Наследница

Размер шрифта: - +

Глава 18

Главный Хранитель, перед тем как сесть в повозку и продолжить путь, отправил зачарованное письмо в дом Совета с просьбой принять пленницу. На подъезде к городу их уже встречало несколько человек в серых плащах. Это были первосортные колдуны, тщательно отбираемые Советом для охраны единственной тюрьмы на острове Забвения. Вопросов они не задавали, эмоций не показывали. Среди них Плоспиак заметил нурха. Его серебристо-черные волосы разметало по плечам ветром, холодный взгляд черных глаз с темно-серыми белками ничего не выражал. Нурхов приглашали для допросов и на переговоры – они великолепно чуяли ложь. Их невозможно было подкупить: оклеветать кого-то – несмываемый позор для их племени. К тому же, большинство из них обладало даром магического сдерживания, и их с удовольствием принимали служить на остров Забвения.

   Нурх провернул браслет на запястье и поклонился Главному Хранителю.

- Приветствую, - пробасил он.

- Спасибо, Эхку, что согласился, - поблагодарил Плоспиак, пожимая бледную руку нурха.

- Не стоит, - ответил Эхку и посмотрел перед собой поверх плеча Плоспиака. - Где пленница?

   Метида с гордо поднятой головой стояла, окруженная помощниками Плоспиака.

- Ты пожалеешь, отец, - зло прошипела она, - обещаю тебе.

- Отец, - шепнул Димир на ухо Главному Хранителю, - прошу тебя, она просто оступилась. Она же твоя дочь.

- То, что она моя дочь, только усиливает ее вину, - сухо обронил Плоспиак. - Когда мы даем клятву Совету, то обещаем служить Крону и оберегать всех жителей Сианы, забывая собственные амбиции. Твоя сестра забыла, что она - всего лишь слуга народа.

   Он дал знак, и Метиду передали охранникам. Димир с болью в сердце смотрел, как сестру сажают в черную повозку, запряженную спереди и сзади фавенгриями. Огромные твари трясли лысыми, сморщенными мордами и издавали рокочущие звуки. Одна из них приподняла кривую лапу и почесала резкими движениями белесое пузо, заставляя обвисшую кожу с клоками белой шерсти, сбитой в тугие колтуны, мягко колыхаться. На светлых костлявых крыльях просвечивали серые прожилки.

«Она не заслужила такого», - с горечью подумал Димир.

- Что ж, Эхку, рад был видеть тебя, хоть и по столь скорбному поводу, - обратился Плоспиак к нурху, когда дочь скрылась внутри повозки.

   Эхку учтиво поклонился Главному Хранителю. Когда охранники заняли свои места, он легко забрался на козлы и стеганул фавенгрий длинным шипованным хлыстом. Мотая головами, они нехотя расправили крылья и начали разбег. Запряженные сзади недовольно зарокотали, но щелчок хлыста быстро их присмирил. Натужно скрипя, повозка поднялась в небо. 

    Плоспиак легонько похлопал сына по плечу.

- Пора, сынок.

- Ты суров, отец, - Димир разозленно спихнул его руку, дернув плечом. - Как ты мог так поступить с ней?

- Поезжай со мной, и мы все обсудим, - предложил Плоспиак, указывая на открытые двери.

    Димир недовольно нахмурился, но последовал за отцом. Повозка мягко закачалась и тронулась с места.

- У нас есть около часа до приезда в дом Совета, чтобы поговорить, - Плоспиак поудобнее сел на узкой скамейке и внимательно посмотрел на сына.

- Почему ты с ней не поговорил? – Димир испепелял его взглядом. - Даже не выслушал.

- О, ты ошибаешься, - с грустной улыбкой ответил Плоспиак, - я ее выслушал. Она, сама того не понимая, призналась, что разыскивает камни управления стихиями Ирмари. Но не для того, чтобы передать наследнице, а для того, чтобы их присвоить и стать Главным Хранителем вместо меня. Да, я думаю, она именно этого хотела, когда гоняла своих ищеек по Сиане, - Плоспиак задумчиво глянул в окно. - Но, в первую очередь, желая сместить тебя, потому что твой дар Семерка посчитала сильнее и выбрала тебя вместо нее. Ты понимаешь, что защищаешь того, кто тебя ненавидит? Она со спокойной душой намекнула, что готова на убийство ради власти.

- Если она так хотела попасть в Семерку, то могла бы просто попросить, я уступил бы ей, ведь она моя сестра.

- Ты или святой, или дурак, - Плоспиак всплеснул руками, - и, право, я не знаю, к чему больше склоняюсь.

- Святые в Том мире, а дураком ты меня не считаешь, - парировал Димир, - и потом, ты сам говоришь, что это только намеки и предположения. Ты отправил ее в это жуткое место за мысли.

- И славься Крон, что она не успела воплотить их в жизнь, - взгляд Плоспиака стал жестким. - Твоя сестра черна сердцем и именно за это она отправлена туда. Разговорами ее не переубедишь, и ты сам это прекрасно понимаешь. Равно как и понимаешь, что она совершенно не любит ни тебя, ни меня, ни кого-либо еще. Она хочет только власти и силы. Такие люди разрушат Совет Крона за считанные недели.

- Что ж, - сдался Димир, - через пару месяцев она поймет, как ошибалась и изменится.

- Не думаю, - Плоспиак тяжело вздохнул, - боюсь, что в момент, когда на Метиду одели браслеты, мы потеряли ее навсегда.

   Димир молчал. В душе он понимал, что отец прав, но никак не хотел смириться с мыслью, что больше никогда не увидит сестру. Он относился к тем людям, которые до последнего верят, что не бывает чистого зла. Трясясь в повозке рядом с отцом, он молил Крона, чтобы Метида образумилась и помирилась с семьей, забыв о проклятых камнях.

- Отец? - сказал он, привлекая внимание Плоспиака.

- Слушаю.

- Я хочу взять отряд, материалы по камням и найти их.

   Лицо Главного Хранителя исказилось.

- Стой! Стой, ты не понял, - поспешил успокоить старика Димир, хватая его за руку. - Не для сестры. Я хочу найти их и вернуть законной владелице.

- Зачем тебе это? – непонимающе уставился на него Плоспиак.

- О них ходят легенды, народ приписывает им с каждым годом все большее могущество. Возможно, когда я найду их, то все увидят, что это обычные камни с определенным даром, как большинство заговоренных вещей. Ни больше, ни меньше. Может, сестру это и не спасет, но может уберечь умы других людей. А возможно, Метида, узнав правду, осознает, какую беду чуть не натворила из-за побрякушек, и признается, что была не права.



Юля Кулиева

Отредактировано: 05.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться