярость в бою, помогали воинству южного вице-королевства оказываться сильнее своих многочисленных врагов.
   Артиллерия кельриков явно уступала подобным паркам Уммланда и тем более имперских армий, и не могла обеспечить достаточной огневой мощи для прорыва в какой конкретной точке, даже столь простеньких укреплений, как бастиды и форты или Земляной вал, между двумя реками. 
  Наличие большого числа опытных кавалеристов, в условиях штурма укреплений и схваток в непригодных для лошадей местностях - делали этих бойцов скорее обузой, чем усиление, и многие из лёгких кавалеристов были спешены, личным приказом Корсо и отправлены в строевые отряды пехоты, для усиления оных.
   Дезидерий и прочие наследники не испугались и не стали договариваться с армией из Кельрики, наоборот: они хорошо укрепились и теперь готовы были к полноценной войне, до победы!
   Следующий день также не принёс кельрикам облегчения. Они вновь попытались захватить Земляной вал между реками, используя оставшуюся у них артиллерию и новые десанты на плотах по рекам, но преимущество в бомбардах, у укрепившегося на Валу отряда их противников из Уммланда и прикопанные за ночь, ещё семь новых разборных деревянных башен, с которых постоянные  вели обстрел атакующих лёгке баллисты и арбалетчики, привели лишь к новым большим жертвам  у штурмовиков Корсо. 
  Бомбард, за самим Земляным валом, оказалось раза в полтора более чем всех оставшихся у воинства Кельрики и они столь часто вели ответный огонь, поражая скучившихся перед насыпанным препятствием врагов, что через два часа после начала  атаки на Вал, Великий инквизитор Корсо приказал своим людям отступать.
   Погибла треть второго десанта на плотах и лодках, и примерно пятая часть атакующих по твёрдой земле, Вал, кельриков. 
    Случайными, отскакивающими куда попало от земли и деревьев,"прыгающими" рикошетящими ядрами - были уничтожены ещё три лёгких бомбарды армии Амвросия что подвезли к Валу бомбардиры кельриков и пять, сильно повреждены.
   Подобное случилось и с отрядом  который повёл в атаку лично наследник Амвросий, против показавшихся ему слабыми укреплений из стоявших в отрыве от остальных - трёх бастид и форта, который  небольшие бастиды прикрывали.
  Подойдя близко к бастидам и начав их понемногу обстреливать залпами из трёх малых бомбард, кельрики, под  командованием вице короля Амвросия – внезапно подверглись атаке примерно сотни кавалеристов с арбалетами, которые  лавой выскочили из воротец форта до которого не долетали ядра их малых бомбард и подскочив к данным орудиям стреляющим по первой из бастид - дали залп почти в упор из своих небольших арбалетов, по готовящим свои орудия к новым выстрелам, бомбардирам кельриков и выскочившим на перехват арбалетчиков, разъездам латной кавалерии Кельрики.
     Погибло три четверти прислуги при орудиях и инженеров, и около десятка кельрикских всадников, знати и жандармов были прилично ранены.
   Первая бастида, в  укреплениях, лишь слегка была повреждена  и потеря стольких опытных бомбардиров и инженеров при орудиях, явно перевешивала всё остальное в данной схватке. 
  Отчаявшийся Амвросий повёл свой отряд лично в атаку, что бы захватить хоть одно укрепление и удерживая его попытаться начать новое наступление и вначале всё складывалось вполне удачно: кельрики почти без помех добрались до ранее обстрелянной их бомбардами трёхэтажной крохотной бастиды, но тут начали стрелять большие орудия самого форта, который и прикрывали бастиды, и баллисты и катапульты на остальных бастидах.
   Наследник Амвросий был сброшен на землю испуганной грохотом стольких орудий лошадью и ему сломали пальцы на руке его же собственные солдаты, когда начали топтаться по своему правителю, лежащему на земле. 
  Залпами бомбард обороняющихся, стреляющих рубленным металлом - было убито с сотню нападавших кельриков и остальные, подхватив на руки своего шалого, от всего происходящего,  предводителя - быстрым шагом отступили. 
  Продолжать атаку наследник Амвросий более не захотел и сам, со своим отрядом просто  вернулся обратно в лагерь, где уже зализывали раны от утренней схватки бойцы из отряда Корсо.
   Понимания что делать далее не был и пока в шатре Амвросия шёл обед, все старшие командиры в полном молчании поглощали пищу, не проронив ни слова и стараясь не смотреть друг на друга.
   В самой столице империи однако же было также неспокойно: внезапная атака на  городок, из которого можно было контролировать полностью одну из основных дорог на столицу, неприятно удивила  штаб обороняющихся, во главе с министром Дезидерием.
--Если они его захватят, - уверенно нагнетал страхи присутствующих на малом имперском совете Магинарий Имерий, - то получат отличное место для лагеря и укрепление, из которого их можно выбивать годами. Они смогут атаковать нас не временно, а регулярно, получая подкрепления из Кельрики и постепенно обживая ту местность под себя, нам же - придётся делать обходные маршруты для пополнений из Северных территорий..
--Почему? - спросил главный имперский министр Дезидерий.
--Лагерь между реками - крайне неудачное решение в качестве атаки для кельриков. Просто они вероятно надеялись быстро пробить и захватить атакой, сходу, Земляной вал, и далее уже идти на столицу скорым маршем. Сейчас, когда поняли что будет долгая драка, станут искать себе города для захвата: что бы иметь в распоряжении население, в домах которого можно квартировать и за счёт которого содержать воинов, пока не будет добыта победа. Им необходимыв ремесленники для починки оружия, телег. Нужны работники рыть укрепления и помогать запасать фураж... для много го чего!
--Им необходимо непременно помешать! - разволновался главный имперский министр.
  Все кивали головой, но выдвигаться на дальний участок обороны, для помощи осаждённому городу, так никто и не вызвался. Наследники не желали тратить свои личные отряды для помощи имперскому городу, а Дезидерий надеялся всё же стравить под его стенами пару наследников для самоубийственной сечи. Все оставались на своих местах.
   Следующим утром пришло известие что городок самостоятельно отбился от напавших кельриков и те вернулись в свой лагерь, с большими потерями. 
   В столице все ликовали, а Дезидерий - приготовил указ о даровании управляющему городом  имперскому рыцарю, титула барона империи, правда не передаваемому потомкам, а лишь личному, за заслуги.
   Следующие атаки кельриков, снова на Земляной вал и бастиды с фортом, что как клык выпирали из линии остальных укреплений вокруг столицы, лишь убедили обороняющихся что победа близка и Великий инквизитор Корсо, вместе с наследником Амвросием, просто не знают что далее предпринять.
--Они скоро совершенно выдохнутся! - доверительно шептал Тарасий хозяину на вечернем праздновании в императорском дворце, которые ежевечерне давал министр Дезидерий, раненным и отличившимся рыцарям и знати, для поддержания боевого духа в стане обороняющихся. - Кельрики уже ропщут что братоубийственная война  грешна и Солнце их за это наказывает, и что все они станут грешниками, из за ошибок Корсо и Амвросия! Думаю можно будет найти фанатиков из числа самих южан и после обработки нашими проповедниками – направить, с кинжалом в руках, в сторону лидеров атакующего нас лагеря. Инквизиторы и кельрикский вице король - падут от руки “своего же человека”, которому они доверяют...
   Внезапно, утром, следующего после данного разговора, дня - вся столица была переполошена новостью: прибыл с переговорной  миссией в столицу не кто нибудь, а сам Великий инквизитор Корсо, который желает говорить с министром Дезидерием и всеми тремя оставшимися в столице наследниками.
 “Престолодержатель” тут же собрал своих доверенных секретарей, из числа бывших сейчас в столице и личного лекаря Феофилакта, и вместе они стали совещаться о том что им предпринять: принять Корсо или требовать полной капитуляции, без всяких условий со стороны кельриков?
   Лекарь Феофилакт предложил принять тайно и на обеде - отравить. Потом подкинуть труп, как возможно будет, в лагерь армии Кельрики и ждать их очередного безумного штурма, в отместку! Тогда появится шанс лишиться опасного соперника и прилично прорядить ряды противника, в очередной безумной атаке последнего.
   Анулон говорил что это плохой вариант и если узнают остальные наследники - могут быть скандалы и обвинения. Если учесть что инквизиция  трибунала империи уничтожена лишь в столице, а в остальных имперских провинциях она всё ещё работает, то кроме скандалов  возможна и месть, довольно жестокая, с их стороны – даже в случае разгрома кельриков под столицей.
--Господин... - тихо вмешался в разговор Тарасий, на которого Дезидерий всё ещё немного сердился  за провал с попыткой организации  тайной связи, с лагерем Амвросия и Корсо. - Стоит ли вести самим переговоры, сея сомнения у наследников в чистоте наших замыслов? Если проведают кандидаты на престол - -решат что мы их предали и начнут вместе против нас выступать, да и Корсо может на этом сыграть, а он опытный интриган и воспользуется моментом без промедления...
--Что предлагаешь? - спросил Дезидерий, которого застал врасплох демарш Великого инквизитора Корсо и его приезд с предложением переговоров в столицу.
--Отказать в самой возможности встречи и продолжить делать что есть сейчас: мы в обороне, на нас наступает Кельрика. За неделю, как мне это видится, вражеское воинство окончательно сорвётся в бессвязные атаки или начнёт потихоньку искать себе более удобную стоянку для лагеря, тогда возможно большое контрнаступление имперцев, под вашим мудрым руководством и окончателный разгром врага!
   План нравился главному имперскому министру и он попросил у Тарасия разработать его в подробных шагах и вариантах. 
  Гибели Великого инквизитора Корсо и наследника Амвросия пока что не случилось, и Дезидерию очень хотелось либо спровоцировать данную пару на самоубийственное наступление, либо подловить их обоих контратакой, предупредив своих минардов - дабы в плен пару старших кельриков не брали... Переговоры с Корсо сейчас были бы крайне вредны министру и даже опасны.
   Однако, в тот момент  когда Тарасий предлагал очередную версию своего плана, в кабинете появился начальник поста минардов, что охраняли двери и сообщив что прибыл командир императорской гвардии - был невежливо отодвинут пришедшим в сторону.
    В кабинет гордо вошёл Магинарий Имерий и объявил: “Прибыл Корсо! Хочет переговоров!”
--Отказать! - хором завопили все сторонники Дезидерия, когда министр, мертвенно бледный, только вставал из своего кресла, более напоминавшего трон.
--Ни в коем случае! - отрезал командир императорских гвардейцев. - Немедленно выслушать его, как единственно возможный вариант!
--Что вы затеяли? - зло проговорил Дезидерий, вперившись взглядом во вновь пришедшего.
--Хватит братоубийства и кровопролития! Есть мятежные королевста, еретики Руфуса готовят поход на столицу, полоумный Хад может в любой момент начать собирать силы. - сказал как отчеканил Магинарий Имерий и не думая опускать свой взгляд, перед ненавидящим взором Дезидерия.
--Кельрики предали наше общее дело и не могут...
--Они заплатили полную цену и сейчас, когда подавлены от своих потерь и глупейшего поведения лидеров, мы можем заключить выгодный империи мир и прекратить данную бессмысленную бойню! Наследники уже мчатся во дворец для переговоров. Скоро прибудут и Избиратели, которые в честь данного конфликта все последние дни возвращались в столицу. Думаю, мы можем провести полноценное заседание: как по поводу примирения с Кельрикой, так и Избрания императора и организации походов, против всех ересей и мятежников, которые плодятся с невиданной скоростью!
  Главный имперский министр тяжело вздохнул и лишь развёл руками - его поставили уже перед свершившимся фактом и если отомстить своим обидчикам он как втихую мог, то изменить прекращение боевых действий и заключения мира, так невыгодного ему сейчас, видимо уже нет: кельрикские вожаки останутся живы и остальные наследники так и не пострадают в будущих схватках. Сам министр не сможет отличиться ловкой контратакой и освобождением столичного города от захватчиков, и прочая и прочая... Отличный план стравить наследников и в катавасии боя лишиться нескольких из них летел к демону тьмы под хвост.
   Дезидерий пробормотал устало: “Через полчаса, в кабинете для “малого имперского совета”-пускай туда же введут и Избирателей, но не сразу, а когда мы всё решим на переговорах с наследниками и противником!”
   Магинарий Имерий поклонился и вышел прочь. Дезидерий тут же обернулся к Тарасию: “Вот так! И всё идёт прахом, после стольких наших усилий!”
--Что господин прикажет? - громким шёпотом заговорщика поинтересовался секретарь.
--Придумай чего требовать от Корсо и Кельрики. Может сыграем на их вечной гордости и они откажутся от примирения, хотя в это я уже не верю... И готовь документы на поход против Руфуса - сейчас, если примирение с кельриками всё же состоится, именно подобная затея станет завтра для всех самой важной!
   Дезидерия позвали зайти в тронный зал, куда теперь приглашали важные посольства и он отправился на встречу с Великим инквизитором Корсо, надеясь поговорить с ним наедине, перед "кабинетным" советом. Из за поспешности приезда Корсо и действий Магинария Имерия, приходилось принимать Великого инквизитора при свидетелях, прежде чем уедениться с ним для окончательного решения вопросов.
    С самого начала, как только главный имперский министр вошёл в залу, тут же заметил что ситуация для него внове осложнилась: инквизитор стоял окружённый первыми министрами иных наследников, которые с ним о чём то тихо переговаривались, пока сами наследники сидели за столом в сторонке и презрительно покручивали усы или гладили бороды, как Борелл. 
    Отложить переговоры на  время встречи в кабинете "малого имперского совета" - не представлялось возможным и сейчас министру приходилось лихорадочно думать что же ему предпринять.
   Дезидерий быстро понял что решение о перемирии уже принято и никто, даже гарданцы Поллион и Борелл, так люто ненавидевшие прежде кельриков - не станут требовать далее продолжения войны. 
  Улыбающийся Магинарий Имерий стоял рядом с говорившими первыми министрами провинциальных королевств и лишь удовлетворительно кивал головою, на все слова сказанные Тудджерри, Поллионом, Алавией и Корсо, друг другу.
  “Престолодержатель” специально громко кашлянул, привлекая к себе внимание и нарочито медленно уселся в кресло, что постоянно занимал на подобных приёмах и стоявшее сейчас в паре метров впереди и чуть ниже уровнем, чем пустовавший, золотой с каменьями,  императорский трон.
   Поллион, Алавия и Тудджерри с неудовольствием покинули оставшегося стоять на прежнем месте Великого инквизитора Корсо, а тот, после секундного колебания - медленно и торжественно подойдя к сидевшему Дезидерию, вдруг совершенно неожиданно для “престолодержателя” встал на  одно колено и громовым голосом,  произнёс: “Виновен! Признаю свою вину и готов понести наказание! Прошу замирения и прекращения братоубийственных войн ради сохранения жизни рыцарей храбрых и самого дальнейшего существования нашей империи! Готов ответить перед Высоким судом империи и...”
  Далее главный имперский министр уже не слушал. Дезидерий понял что проиграл и его ставка на самоубийственную сшибку армий наследников и гибель самих вице-королей, в схватках друг с другом, окончание данной кампании быстрой контратакой имперской армии, под его, “престолодержателя” командованием и прочего и прочего - уже точно не случится. 
  Кельрики, чего от них никто не ожидал, быстро поняли что их дело безнадежно и решили, даже ценой возможной казни одного из пары главарей случившегося похода на столицу, примириться с остальными братьями наследниками и вообще, империей.
   Вместо драки до последнего, на что так рассчитывал Дезидерий - ловкий дипломатический манёвр и желание пожертвовать важной, но не главной фигурой, ради продолжения участия в “скачках” за трон и сохранения державы.
  Было очевидным что и остальные наследники и их министры - не желают продолжения подобной войны и готовы, хотя и на своих условиях, но прекратить её уже прямо сейчас.
    Дезидерий слишком долго был важным сановником при покойном императоре, что бы не понимать очевидного: его назовут предателем абсолютно все, если он начнёт требовать что то несуразное от Корсо, вместо слов одобрения и прощения, и как можно скорее заключённого перемирия.
--Брат мой – встаньте! - произнёс своим самым благожалательным тоном Дезидерий. - Не для меня вы должны были запасти свои слова, а для всех здесь присутствующих и воинов наших, что вместо отражения многочисленных угроз, возникших для многострадальной великой нашей державы, воюют между собой!
    Корсо поднялся на ноги, совершено тёмный лицом и шатаясь, словно бы пьяный, забормотал громким шёпотом: “Враги! Ереси! Они повсюду... Мы с Амвросием лишь желали скорее начать борьбу с ними, без проволочек. Никто и не думал о подобном побоище, клянусь! Мы желали лишь славы неувядаемой для нашего Светила и вечной жизни империи, в создании которой полегло столько наших доблестных воинов, а вся эта война  заварилась как то сама собой... Нельзя было позволить что бы Руфус вновь вёл толпы своих голодранцев на штурмы городов и замков, по всей нашей державе! Его следует как можно скорее остановить и мы...”
  Далее Великий инквизитор вдруг внезапно разрыдался и уткнулся в плечо, обескураженного подобным поведением  этого, прежде казавшимся таким надменным, человека, в плечо главного имперского министра.
  Подошли Магинарий Имерий, Поллион, Тудджерри и первые два отвели и усадили Корсо в кресло, начав его отпаивать густым красным вином, пока Тудджерри объяснял о чём уже все договорились, пока “престолодержатель” мешкал: “Будет суд, показательный, высокой знати и наказание – штрафы, в качестве восстановления разрушений и компенсаций командирам  потерявшим бойцов. К тому же жрецы наложат наказания по своей линии, не знаю какие. Кельрики отводят войска и Амвросий возвращается вновь в столицу, с ограниченным отрядом телохранителей. Мы срочно собираем Избирателей и проводим...”
--Часть из них уже в столице. - спокойно сообщил Дезидерий Тудджерри.
--Великолепно! Но почему не все?
--Для принятия необходимого решения и их будет достаточно!
--Для Избрания? Я думал необходимо решение всех из выборшиков...
--Для решения назначения командования, в походе против Руфуса! - резко оборвал Тудджерри “престолодержатель”. - Вы своим Избранием чуть страну на части не разорвали, хватит! Всему своё время - наберитесь терпения! Сейчас сюда прибудут Избиратели и они тоже хотят выступить с предложениями.
  После этих слов Дезидерий жестом показал Тудджерри что сказал ему всё что хотел и направился к всё ещё всхлипывающему Корсо: “Брат мой! Вы вернулись в лагерь Света и надеюсь более ваш разум никогда не омрачится! Гарантирую вам, что как можно скорее мы организуем поход против ересиарха “честных” Руфуса - это неотложнейшая мера для всех нас! Сразу после успешного похода состоится и Избрание императора...”
  Главный имперский министр облобызал Корсо и вышел из залы, что бы поторопить с  приведением в императорский дворец Избирателей, своего секретаря Тарасия. 
    В дверях залы “престолодержатель” столкнулся со своим доверенным секретарём, который низко кланяясь, указывал путь для семерых Избирателей, всех, кроме маркграфа Руггера оставшегося охранять свою Восточную марку, прибывших совсем недавно в столицу империи, готовящуюся в в то время к схватке с армией из Кельрики. 
   Договориться на коротком собеседовании не представлялось возможным из за присутствия здесь же рядом троих наследников и первых министров вице королевств и Дезидерий, лишь мрачно посмотрев исподлобья на своего секретаря, жестом попросил Избирателей пройти в залу и сесть на приготовленные для них места.
   Комтур ордена “Чёрного единорога” Тибальд был собран и вышагивал как прирождённый командир. Одет он был в кирасу, покрытую чернением с нанесённым вычурно золотым узором и дорогой плащ, подбитый мехом. Коротко поклонившись всем присутствующим, Тибальд уселся на указанный ему стул, за длинным столом, стоявшим в десяти метрах от трона умершего императора, слева.
   По задумке министра Дезидерия, отряды, которые Тибальд привёл под стены столицы - должны были находиться в резерве и использоваться во время решающего удара против кельриков, когда сам “престолодержатель” собирался лично выехать в поле для командования имперскими частями и “окончательного решения кельрикского вопроса”.
   В связи со столь неожиданным поступком Амвросия и Корсо, и почти что внезапным молниеносным примирением, весь план главного имперского министра рушился и сейчас нахождение стольких Избирателей в столице империи скорее было вызовом, для наследников,  что бы требовать скорейшего Избрания нового правителя державы.
   Тарасий, правда, уверил министра, шёпотом:  что сами Избиратели не настроены на скорые выборы и станут требовать искоренения ересей, но всё же опасность была велика...
  Был правда и хороший момент, во внезапном бунте кельриков: опасность, что в случае чего, те из наследников которые окажутся вне престола - решат последовать недавнему дурному примеру вице короля Кельрики Амвросия и со своими войсками атаковать столицу.
   Данный довод припас министр Дезидерий что бы переубедить Избирателей не проводить, до подавления мятежей, никаких избраний императора, но не успел его озвучить перед ними, из за чрезмерного старания своего секретаря Тарасия как можно скорее привести семёрку выборщиков в тронную залу.
   Герцог Уйон, король в Арии Арнульф, князь Гассакс - поклонившись наследникам и коротко кивнув остальным, уселись вслед Тибальду на указанные им места.
    Их лица совершенно ничего не выражали и смиренному, и готовому принять смерть, Корсо - они выказывали столько же почтения или его отсутствия, сколько и остальным чиновникам бывшим в тронной зале.
   Рыцарь Роллон подошёл ко всем наследникам и громким, стариковским шёпотом, умолял сохранять их единение державы и не устраивать братоубийственных распрей.
     Его вежливо выслушали, но когда он повернулся к троице вице королей спиной - ромлеянин Джанело покрутил пальцем у виска и показал жестом условный пинок, который бы хотел отвесить старику. Борелл и Лиутпранд хмыкнули, а Алавия и вовсе расхохотался шутке своего господина.
   Два ярых противника и антагониста, главные жрецы городов-храмов “Карающего жара” и “Утреннего рассвета”, Хорхе и Виллиам - были странно взаимовежливы и после короткого разговора между собой, Хорхе согласился на что то предложенное Виллиамом и вместо того что бы сесть на стул, ему приготовленный, отправился к наследникам.
--Вы! - обратился Хорхе, указывая перстом на первых министров провинциальных королевств, - подойдите также! Пускай и главный гвардеец, или как там его и наш, многое путающий “престолодержатель” - также соберутся в круг, возле меня!
  Странное дело, но все люди которым это было сказано - безропотно подчинились, хотя и удивлялись странностям старика.
--Что вы творите?! - внезапно возопил Хорхе, брызжа слюной на стоявших перед ним Тудджерри и Алавию, отчего те просто окаменели от вопля и неожиданности подлянки со слюной кричащего в истерике старика. - Корсо! Ты молодой балбес что всё лишь портит! Какой пример ты подаёшь кельрикам, отличным бойцам и верным нашим Солнцепочитателям, ты подумал?! Ты предлагаешь им сокрушить империю и что потом, а?
--Я просто хотел скорее начать борьбу с ересями... - мямлил, как ученик на экзамене перед строгим учителем, Великий инквизитор, не решаясь поднять глаза на того, кого почитал как своего высочайшего наставника.
--Разрушив столицу державы?! - да вы просто малолетние идиоты, вместе с Амвросием! Проклятые друиды Амазонии, рыцари отступники Урдии, еретики - что самовольно избирают Солнцеликого в Ромлее, неведомо откуда возвратившаяся ересь голодранцев и нищих, от проклятого ересиарха Руфуса... И что далее: собственное помешательство братьев из Кельрики?! Вместо немедленных действий по подавлению многочисленных мятежей, вы сами лишь плодите их своими распрями! Слушайте наше решение, принятое единогласно присутствующими в городе Избирателями: никаких выборов императора, до уничтожения Руфуса и полной зачистки от еретиков земель, что они захватили - не будет! Вы ругаетесь из за пустяков, не желая помогать империи в главном! Наше условие окончательно: вначале все наследники отправляются в поход на “честных” и лишь после их полного искоренения, возможны выборы! Я бы конечно хотел что бы и Ромлею, с прочими королевствами, также очистили от той скверны что их заполонила, но остальные мои коллеги считают что этим пускай занимается уже новый монарх... Хотя мне кажется это большой ошибкой! Хорошо! Повторюсь: вначале полное искоренение и выжигание всех этих проклятых нищих, что мечтают делить имущество достойных людей и уж тем более, что кощунственно, даже принадлежащее храмам! И лишь после уничтожения данной заразы на наших землях - выборы нового монарха империи!
   Все затараторили, а Тарасий, когда на него, не без удивления,  взглянул немного ошарашенный такой позицией Хорхе, Дезидерий, вежливо и многозначительно поклонился своему господину, всячески обозначая своё участие в убеждении Избирателей по данному конкретному вопросу.
--Наследники не могут собраться воедино и сокрушить язвы, что появились на теле империи! - вмешался в разговор Виллиам, - мы решили что лишь единый общий поход против Руфуса и его полный разгром, когда с ересью “честных” будет поконченно окончательно, поможет примирить вице королей и показать врагам державы что мы способны собраться и сокрушить любого противника!
--Вопрос командования... - тут же деловито вмешался в разговор Тудджерри, богатейший негоциант империи и первый министр Уммланда. - Много споров по этому поводу. Возможно стоит всё же вернуться к прежнему варианту действий: каждый из наследников отправится в свой отдельный поход, а уж потом, когда...
--Нет!!! - буквально взвыли, главы городов-храмов, дружно. - Никаких "по отдельности" - прекращайте! Единый имперский кулак, в стальной перчатке, что уничтожит всех еретиков! Единый! Не дробите силы и не устраивайте конкуренции там, где она совершенно не нужна!
--Однако же, тогда кто сможет... - пробормотал, немного сбитый с толку подобным обращением с собой, Тудджерри.
--Он! - указал Хорхе на изумлённого таким разворотом событий  главного имперского министра Дезидерия. - Это и есть общий и единый предводитель для вашего войска, в походе на Руфуса!
--Однако же он никогда не командовал, даже сотней головорезов! - вмешался, раздражённый таким поворотом событий ,Лиутпранд, наследник из Уммланда. - Господин “престолодержатель” обычный столичный чиновник, пускай и высокого ранга и нам странно что его...
--Любой из вашей четвёрки кандидатов на престол - вызовет ненависть и зависть у остальных троих! - констатировал очевидное Хорхе. - Вы ему подчиняться не станете, наоборот - всячески начнёте пакостить, я вас знаю! В конце концов армия развалится на четыре лагеря, каждый из которых будет по отдельности разбит еретиками из Руфусова стада. Хватит! Дезидерий конечно же полный профан в военном деле, но он не наследник и не станет стараться лишь для своего Избрания на трон. Его некомпетентность как полководца - очевидна! Но у нас есть имперские полководцы, которые смогут проводить штабные совещания и командовать непосредственно в схватках. Дезидерий - идеальный, нейтральный для всех вас, руководитель в походе. Его задача не выигрывать битву, а потом мчаться усаживать свою задницу на трон, как каждого из здесь присутствующих наследников - ничего подобного! Данный, не самый компетентный имперский министр - просто должен будет довести наше войско к месту где произойдёт битва: он знает дороги империи и может обеспечить походную армию всем необходимым, как прекрасный интендант, а уж в день битвы, командиры из имперских полководцев и проведут её, к вящей славе империи, а не вашей личной... Кто против нейтрального кандидата на командование в походе?
   Ни один из стоявших или сидевших перед Хорхе людей, так и не решился высказаться против воли старика в чёрном балахоне непонятной формы и покроя. 
    Тарасий улыбался Дезидерию. “Престолодержатель” перемигивался с крайне удивлённым Магинарием Имерием. Наследники сидели хмурые и лишь качали головами.
   Поллион подошёл к Бореллу, Тудджерри к Лиутпранду. Через пару минут оба согласились и признали министра Дезидерия своим командиром в данном походе, при этом, однако, отметив,  что свои собственные отряды - они будут возглавлять самостоятельно, без помощи имперских полководцев и сами их поведут в сечу против еретиков “честных”.
   Дезидерий тут же согласился на это и предложил немедленно сделать объявление в городе и войсках, выставленных вокруг него, через посланных герольдов: “Немедленный Мир с кельриками. Скорый общий поход на Руфуса и его еретиков. Командование в данном походе принадлежит главному имперскому министру – Дуксу империи, “престолодержателю”Дезидерию”.
   Примерно поняв что именно говорил его собственный секретарь Избирателям и на чём они настаивали, “престолодержатель” всячески показывал сейчас всем готовность услужить и “лишь довести” объединённую армию империи.
   Ему важно было получить закреплённый законодательно статус командующего в  походе, даже ценой унизительного самопризнания в том, что является лишь малым чинушей в системе имперского управления.
--Если всё удастся, - думал про себя Дезидерий, обходя наследников и их министров, и слушая продолжавшего всё ещё наставлять, собравшихся людей вокруг него, Хорхе, уже вполуха, - Если удастся задуманное, тогда я смогу, уже во время пути к армии Руфуса понемногу полностью перехватить бразды правления, если и не всеми отрядами, наследники свои, положим, мне никогда не уступят, то по крайней мере имперскими и смогу разгромить самолично еретиков Руфуса... ммм... Старый дурень Хорхе думает что после этого будет конец и срочно проведут Избрание? - да ни за что! Нужно будет продумать возможность внове стравить наследников, прямо  во время похода: унижая одних из них и давая успешные к выполнению приказы, иным, а там и до потасовок между провинциальными отрядами, в самом лагере, недалеко. Жаль конечно что Корсо и Амвросий так и не свернули себе шею, в атаке на столицу - очень жаль! Но ничего... Если Светило позволит, есть шанс подставить отряды наследников вместе с ними самими, под атаки “честных” и там удача вице королям уж точно понадобится. Пока мы в столице, следует всем уступать и вообще, быть тише воды ниже травы. Как только отправимся в поход - необходимо постараться постепенно перехватить понемногу управление в нём, мотивируя это тем что безвластие на войне недопустимо и ставя на место, попытавшихся со мною спорить, наследников, речами старого дурака Хорхе.
    Заметив наконец что Тарасий делает ему какие то знаки глазами, Дезидерий стал прислушиваться к продолжающему свою речь, им недавно помянутому, главе храма “Карающего Жара”, Хорхе: “Мы будем вместе с вами в походе и не позволим вновь разгореться спорам! Кто начнёт злоумышлять против братьев и готовить братоубийство, в то время как ереси захлестнули империю - тот лишится нашей дружной поддержки и не будет даже рассматриваться, как кандидат на престол своего великого деда!”
--Что? - несколько странно спросил Дезидерий у Магинария Имерия, который стоял с ним рядом.
--Толково! Избиратели идут с нами в поход, все кроме Роллона - тот отпросился остаться в столице, по состоянию здоровья,  и Руггера, который на границах сторожит восточные земли державы. Хорхе и остальные хотят самолично участвовать в походе и, видимо не без цели, в нём отличиться. Считаю что это верное решение, так наследникам будет сложнее начать чудить, если даже у них и были такие мысли несколько ранее...
   Через десять минут тронный зал начал пустеть: первыми, попрощавшись со всеми, покинули его Избиратели, потом убыл по делам охраны дворца Магинарий Имерий - и наконец потянулись к дверям и наследники, за которыми вышагивали, переговаривающиеся между собой, первые министры их вице королевств.
   Наследники громко ругали на чём свет стоит своего собрата из Кельрики: “Идиот! Если бы не его глупейшее выступление, с войсками на столицу -  сами бы коллегиально вели армию в поход на Руфуса!” - буквально плевался на пол Лиутпранд.
--Верно! - соглашался с ним брюхатый бородач Борелл, из Гарданы. - Теперь мы лишь "совещательные голоса", при главном имперском министре. Конечно Хорхе прав и Дезидерий всего лишь малый чинушка из оравы подобных, на службе у нашего деда, и посему не сможет затмить наши подвиги в самом походе, но всё же неприятно быть, даже номинально, подчинённым у подобной мокрицы...
--После похода - отрежем ему уши! - громко сообщил братьям Джанелло и расхохотался. Его не поддержали, но он и сам справлялся со звуковым сопровождением своей обычной “угрозошутки”.
   Если первые министры заулыбались, при высказывании вице короля Ромлеи и хитро все четверо уставились на Дезидерия, даже воспрянувший духом Великий инквизитор Корсо, который видимо понял что особо никто его с Амвросием судить не станет и всё ограничится денежными компенсациями и общими фразами порицания, то сам “престолодержатель” заволновался: он вспомнил недавнюю беседу с астрологами и то, что те говорили о некоей части его тела, что будет представлена наследникам на подносе.
--Уши?! - в страхе начал лихорадочно соображать главный имперский министр. - Что если это не локон и не голова, а именно уши, когда полоумный Джанелло потребует их? Всё может быть... Следует быть предельно внимательным и осторожным. Возможно и предсказанная мне болезнь, будет именно этого характера - от усекновения ушей! Следует усилить минардов и дать им вводную, пристальнее приглядывать за ромлеянами и искать лазейки, в свите самого наследника Джанелло. Следует быть настороже!
   В тот же день по столице скакала полусотня герольдов и объявляла последние, просто невероятные, новости: “Немедленный мир с кельриками! Совместный общий поход на ересиарха Руфуса и его бешенных голодранцев, в ближайшее время! Все наследники и большая часть высокой знати из грандов империи - отправляются на защиту державы! Главный имперский министр Дезидерий становится командующим похода и именно он ведёт войска в направлении Клина, где и располагаются земли “честных”!”
     Странное и необъяснимое, внезапное примирение, с кельриками, которыми пугали жителей все последние недели - воодушевило и обрадовало людей. 
    Вначале в городе, а чуть погодя и за его стенами, в лагерях приготовившихся ранее к обороне отрядов, начали звучать крики одобрения и песни.
   Через какое то время гонцы принесли горожанам новое объявление: все кто хочет - могут записываться в поход против еретиков Руфуса! Собираются создать несколько могучих отрядов поддержки имперской армии и отрядов вице королей из добровольцев!
   Многие горожане столицы и соседних городков, пропитанные атмосферой воинственности и вкусившие, пускай и крохи, но военной славы от схваток последних дней - немедленно отправились в разгромленные столичные штабы инквизиции, где сейчас располагались переписчики и офицеры придуманных секретарём “престолодержателя” Тарасием “добровольческих отрядов поддержки империи”, и стали наперебой предлагать внести и себя, в списки для скорого похода.
   Людям казалось что они отчаянные рубаки, ведь смогли так скоро заставить капитулировать прежде грозных кельриков, которых ранее все боялись. 
  Никто более не говорил о защитных укреплениях и многократном превосходстве над отрядами Великого инквизитора Корсо и наследника Амвросия, наоборот: сейчас никто в грош не ставил кадровую армию, что вице королей что имперскую - и каждый был уверен что именно отчаянная храбрость “местных” и добровольцев, и сломила, прежде всем известную, атакующую ярость представителей Кельрики.
--Да пойми ты! - хорохорился Атаульф перед другом Жаком, когда наконец выбрался из помещения главного имперского штаба инквизиции, который совсем недавно брал штурмом секретарь министра Тарасий и показывая другу специальные накладные знаки на одежды и крохотный клочок пергамента, с указанием его имени и адреса, и к какому подразделению “третьего станового отряда пикинёров поддержки” он был приписан. - Теперь есть шанс сделать отличную карьеру! 
--А не страшно? - робко узнавал Жак, с нескрываемым восхищением и завистью разглядывая добычу друга, полученную им у писцов новых добровольческих отрядов. - Всё же война.... Поход!
--Да что ты?! Ты видел как мы поимели этих задавак кельриков? Напихали им... Ну что ты! А ведь раньше столько сказок было: яростные в вере, непобедимые, сражаются до конца... Чушь! У нас сейчас, здесь, в столице, самые отчаянные воины империи и они не из постоянных отрядов, а прямо из народа! Сейчас время для новых героев! Мы сможем совершить такие подвиги, что затмим прежние имперские хроники и возможно вскоре, именно мне - будет поставлен где в столице памятник или сделают выслуженным рыцарем империи!
   Жак рассмеялся словам товарища и получил от Атаульфа дружеский тычок в бок, на что ответил таким же. 
     Потом, весело горланя какие то ответные кричалки мимо проходящим всё новым добровольцам, пара подростков зашагала в сторону площади, где по распоряжению министра Дезидерия уже начали выкатывать бочки бесплатного вина и  устанавливать столы для раздачи пирогов. 
   Там же выступали проповедники, славившие будущие победы и настраивали свои инструменты музыканты, готовившиеся к скорому концерту в честь организации нового, общеимперского похода против ересиарха Руфуса. 
  Всюду было невиданное оживление и восторги, все жили будущими победами и многие мужчины обещали своим жёнам и невестам, что как только продадут на рынке, где смогут, пару взятых в плен “честных” - купят на эти деньги своим бабёнкам новенькие красные сапожки. Женщиты смеялись и целовали своих кавалеров в щёки, после чего начинали высказывать им всё новые пожелания.
   Радость от примирения с кельриками и скорого выступления, всей мощью огромной империи на страшных “честных” - буквально затопила столицу и городки, и военные лагеря, вокруг неё...



Александр Никатор

Отредактировано: 06.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: