Наследница

Глава 29

- Заходи, - пригласил Плоспиак, не поворачивая головы.

   Главный Хранитель сидел в своем кабинете, удобно устроившись в кресле, и с наслаждением потягивал горячий шоколад.

- А вы, оказывается, сладкоежка, - раздался мелодичный смешок за его спиной.

   Плоспиак поставил кружку на стол и развернулся к гостье. Перед ним стояла маленькая бойкая старушка в сером платье-тоге.

- Авора, прекрасно выглядишь! Присаживайся, в ногах правды нет.

- Спасибо, - отозвалась Авора, садясь на диванчик, - жаль, этого нельзя сказать о Листе.

- Как она?

- Больше похожа на вас, чем на живого человека, - заявила колдунья, кладя ногу на ногу и сцепляя длинные пальцы в замок.

- Дорогая, к чему такая враждебность? – наигранно возмутился Плоспиак. - И потом, я еще очень даже ничего для своих полутора сотен лет.

- А ей всего двадцать семь, - накинулась на Хранителя колдунья. - Какого грамара вам вздумалось дать ей «кровь дракона»?

- У меня были серьезные причины, – оправдался Плоспиак.

- Причины, - передразнила его Авора, гневно сверкая голубыми, как небо, глазами. - Девочка умирает, а я даже не знаю, как ей помочь.

«Да что ж такое, - с досадой подумал Хранитель, - эти женщины меня просто с ума сведут».

- Авора, дорогая, - мягко произнес Плоспиак, - ты самый лучший лекарь на всю Сиану. Сотвори чудо!

- Вот! – колдунья резко направила указательный палец вверх. - Вот оно! Вы просите чудо, а я всего лишь колдунья. Чудес не бывает, господин. Ее магия больше похожа на хаотичный поток, бьющий во все стороны. Мы с трудом поддерживаем стабильное состояние. Нам еще повезло, что у девочки удивительно сильное сердце, по моим расчетам она должна была отдать душу Крону еще сутки назад.

- Я знаю, ты сможешь, - Плоспиак устало вздохнул, - кто, если не ты?

- Не знаю, - с грустью пожала плечами колдунья, - она хрупка как цветок одонника. Одно неправильное заклятие или зелье и будет слишком поздно.

- Боритесь. Очень важно, чтобы она выжила.

- Кстати, а почему это Плиона до сих пор ходит по дому Совета, а не грызет ногти по пути на остров? – с новыми силами накинулась на него колдунья. - Я до сих пор не могу понять, чем именно она травила Листу, а время дорого, господин Главный Хранитель!

- А что ты предлагаешь? Поймать и пытать? – Плоспиак усмехнулся. - Плиона ни в чем не признается. И потом, она одна из Семерки, я не могу просто взять и сослать ее на остров, это решает голосование, а для голосования нужны неопровержимые факты. Она приходила сегодня?

- Трижды, - кивнула Авора, - я уже устала ее прогонять. Требует вернуть дочь, угрожает. Пыталась подкупить Младших Сестер, плакала. Потом вроде успокоилась, принесла конфеты. Мол, к дочери не пускают, так хоть сладкого ей передаст. Представляете? Довела девочку, а теперь сладости носит.

- Где они? – оживился Плоспиак, вскакивая.

- Кто? – озадаченно уставилась на него Авора.

- Конфеты, - нетерпеливо пояснил Плоспиак. - Листе их давали?

- Нет пока. Лежат в моей тумбочке, - сообщила колдунья в недоумении.

- Отлично, мы идем в лечебницу.

Плоспиак дотронулся до рамы, и портрет послушно отъехал в сторону. В темном тоннеле друг за другом начали загораться кристаллы.

- Лед тронулся, - пробормотал Плоспиак, торопливо шагая по узкому тоннелю, - лед тронулся.

   Лечебница представляла собой три смежные комнаты на третьем этаже с выходом на галерею. В крайней комнате, самой большой  по размерам, стояло около десятка кроватей, отгороженных друг от друга серыми ширмами. Листа неподвижно лежала под ромбовидным окном. Зеленовато-белые волосы волнами рассыпались по плоской подушке, обрамляя белое как мрамор лицо.

- Бедная девочка, - с горечью произнес Плоспиак, беря ее невесомую руку в свою, - ничего, скоро тебе станет лучше. 

- Вот они, - Авора протянула Хранителю квадратную коробочку, перевязанную серебристой лентой.

- А-а, - обрадовался Плоспиак, - отлично.

    Он потянул за конец и лента легко распустилась. Под крышкой они обнаружили шесть круглых конфет, завернутых в хрустящую бумагу с золотым теснением.

- Ох, дорогущие, - присвистнула Авора, - сразу видно вину замаливает.

- Не вину, Авора, - поморщился Плоспиак, - смотри.

  Хранитель взял одну из конфет и раздавил ее в ладони. Авора с любопытством смотрела, как жидкий шоколад растекается по сморщенным пальцам, капая на кристально чистый пол.

- И?

   Плоспиак нахмурился и раздавил еще одну конфету, понюхал шоколад и осмотрел руку на свету. Шоколад, как шоколад, ничего необычного.

- Вы закончили? – Авора уперла руки в бока и сверлила Хранителя недобрым взглядом.

  Треск. Еще одна конфета растеклась в кулаке Хранителя.

- Жаль, - поджав губы, пробормотал Хранитель, - а такая теория была.

   Авора испытывала настоящую депрессию, глядя на испачканный пол.

- Вы... Да вы…

- Конфетку? – предложил Плоспиак с невинным видом.

   Колдунья издала нечто среднее между рыком и «ы-ы-ы» и отправилась за шваброй. Хранитель пожал плечами и шмякнул оставшиеся конфеты об пол. Была, не была. Одна из них раскололась пополам и наружу вытекла мутная густая начинка. Плоспиак смотрел на эту конфету так, словно сорвал джек-пот.

- Да что вы…

   Плоспиак знаком попросил тишины.

- Хочешь спрятать – оставь на виду, - довольно проговорил он, аккуратно поднимая конфету с пола. - Зови своих лекарей, пусть изучат. Даю пять золотых, что это то самое зелье, которое давала дочери Плиона.



Юля Кулиева

Отредактировано: 05.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться