Наследница

Эпилог

Две недели спустя

- До сих пор не могу поверить, что это случилось, - пробормотала Светлина, продолжая держать в руках плошку, но так и не притронувшись к уже остывшему в ней отвару. – Стоит закрыть глаза и… Я…

 Судорожно выдохнув, колдунья прикрыла глаза, пытаясь сдержать слезы, но это было выше ее сил. Цисида не нашлась, что ответить, она сама боялась засыпать.        

    Вот уже две недели ее преследует один и тот же сон: яркие вспышки, леденящий кровь вой и посреди всего этого Плоспиак. Его кожа медленно сереет, приобретая мертвенный оттенок, а иссохшие губы растягиваются в саркастичной улыбке.

- Циси, ты не видишь всей картины…

     Его глаза начинают наполняться тревогой и ужасом. Несколько нетвердых шагов и он падает на землю, поросшую багряной травой.

- Упусти-и-ил…

    Каждый раз умун протягивает руку, чтобы закрыть ему глаза, но стоит ей коснуться прохладных век, как образ великого безумца ускользает от нее, и она просыпается, дрожащая и в холодном поту.

   Но что бы ни испытывала лаарка, все это меркло перед горем ее названной сестры. Потеря племянницы подкосила несчастную женщину, превратив ее в бледное подобие той сильной и волевой колдуньи, которую умун когда-то знала.

- Дорогая, - Цисида замялась, не зная, с чего начать, - мне очень жаль, что вашей семье пришлось столько всего пережить, но теперь Ника с духом Ветра, ей там хорошо. Ты ничего не изменишь, терзая себя; пора отпустить девочку и жить дальше.

- Ты не понимаешь, - с горечью протянула Светлина. – Это из-за меня ее больше нет. Я могла спрятать ее в другом городе, стране, а вместо этого отправила сюда, одну, с короткой инструкцией на клочке бумаги.

- Неизвестно, как сложилась бы ее жизнь в Том мире. Ты хотела, как лучше.

- Знаю, но от  этого не легче, - Светлина тяжело вздохнула. – Я столько времени потратила, чтобы хоть что-то узнать про ее отца, а теперь даже не могу ей ничего рассказать.

- Ты его нашла и до сих пор молчала? Но почему?

- А смысл? Он все равно мертв, как и сестра, и Ника. Вся моя семья – призраки.

- Лина, я понимаю, тебе тяжело, но если ты поделишься со мной, тебе станет легче, - Цисида отошла от дерева Первой лаарки и села на траву рядом с колдуньей. – Если будешь держать все в себе, это сведет тебя с ума.

   Светлина упрямо мотнула головой, но умун была права – она уже была на грани от горьких мыслей и бесконечных «Если бы…». Уставившись взглядом в плошку, колдунья начала свой рассказ.

- Сестра все время чудила. Постоянно где-то пропадала, занималась какими-то непонятными делами, про которые никто ничего не знал. Однажды она ушла и появилась только спустя два года. Грязная, лохматая, с малышкой на руках. Ирма ничего не говорила. Ни про отца девочки, ни где жила все это время. Я знала только то, что это ее родной ребенок. А потом сестра исчезла. Уже навсегда, - Светлина вздохнула. – Я как могла заменяла малышке мать. Нам пришлось очень тяжело, особенно в Том мире, где каждый показывал на нас пальцем и называл странными. Ника росла нелюдимой, с трудом заводила новые знакомства. Наверное, это моя вина. Не надо было ей рассказывать про Сиану и пропавшую мать, но мне так хотелось вернуться! Мне было все равно, кто ее отец, но обряд на Дарра стал для меня откровением. Сестра родила от обычного человека, да еще и вне брака! Это слишком даже для Ирмы.

- Могущественная ведьма, претендующая на место Главного Хранителя, не стала бы мешать кровь, - с сомнением произнесла Цисида, - может, это не ее ребенок, и Ирма просто его от кого-то спасла?

- Не-ет, нет. Она родная, просто копия своей матери. Но, правда, только внешне. По характерам они оказались совершенно разные, и я этому безумно рада. Еще одной импульсивной и непредсказуемой родственницы я бы просто не выдержала.

- Но как ты нашла ее отца?

- Случайно. Ирма спорила с кем-то на улице за пару дней до своего исчезновения. Я не видела с кем, но слышала, как она упомянула Флотток и Драконьи скалы.

- Но Флотток заброшен, - удивилась Цисида, - при чем он здесь?

- Да, заброшен. И после ее исчезновения я говорила об этом разговоре одному из помощников Плоспиака, но все списали на грамаров, а потом нас с Никой вообще отправили в другой мир. Хорошо хоть не запретили пользоваться порталами. Я долго не понимала, что делала сестра в лесах благодати без вашего сопровождения, отряда, пока не нашла учетные книги покинутых поселений. Сначала я не понимала, что именно ищу, но разобравшись с неимоверным количеством таблиц и списков, заметила, что незадолго до вспышки болезни там начали пропадать люди, группами по несколько человек. Даты были примерные, с большим разбросом, но я просчитала примерный путь в обход стоянки до скал и обратно, и вот оно – совпадение. Все даты укладывались в мои примерные рамки, как будто кто-то уводил людей в безопасное место и возвращался за остальными.

- Лина, эти люди могли уйти куда угодно.

- Но я нашла их, - на лице колдуньи появилась грустная улыбка. - Все они оказались в пещерах у скал. Их там около сотни, может, больше. Сначала они  испугались, когда я обнаружила их тайный городок, но узнав, чья я сестра, приняли, как родную. Там же я познакомилась с бабушкой, которая принимала роды у Ирмы и от нее же узнала про отца Ники. Им оказался некий Фламиан, лекарь из Флоттока. Он первым заметил странные изменения у жителей деревень и заподозрил неладное. Его коллеги-колдуны лишь посмеялись, предложив не обращать внимания. Когда он направлялся с докладом в дом Совета, на него напали наемники во главе с местным магом и потребовали молчать. Фламиан понял, что здесь замешан кто-то из приближенных к Семерке и обратился к Ирме за помощью. Несмотря на все ее выходки, все знали, что ей можно доверять. Сестра начала самое настоящее расследование, но как только она что-то нащупывала, все концы тут же терялись. Никто ничего не видел, не знал, забыл. Тогда они с этим парнем начали уводить людей тайком к скалам. По несколько человек, чтобы никто не заподозрил. Так началась их история…



Юля Кулиева

Отредактировано: 05.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться