Наследница

Глава 25

   Листа нервничала. Мгновение назад к ней заглянул помощник и сообщил, что Главный Хранитель ждет ее в своем кабинете. Теперь все зависело от того, как она преподнесет ему свою версию событий. Девушка не собиралась себя обманывать: высокое положение в доме Совета не гарантировало ей безопасности. Она в равной степени могла избавиться от контроля матери или присоединиться к Метиде на острове, и одному Крону известно, что именно ее ожидает. Подбирая платье, Листа прокручивала в голове всевозможные варианты развития беседы, пытаясь предугадать самые каверзные вопросы и понять, как достойно на них ответить. Она расправила длинную юбку серого платья с рукавами флаттерами и заплела волосы в простую косу. На секунду она пожалела, что затеяла все это, но отступать было уже поздно. Девушка медленно вдохнула, выдохнула и поспешила на второй этаж, уповая на мудрость Главного Хранителя и счастливую монетку, спрятанную за широким поясом платья.

   Стуча каблучками по ступенькам из красного дерева, она пропустила вперед группу помощников, сошла с главной лестницы в коридор второго этажа и резко остановилась. Около кабинета Хранителя, постукивая сложенным черным веером по раскрытой ладони, стояла ее мать. Ретироваться было поздно - она успела заметить Листу и расплылась в фальшивой улыбке.

- Милая, а я тебя искала.

- Зачем? – насторожилась Листа, медленно подходя. - И почему ты ищешь меня здесь? Моя комната этажом ниже.

- Не зря же я плачу своим ищейкам, - с важностью произнесла она и добавила резким тоном. - Ничего не хочешь мне сказать?

- Ты о чем?

   Девушка обошла ее и подергала дверную ручку. Закрыто. Листа почувствовала на себе пристальный взгляд матери, и ей резко захотелось провалиться сквозь пол, лишь бы не стоять тут в ее компании.

- Я задала вопрос, дорогая, – напомнила Плиона. - Зачем Плоспиак тебя вызвал?

   Листа закатила глаза вверх, мысленно умоляя Крона дать ей сил, и повернулась к матери с вежливой улыбкой на бледных губах.

- Как раз пришла это узнать, - ответила она, спокойно глядя матери в глаза. - А что? Он часто вызывает меня, все-таки, мне надо со многим ознакомиться, прежде чем меня объявят новым Хранителем.

- Это он делает в зале совещаний, – взгляд матери стал грозным. - Ты что-то сделала не так? Отвечай.

   Девушка внутренне возликовала. Да, мать узнала про ее встречу, но это не важно, главное, что ей неизвестна причина. Как и всегда, Кода сработала безупречно.

«Надо бы подарить лаарке что-то за усердие», - решила Листа, вглядываясь в хищное выражение лица матери.

- Я ничего не натворила, если ты об этом.

- Если Плоспиак изменит свое решение…

    Плиона не договорила, но красноречивый взгляд говорил сам за себя. Дверь внезапно распахнулась.

- Если это все, что ты хотела мне сказать, то я пошла.

   Листа высоко подняла голову и с гордым видом отправилась навстречу своей судьбе, оставив мать кипеть от бешенства в одиночку. Плиона рвала и метала. Дочь давно уже должна была прийти к ней с извинениями, но время шло, а Листа упорно делала вид, что не замечает ее, продолжая игнорировать ее письма и прогоняя помощников, отправленных к ней с поручениями. Когда ищейки доложили о совещании с глазу на глаз, Плиона подняла всех, чтобы узнать, в чем дело, но никто ничего не выяснил. Она сверлила взглядом захлопнувшуюся перед самым ее носом дверь, гадая, о чем пойдет беседа. Подслушать она не могла: Плоспиак позаботился о полной звукоизоляции, пригласив в свое время лучших колдунов, накладывающих заклятия тишины. Поняв, что руки связаны, и она ничего не может сделать, Плиона ушла к себе, решив, что рано или поздно все равно все узнает.

    Закрывшаяся дверь отрезала пути к отступлению. Стоя в шаге от выхода, Листа взволнованно огляделась. В кабинете никого не было, стрельчатое окно за креслом полностью скрывала тяжелая золотистая портьера, создавая в помещение полумрак. На темных стенах висели портреты всех предыдущих Хранителей. Девушка нерешительно тронулась с места и, подойдя к одному из них, провела рукой по массивной золоченой раме, любуясь искусной работой мастера. Неожиданно один из больших портретов в человеческий рост бесшумно отъехал в сторону, и из темного узкого коридорчика, идущего за ним, в комнату вошел Плоспиак.

- Ты уже здесь? Отлично.

   Он поковылял к своему креслу, жестом пригласив девушку сесть. Листа собралась с духом и, удобно устроившись на двуместном диванчике, внимательно посмотрела на Главного Хранителя, ожидая его слов. Но старик продолжал хранить молчание, пристально разглядывая ее лицо. Время тянулось бесконечно долго и непринужденно сидеть с каждой секундой становилось все сложнее. Чувствуя, что начинает паниковать, Листа мило улыбалась, мысленно мечтая, чтобы все поскорее закончилось.

- Что ж, – нарушил молчание Плоспиак, ставя пальцы домиком и откидываясь на мягкую спинку кресла, - ты, наверняка, догадываешься, зачем я тебя вызвал.

   С этими словами он достал из ящика ее письмо и, положив его перед собой

на пустой стол, вновь сложил пальцы домиком.

- Да, - подтвердила Листа, - и надеюсь на вашу помощь.

- Листа, - вкрадчиво произнес Плоспиак, - ты понимаешь, что, если твои обвинения беспочвенны, ты отправишься на остров за клевету и лишишься возможности быть в Семерке навсегда?

   Она медленно кивнула, не сводя с него глаз.

- Тогда приступим. Расскажи мне все, что знаешь.

- В шестнадцать лет я прошла обряд на озере Дарра, - ее голос слегка дрожал от волнения, - и получила дар оживлять растения. Но только цветы, кустарники. Одним словом, всякую мелочь. За два года у лаарок я смогла выйти на новый уровень, помогая им восстанавливать лес после пожаров. Но потом, - она сделала неопределенный жест рукой, глядя в сторону, - потом начались странности. Несколько раз после ужина с матушкой я испытывала сильное головокружение, а на утро дар становился сильнее. После этих резких скачков я начала лечить животных прикосновением руки.



Юля Кулиева

Отредактировано: 05.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться