Наследница

Глава 36

- Началось, - спокойно, чуть ли не удовлетворенно произнес Плоспиак, почувствовав первые, едва ощутимые колебания.

  Легкая вибрация земли быстро переросла в лихорадочные вздрагивания от неравномерных сильных толчков. Над зашумевшими кронами потревоженного леса поднялись стаи перепуганных птиц. Тут же последовала череда ярких вспышек атакованных магических преград, самая сильная из которых пришлась на запечатанный выход из тоннелей. Через мгновение атаки возобновились, но уже более точечно.   

- Великий Крон, что же это творится, - прошептала умун в ужасе. – Сколько же их там?

- Много, Циси, очень много, - Плоспиак взял в руки плошку с толчеными травами и не без труда поднялся на ноги. – И если мы хотим встретить сегодняшний закат в мире и спокойствии, то пора действовать. Приведи, пожалуйста, сюда Листу, надо начинать обряд.

- Но она же еще совсем слаба!

- Закат, Циси. Я очень хочу его встретить, - Хранитель указал рукой на стоянку и добавил с нажимом: – Ступай.

  Умун недовольно поджала губы, но поспешила вниз, продолжая, тем не менее, громко возмущаться и неодобрительно качать головой.  Плоспиак остался ждать на узкой вершине холма и только хмыкнул, наблюдая за удаляющейся лааркой.

«Циси, Циси… Мне будет тебя не хватать. Как и Димира…»

     Он нежно провел пальцем по прозрачной поверхности кристалла, спрятал его за ворот рубахи и сосредоточился на приготовлениях к обряду.

    Тем временем лагерь скинул сонное оцепенение ночи и пришел в движение, напоминая собой огромный муравейник. Маги вырисовывали в воздухе боевые и защитные символы, из рук в руки передавались патроллеры с воспламеняющими и ядовитыми зельями, а лаарки, шутя и поигрывая короткими шестами, выстраивались в линию по всему периметру стоянки. Сплюнув в траву, Кресса повернулась к предводителю боевых магов.

- В лес ни шагу.

- С каких пор я обязан слушаться женщину? – огрызнулся рыжий здоровяк, но взгляд лаарки был более чем категоричен.

- Ваши преграды скоро падут, а лес для этих тварей, что родная кожа. Так что…

   Она описала кистью руки несколько кругов и отставила руку в сторону зарослей, чуть склонив голову на бок. Маг недовольно фыркнул и, проигнорировав ее приглашающий жест, дал своим людям отбой. Как бы ни была сильна его тяга к геройству и получению признания со стороны Главного Хранителя, но доводы лаарки оказались весомее. Его отряд состроил недовольные мины, но больше для вида – быстрая и довольно бессмысленная смерть никого не прельщала.

   А вспышки становились все ярче и ярче, походя на ослепительные молнии, зловеще сверкающие в дебрях леса и врезающиеся неровными стежками в оранжево-красное рассветное небо.

***

- Нет, ну это же чистой воды безумие! Я не позволю!

   Несколько крепких нурхов удерживали возмущенную Авору у подножия, не давая ей подняться на холм. Плоспиак позвал их, как только лаарка скрылась за первым же шатром, прекрасно понимая, что колдунья не уступит своим лекарским принципам и будет до последнего биться за юную подопечную. Но против ее гневных криков возражения не имел. Они подбадривали своей бесконечной заботой Листу и вносили приятное разнообразие в стоящий над стоянкой гул. В какой-то момент Хранитель понял, что уже заранее начал безумно скучать по этой хрупкой воинственной старушке. Медленно выдохнув, он погасил печальную улыбку на своих тонких губах и подошел к юной колдунье.

- Дитя, ты готова?

   Листа молча кивнула. Остро оточенный нож скользнул по нежной коже, и линия жизни мгновенно покрылась блестящими капельками крови. Девушка охнула и поспешно отвернулась, чтобы не видеть, как упругие бардовые капли, срываясь с ладони, грузно падают в плошку с травами и стекают на дно, оставляя за собой темный влажный след.

- Все хорошо, потерпи немного, - тихонько приговаривала Цисида, поглаживая ее точно ребенка по белоснежно-зеленым волосам. – Скоро все закончится.

- Не могу не согласиться, дорогая, - пробубнил Плоспиак. Отставил плошку и старательно перевязал хрупкую ладошку мягким лоскутом. – Как говорится, ничто не вечно.

   Умун бросила на него гневный взгляд, но Хранитель проигнорировал этот немой укор. Все его внимание сконцентрировалось на драгоценной плошке с бурой травяной кашицей. Сколько же силы и мощи сейчас в этой маленькой посудинке! И тут раздался мощный хлопок. Взгляды всех собравшихся устремились в глубину леса, где пала первая преграда, запустив в небо сноп голубоватых искр.

- Господин, - Листа взволнованно смотрела на мгновенно закачавшиеся в том месте деревья, - что мне делать?

- Тебе – ничего, - с улыбкой произнес Плоспиак, следя за тем, как грозная сила, круша и ломая все на своем пути, быстро приближается к стоянке. – Ты уже все сделала, девочка.

    Цисида вздрогнула и с удивлением посмотрела на Хранителя.

- Что ты… Не-ет!

    Она кинулась в его сторону в попытке поймать за руку, остановить, но не успела. Пульсирующий темный символ уже повис в воздухе, а месиво в плошке вспыхнуло белым пламенем, источая едкий сизый дым.

- Что же ты наделал…

   Лаарка в отчаянии схватилась за голову, до боли сжав густые волосы у корней.

- Я… Я не совсем понимаю, - растерянно пробормотала Листа.

- Я забрал твою силу, дитя. Не всю, только ту, что связывала тебя с отцом. Твоя готовность идти до конца, рискуя собственной жизнью, лишь подтверждает то, что я не ошибся в выборе преемника. И я признателен тебе, правда. Но ты хочешь заплатить слишком высокую цену за чужие ошибки, и я не могу этого допустить.



Юля Кулиева

Отредактировано: 05.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться