Наследница

Размер шрифта: - +

Глава 27

     Крепко сжимая в ладони пузырек с малиновой жидкостью, Листа лежала на кровати и отрешенно смотрела в потолок,. Главный Хранитель написал ей всего три строчки. Три строчки сухих фактов, разъясняющих всю ситуацию, и совершенно не подкупающим собой предложением. Плоспиак оставлял выбор за ней, но смысла в этом Листа не видела – итог все равно будет один.        

- Выбор без выбора, – горько усмехнулась про себя девушка.

    Письмо заколдованное, значит, ищейки уже спешат доложить матери, что видели золотистый клубок дыма, влетевший в ее окно. Скоро Плиона поспешит к ней, в эту уютную комнатку, для основательного допроса. Девушке была любопытна ее реакция. Разозлится? Или будет мягко увещевать? Хотя, нет, не так. Просто скажет, что делать, ожидая, что дочь беспрекословно все выполнит. И еще демонстративно оскорбится, назвав догадки дочери домыслами и нелепицей.   

     Из коридора донеслись торопливые шаги и шелест многочисленных юбок.         

- Листа! – раздался голос Плионы за дверью - Ты здесь?

   Колдунья нетерпеливо постучала костяшками пальцев по двери, продолжая звать дочь. Ее тон становился все требовательнее.

«Наверное, ищейки сообщили, что я тут», - догадалась Листа.

    С каждым стуком Листа все сильнее склонялась к мысли принять предложение Хранителя. В конце концов, что она теряла? А шанс на успех, хоть и маленький, но все же есть.  

   Листа нервно облизнула губы и резким движением откупорила пузырек.

- Листа! Я знаю, ты там! Немедленно открой! – срываясь на визг, требовала Плиона, безуспешно пытаясь открыть массивную дверь.

- Прости, мама.

    Девушка решительно запрокинула голову, опустошая пузырек. Приятное тепло мгновенно охватило все тело, расслабляя и даря умиротворение. Листа двинулась к двери, с трудом перебирая заплетающимися ногами.   

- Дочка, что ты натворила? – в ужасе вскрикнула Плиона, ворвавшись в комнату.

   Листа не ответила. Приятное тепло резко переросло в дикий, пожирающий изнутри огонь. Хрипя и задыхаясь, девушка сделала шаг к потрясенной матери и упала без чувств.

   Письмо с остатками золотой печати на сгибах мгновенно съежилось и сгорело, не оставив ни следа.

***

    От одной только мысли, что снова придется трястись в воздухе, становилось дурно, но другого выхода Плоспиак не видел. Прикинув, сколько времени будет потеряно, Главный Хранитель отказался от лошадей и приказал вызвать нурха на летучей повозке. Фавенгрии не вызывали у старика симпатий, зато они могли донести до лагеря умун за несколько часов.

   Всю дорогу желудок Хранителя болезненно сжимался, а по сгорбленной спине носились армии ледяных мурашек.

«Слишком, слишком стар для такого», - думал Плоспиак, крепко сжимая подлокотники узловатыми пальцами.

    Как только фавенгрии приземлились, и повозка, качнувшись, зарылась колесами во влажную землю, Плоспиак буквально вывалился наружу и с наслаждением вдохнул свежий воздух, насыщенный ароматом теплой почвы и прелой травы.

- Господин? – с беспокойством обратился к нему помощник, но старик отмахнулся.

- Ничего, не стеклянный, – сварливо ответил Хранитель.

      Их окружили многочисленные лаарки. Дети с любопытством разглядывали рокочущих тварей, запряженных в повозку, в глазах взрослых Плоспиак заметил проблески настороженности и даже враждебности.

«Значит, не простила, - с досадой отметил Главный Хранитель. - Извини, Цисида, но выбора у тебя нет».

   Он добродушно улыбнулся рослой женщине, закутанной в белоснежную шкуру коронтара, и попросил проводить к умун.

- Ваше присутствие тут нежелательно, – нахмурила густые брови лаарка.

- Я знаю. Но ей придется меня выслушать, это важно.

   Лаарка смерила старика презрительным взглядом, но до Цисиды проводила.

- Какого грамара ты тут делаешь? – поинтересовалась умун, выходя из своего шатра.

- Ты как всегда проницательна, - усмехнулся Плоспиак, - я как раз из-за них и прилетел.

    Цисида фыркнула и скрестила руки на пышной груди. Не считая легкой седины, тронувшей густые волосы пыльно-оранжевого цвета, своенравная лаарка почти не изменилась. Выдержав паузу, умун отошла в сторону, нехотя пропуская Хранителя в шатер.

- Кажется, в последнюю нашу встречу я четко дала понять, что не хочу видеть колдунов в своем лагере, - высказала недовольство Цисида, заходя следом за ним. - Тебе будет трудно поверить, но ничего не изменилось.

- Циси, не ворчи, - мягко попросил Плоспиак, усаживаясь на резную скамейку. - Как только я тебе все расскажу, ты мне еще спасибо скажешь.

   Умун вопросительно изогнула бровь, продолжая стоять у входа.

- Ладно, - понял намек Хранитель, - буду краток. Будучи втянутым во внутрисемейные разборки, я случайно узнал, почему грамары владеют магией крови.

   Цисида побледнела.

- Что ты хочешь этим сказать?

- О! Заинтересовалась, - обрадовался Плоспиак, - значит, все-таки, выслушаешь.

- А можно без иронии?

- Конечно, конечно, - Хранитель на секунду замолчал, собираясь с мыслями, - мы думали, что те деревни травили трое колдунов. Помнишь Шрама? Не говори, по глазам вижу, что помнишь. Жаль, что мы не навестили тех жителей раньше, очень жаль.

- От твоего раскаяния ничего не изменится, - сухо обронила Цисида.



Юля Кулиева

Отредактировано: 05.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться