Наследница Альба

Размер шрифта: - +

Глава 2. Ох уж эти провинциальные дворняги

Утром пришлось ретушировать синяк на подбородке и распускать волосы, чтобы они хоть немного прикрыли подозрительные припухлости.

Ночью я-таки чуть не позвонила в полицию, но вовремя вспомнила о фамильярно упомянутом «Даге». А еще - при открытии протокола придется сообщить официальное имя. Поэтому решила скандал не поднимать, а сходить в город и осторожно разузнать про шефа полиции и его связь с Глостерами.

Представляться пока буду Олей или Холли, а там посмотрим.

Сменить все паспортные данные мне пришлось чуть больше трех лет назад, когда в моем родном Саратове как черт из табакерки появился седовласый полный мужчина в клетчатом костюме-тройке, с мягкой улыбкой на открытом, добродушном лице.

Так мы узнали, что мама является потомком побочной ветви семейства Альба. И каким-то хитрым макаром я, совершеннолетняя и незамужняя девица, по завещанию троюродной бабушки наследую поместье на другом конце земного шара, а моя родительница – неплохую финансовую ренту.

К сожалению, сразу нас найти не смогли. Поэтому наследники первой очереди положили мамины деньги в какие-то трасты, а дом, за которым никто не присматривал, самовольно продали.

Великолепное «Гнездо» почти мгновенно ушло с молотка, да только в документах пропустили выделенный в самостоятельный пункт садовый домик с прилегающей землей. Вот незадача.

Как уверил меня адвокат, этот расклад оказался для нас очень удачным. Пока дальняя аристократическая родня спорила кто и что должен нам выплатить, их фонды в качестве извинений обеспечили нашей семье спонсорские визы и учебу для меня в университете.

Мама с папой счастливо и скромно жили на ренту, я – увлеченно училась, собираясь по маминым стопам стать учительницей в школе, полировала свой неплохой, но все же с акцентом - английский. Все тихо и мирно  шло к возвращению наследства в виде кругленькой суммы, но после вчерашнего дня ситуация изменилась. Почему я должна оставлять «Гнездо» Глостерам?

И виной была не только обида. Что-то во мне начало отчаянно противиться самому простому решению – взять деньги. Ладно, поживем - увидим. 

Запихнув в сумку Йожи, отчаянно возжелавшего катить по высокой траве, я пошла по знакомой заброшенной колее в сторону города.

Жаль, шляпу привезти не догадалась, приходилось щуриться под пронзительными лучами утреннего, но по-южному резкого солнца. В остальном прогулка выдалась на редкость приятной и крайне эстетичной. Такого буйного цветения кустов и даже деревьев я не видела никогда.

При повороте на городскую дорогу из кустов выглянул черный пес смешанной дворовой породы, крупный, что называется, в семье не без ньюфаунленда. И страшненький, откровенно говоря. Не то что мой милаха шпиц.

- Привет, - я доброжелательно кивнула, и дворняга насторожилась. – Не бойся, я тебя не обижу. Если когда-нибудь у моего дома появишься, даже подкормлю. Но извини, с моим мальчиком познакомиться не дам.

Малыш при виде собрата уже раздирал переноску, вырываясь как эмбрион чужого. Пришлось прикрыть его рукой и припустить быстрее по дороге.

- Йожи, даже не думай. Это очень большая дикая собака. Она на тебя лапой наступит, не заметит. И блохастая скорее всего.

Нам вслед злобно залаяли. У псины не только внешность, но и характер оказался не сахар.

Выйдя на основную дорогу, до города я добралась минут за пятнадцать-двадцать. И поразилась необычайному обаянию места. Пожалуй, после университета я с радостью вернусь сюда жить и работать. Если согласится мой Фредерик.

Пока он о своих планах не говорил, но, уверена, маленький волшебный Сент-Хейвен завоюет его сердце. Ах, как мило выглядели светлые ухоженные домики, палисадники украшали цветы и флаги. Ближе к центру почти все здания были каменными, прижимались стена к стене, но не теряли провинциального очарования.

Я опустила Йожи на тротуар и с интересом оглядывалась, подмечая детали: сохранившиеся и ставшие декоративными коновязи, резные портальчики над окнами, сине-зеленую ручную роспись на дверях.

- Девушка! Эй! Да что ж такое… Я вам! Спасайте собачку!

С другой стороны улицы, прямо через дорогу, благо машин на ней не наблюдалось, ко мне неслась женщина среднего возраста, в легком брючном горчичном костюмчике, с ярко-розовой сумкой и в оригинальной зеленой вязаной шапочке набекрень.

- Фу! Фу, поганая псина! Пошел отсюда.

Только сейчас я обнаружила, что пока любовалась окрестностями, Йожи натянул поводок с целью более близкого знакомства с собакой серого окраса весьма впечатляющих размеров. Эдак примерно мне по бедро.

Подбежавшая дама начала размахивать сумкой, то ли пугая неизвестную дворнягу, то ли пытаясь попасть по ней. К моему удивлению, серый монстр весьма лениво увернулся, успев лапой аккуратно отодвинуть зазевавшегося Йожи из-под ног нападающей. Пока я пыталась поймать питомца, а незнакомая дама воинственно ругалась, гигантский пес развернулся и неспешной трусцой скрылся за уличным поворотом.

- Совсем обнаглели! – выпалила женщина. – Я – Труди, то есть Гертруда Картер, вице-председатель женского общества Сент-Хейвена. А вы?

- Холли, буду жить в домике рядом с поместьем Глостеров.

- Бедняга, - она вцепилась мне в локоть и сочувствующе забормотала. – Пойдемте со мной, я представлю вас нашему дружному городскому кружку. Вы не представляете как мы все мучаемся из-за этих нуворишей. Деньгами всем рты закрывают, вечеринки скандальные закатывают, какие-то подозрительные люди к ним приезжают, а самое возмутительное - развели огромных собак и совершенно, представляете, совершенно за ними не следят, даже намордников и ошейников не надевают. Позор нашего городка! У нас сегодня маленькая акция, будем стыдить мисс Шлиман, помощницу шерифа. Вот вы ей и расскажете, как чудовищная собака чуть не съела вашего чихуа.



Светлана Суббота

Отредактировано: 01.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться