Наследница

Размер шрифта: - +

Глава 16

- Скажи вознице, пусть готовится,  - распорядился Плоспиак, и Димир вышел из шатра.

- Где вы ее нашли? – спросила Метида, вскакивая со своего спального мешка.

- А кто сказал, что мы ее нашли? – Плоспиак начал спокойно паковать свои вещи в небольшой дорожный мешок. - Трое прочесали окрестности. Ничего: ни магического следа, ни простых следов. Испарилась. Зато остальные  освободили дорогу от деревьев, и мы можем ехать.

 - Что ж, - Метида решительно направилась к выходу, - раз никто не смог ее найти, тогда я лично проверю округу.

- Нет.

   Метида остановилась в дверях и резко развернулась к отцу.

- Что?

- Я сказал «нет», - Плоспиак тяжело выдохнул и опустился в кресло. - Мы всей семьей едем в дом Совета. Я сделал все, что мог для ее семьи, делать еще больше не буду.

- Но отец!

- Метида, что ты хочешь от меня услышать? – устало спросил Плоспиак. - Что ты предупреждала? Не услышишь. И наказывать перепуганных помощников я тоже не буду. Я знаю, - он жестом остановил ее, не давая себя перебить, - ты старалась. Но на улице только сейчас стихает дождь, и я не вижу смысла гонять людей ночью по сырому лесу. В конце концов, они не местные и могут элементарно заблудиться. Если девочка умудрилась улизнуть дважды, значит, помощь Совета ей не нужна.

   Метида не нашла слов. Все ее мечты, все, что она представляла и планировала, все разом рухнуло, разбилось об отцовское «нет».

- Ты не можешь так поступить, - глухо произнесла она.

- Отчего же? – взгляд отца стал пронизывающим. - И что же мне помешает?

- Что помешает? –  с гневом переспросила колдунья. -  Я катаюсь по всей Сиане, представляя интересы дома Совета, делаю всю грязную работу, а что взамен? Ты приезжаешь с Димиром - этим любимчиком народа и все портишь!

- Ты забываешься, дорогая, - в голосе Плоспиака появились грозные нотки. - Да, народ любит Димира. В отличие от тебя, он общителен и вежлив.

- О, простите, что посмела что-то сказать про братца, - огрызнулась Метида.

   Плоспиак замолчал, разглядывая дочь. Она стояла, плотно сжав челюсти, глаза злобно сверкали, ладони сжаты в кулаки. Ему казалось, что еще слово, и она набросится на него с кулаками. Такое поведение удивляло его и озадачивало. Неужели она так бесится из-за того, что просто оказалась права и девчонка сбежала?

«Что-то тут не так», - решил Плоспиак, не сводя задумчивого взгляда с дочери.

- Зачем тебе Эникария?

- Чтобы защитить глупую девчонку, отправив домой, - быстро ответила Метида.

- Врешь.

- Отец!

- Не ври, Метида! – грозно потребовал Плоспиак. - Ты никогда не умела мне врать и никогда не научишься.

   Метида раздраженно закатила глаза, тонкие губы задвигались в беззвучных проклятиях.

- Я жду, - напомнил о себе Главный Хранитель.

- Отец, - она старалась говорить убедительно, изо всех сил сдерживая гнев, - она молода и безрассудна. Она не понимает, что творит и к чему это может привезти.

   Плоспиак согласно кивнул и она, приободрившись, продолжила.

- Поэтому ее надо найти и вернуть домой, по крайней мере, пока ее тетя не нашлась.

- Или пока не нашлись камни ее матери? – вкрадчиво спросил Плоспиак.

Метида вспыхнула.

- При чем здесь это?

- О, - Плоспиак сложил пальцы «домиком» и поудобнее устроился в кресле, - я угадал. А теперь послушай меня и только попробуй сказать, что я не прав. Я знаю про твоих ищеек. Ты уже два года гоняешь по всей Сиане дюжину колдунов в поисках камней и пытаешься контролировать поиски пропавших без вести, проводимые домом Совета. То, что ты делаешь это втихаря, говорит мне об очень неприятных вещах.

- И что же это тебе говорит? – тихо уточнила Метида.

- А говорит мне это о том, что ты хочешь присвоить камни Ирмари, избавившись от единственной наследницы. И заодно контролируешь списки всех найденных ведьм в надежде, что семья Эникарии никогда не объявится.

- Чушь, - холодно бросила Метида, скрепляя пальцы в замок перед собой.

   Плоспиак не пропустил этот жест и удовлетворенно цокнул языком.

- Ты нервничаешь, - заключил он, показывая пальцем на ее руки. - Это хорошо. Значит, я прав. Ты погрязла в интригах и не знаешь никаких границ в своей неуемной жажде власти. Но что бы ты не предприняла – камни в Совет не попадут.

- Интересно, почему? – поинтересовалась Метида, слегка наклоняя голову в бок и скрещивая на груди руки.

- Даже если Эникария вернется в Тот мир – я буду обязан передать ей камни матери. К тому же, у нее две пропавшие родственницы, которые могут в любой момент вернуться и заявить свои права. Забудь об этих камнях, дочка.

- Ирмари пропала уже почти девятнадцать лет назад. Хотела бы – вернулась. Светлина, скорее всего, уже давно сожрана грамарами. А девчонка…, - она фыркнула, - бездарное подобие ведьмы. Она всю жизнь прожила в Том мире и пусть живет там дальше. Ей вообще незачем знать, что камни нашлись. А что по поводу ее жизни, то жизнь непредсказуема, в любой момент может что-то случиться, машиной собьют, например.  

- Замолчи!

   Хлесткая пощечина обожгла кожу. Прижав ладонь к горящей щеке, колдунья в страхе отпрянула от отца.

- Замолчи. – повторил он, яростно сверкая глазами. - Я не для того семьдесят лет забочусь о спокойствии Сианы, чтобы ты своей глупостью и неуемными амбициями смешала имя Совета с грязью.     

- Ты всегда думал больше о Сиане, чем о семье!

- Молчи, я сказал, - Плоспиак сделал нетерпеливый жест рукой. - Чего бы ты ни хотела – уже поздно. Я не стал ждать конца года и провел голосование перед отъездом в подземный город.



Юля Кулиева

Отредактировано: 05.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться