Наследница

Размер шрифта: - +

Глава 23

    В приоткрытое окно влетел сгусток черного дыма и, опустившись на стол, рассеялся. Листа скривилась, увидев письмо с витиеватой серой печатью ее матери.

- Да что ж опять-то, – процедила она, ломая печать и раскрывая конверт.

   По мере прочтения ее изящные бровки то взлетали вверх от удивления, то съезжались на переносице от еле сдерживаемого гнева. Дочитав, девушка смяла письмо в комок и швырнула в дальний угол комнаты. В дверь постучали.

- Госпожа Листа, – раздался детский голос. - Госпожа Листа!

- Чего тебе? – спросила она, показываясь в дверном проеме.

   В коридоре стоял рыжеволосый девятилетний мальчик, сын одного из помощников.

- Госпожа Плиона просит вас подняться в галерею, - сообщил он.

- Хорошо, спасибо, - Листа ласково улыбнулась ребенку. - Можешь идти.

   Как только мальчик скрылся из виду, девушка вернулась в комнату. Улыбка мгновенно сползла с ее лица, уступив место холодной ярости. Набросив на плечи короткую накидку из тонкой серой шерсти, она подхватила подол платья одной рукой и почти бегом направилась к главной лестнице, соединяющей все три этажа дома Совета Крона.

- Некрасиво, знаешь ли, использовать детей в своих целях, - заявила она высокой женщине, выйдя на открытую галерею.

   Та медленно повернулась к ней. Идеальная осанка, высоко поднятая голова и надменный взгляд выдавали в ней чистокровную колдунью из благородного рода. Белокурые волосы с первыми признаками седины красиво уложены ракушкой. На ней было приталенное платье с глубоким треугольным вырезом и огромным количеством нижних юбок, шуршащих при малейшем движении. Листа такие платья терпеть не могла: в широких рукавах из плотного кружева ее худые руки выглядели словно кости скелета, а постоянный шелест юбок заранее сообщал всем о ее приближении.

- Прежде, чем делать замечание матери, посмотри, как ты ходишь и одеваешься, - спокойным размеренным тоном ответила Плиона.

- И что же не так? – ядовито поинтересовалась Листа.

- Все, – поджала губы мать. - Ты - будущий Главный Хранитель, а ходишь и одеваешься как обычная девчонка из ближайших поселений. Выпрямись и веди себя, как подобает твоему положению.

   Договорив, Плиона вернулась к балюстраде и отвернулась от дочери, предпочитая смотреть на парк за домом. Листа молча сверлила взглядом затылок матери, представляя, как резко выставляет руки вперед, толкая ее в спину. Всего одно движение, и больше она никогда не увидит это чувство превосходства в глазах матери и вечный упрек всему, что бы она ни делала.

- Я не просила Плоспиака выбирать меня, - медленно, четко выговаривая каждое слово, сказала Листа.

- Еще скажи, что ты чем-то недовольна.

- Интересно, с чего мне быть довольной? – вспыхнула Листа. - Я каждый день получаю от тебя письма с инструкциями что делать и как жить. Ты контролируешь каждый мой шаг, а вчера, после того, как Димир уехал, пришли ищейки и сообщили, что Метида на острове Забвения. Забвения, мама! Ты лишила меня единственной подруги!

- Смени тон, дорогая, - холодно произнесла Плиона. - Ты не в состоянии контролировать даже свои эмоции, но хочешь, чтобы я перестала опекать тебя. Такое поведение свойственно ребенку, а не взрослой девушке. А твои попытки навязаться Димиру вообще не укладываются у меня в голове. Где твое чувство достоинства? Я желаю тебе этого брака, потому что он перспективный сильный колдун, но надо быть гибче и хитрее, мальчишка должен сам за тобой бегать. А твоя, как ты выразилась, подруга сама виновата, что оказалась там. Я не заставляла ее действовать за спиной у отца. Это было крайне глупо с ее стороны.

- Ты приказала мне подсунуть ей свитки про камни.

- И ты ей их подсунула, - парировала Плиона. - У тебя был выбор, но ты, как всегда, поступила не думая. О какой самостоятельности может идти речь, дорогая?

    Листа смотрела на нее и удивлялась. Почему из тысяч ведьм и колдуний ее родила именно она? Нет, конечно, детство у нее было замечательное, но после Дарра все изменилось. Ласковая и заботливая мать стала жесткой, требовательной и бесчувственной. Долго Листа винила себя за эту резкую перемену, но сейчас она уже не была такой наивной и прекрасно понимала, что единственная вещь, заботящая ее родительницу – власть.

- Я тебя ненавижу за то, что ты сделала, - тихо сказала она.

- Я дала тебе жизнь, силу и достойное будущее. Хотелось бы немного благодарности вместо глупых обвинений.

- Эта сила сжигает меня изнутри, - Листа распахнула накидку и расставила руки в сторону. - Посмотри на меня, мама. Со мной что-то происходит, и я не могу это остановить. В последний раз, используя свой дар, я потеряла сознание и лежала сутки без сил.

   Плиона нехотя глянула на дочь. Распахнутая накидка оголила тощие плечи. Ключицы, обтянутые тонкой белой кожей, сильно выдавались вперед. Юбка платья сглаживала резкий переход от тонкой талии к широким бедрам и скрывала худые ноги с острыми коленями.

- Ты всегда была полновата, - спокойно ответила колдунья. - Сейчас ты постройнела и выглядишь замечательно. Тебе нужно просто больше спать и меньше нервничать. Ты научилась возвращать к жизни, пора учиться забирать ее.

- Да что ты? – фыркнула Листа, застегивая накидку. - Хватит. Больше я не собираюсь жить по твоей указке, ищи себе другую игрушку.

    Она развернулась и ушла.

«Неблагодарная девчонка, - Плиона перевела взгляд на леса, простирающиеся вокруг дома Совета, и тяжело вздохнула. - Ничего. Побесится как всегда, потом поймет, что я права, и вернется с извинениями. Тогда и поговорим».



Юля Кулиева

Отредактировано: 05.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться