Наследница

Размер шрифта: - +

Глава 30

     Тарелка, еще тарелка. Циль, напевая веселую мелодию, тщательно натирала посуду мыльной губкой, время от времени бросая боязливый взгляд на черную от углей сковороду. Огнира четко дала понять, что помогать не собирается, но поделилась мыльным корнем и пожелала удачи. Вампир поставила последнюю тарелку на поднос, вооружилась более жесткой губкой и развернулась к сковороде, принимая боевую стойку.

- Итак, - воинственно произнесла она, - остались только ты и я. Бо-ойся!

   Циль занесла руку над поверхностью посудины, чтобы как следует впиться в угли грубой шероховатой поверхностью губки, но острая боль, пронзившая виски, не дала ей совершить задуманное. Охнув, вампир навалилась на стол и закрыла глаза, прижимаясь лбом к его прохладной каменной поверхности. Тело охватил жар, пол резко заходил под ногами, словно она стояла на палубе небольшой лодки в разгар шторма. Со стоном открыв глаза, Циль поняла, что находится в другом месте. Под ладонями все еще ощущалась гладкая кухонная столешница, колени касалась округлых ручек ящиков, но перед глазами стояла совершенно другая картинка. Старые обшарпанные стены, свитки, книги, заполнившие собой все пространство, и небольшой деревянный стол с зажженной масляной лампой, сдвинутой к краю.     

«Запомни это место», - ворвалось в сознание вампира, вызвав новую волну боли.

- Да что ж это со мной? - пробормотала Циль, морщась. - Где я?

    Договорив, вампир с ужасом поняла, что произнесла эту фразу, не разжимая губ, а собственный голос прозвучал тихо, скрипуче и как будто издалека. От качающегося пола и вибрирующих стен начало мутить, Циль попробовала сделать шаг, но ничего не получилось – тело просто осталось стоять на месте, крепко держась за край стола, а ее собственное на кухне чуть не потеряло равновесие. Рука сама развернулась ладонью вверх, демонстрируя порезанный палец. Когда это она успела порезаться? Рассеченную кожу дергало, отправляя болезненные импульсы чуть ли не до самого плеча. 

«Запоминай!»

    Видимый вампиром образ переместился ближе к лампе, и Циль смогла различить развернутый свиток, практически сливающийся по цвету с темным деревом стола. Затем ее увело на шаг в сторону. На мгновение все смешалось в пестрое крутящееся пятно. Циль поняла, что перемещается по странной комнате, физически продолжая стоять на кухне. Воспаленное сознание отказывалось что-либо понимать, но тут образ остановился и показал ей левую руку с фамильным кольцом, и голову снова пронзила адская боль.

«Сосредоточься, Циль! Это важно».

- Шакши?

    Но как? Они могли мысленно переговариваться, но чтобы видеть глазами друг друга? Циль с отчаянием собрала все свои силы и сконцентрировалась. Вертящийся под ногами пол утихомирился, боль немного отпустила голову, а картинка перед глазами перестала сходить с ума, подергиваясь и смешиваясь в разноцветный поток. Если резко не поворачивать голову там, на кухне, то ощущения вполне терпимы.

- Шакши, что случилось? Где мы?

«Лес Благодати, около мшистых холмов».

    Шакши, качаясь, вышла на улицу и развернулась к маленькой лачуге, окруженной густым лесом, в небе сияла Белая Дева. Ночь, когда на улице разгар дня?

«Я была права, Циль. Это место принадлежит колдуну из Совета.»

    Порез нестерпимо дергало, отсылая боль дальше плеча, под лопатку. Жар снова окутал тело, вызывая сильный озноб. Циль попробовала провести рукой по разгоряченному лбу, но кожа оказалась прохладной. Нехорошее предчувствие сдавило ее, рисуя в сознании мрачные образы.

- Это… это состояние испытываешь только ты? Шакши, что ты натворила?

«Свитки пропитаны ядом. Я не знала».

    Голос сестры завибрировал и стал тише. Циль испуганно уцепилась за сознание сестры, боясь прервать связь. Что происходит? Она порезалась, и яд попал в кровь?

- Шакши, я найду тебя!

    В ответ последовала тишина. Картинка медленно начала темнеть – Шакши пыталась прервать связь, выгоняя сестру из своего сознания.

- Нет! – вскрикнула Циль. - Нет, не уходи. Мы найдем тебя! Шакши! Шакши!

    Сползающее на пол тело Циль подхватили сильные руки, голова прижалась к широкому плечу. Картинка перед глазами лихорадочно менялась: коридор… лачуга… светлый потолок спальни… лес. Облизнув сухие губы, Циль, превозмогая боль, усиливающуюся с каждый мгновением, прорвалась обратно. Они вместе, они связаны как единое целое, и она не оставит свою сестренку одну.

«Ци-и-иль…уходи-и…»

     Шакши собрала все силы, закрывая сознание от сестры, ей не хотелось, чтобы та стала свидетельницей ее мучительного угасания.  Она смогла все узнать и рассказать – это главное. Это даже больше, чем она могла рассчитывать. Шакши со стоном выдохнула, опускаясь на землю.

«Найдите это место…»

    Прижимаясь затылком к мягкому зеленому мху, покрывалом укутавшим трухлявое дерево, Шакши чувствовала, как воюет с ее защитой Циль. Бледные губы тронула легкая улыбка.

«Я вас очень люблю...»

***

- Что с ней? – спросила перепуганная Ника, стирая холодный пот со лба вампира мягким полотенцем.

    Крики Циль услышал весь дом. Жуткие крики, полные отчаяния. Ниар и Ваор удерживали извивающуюся Циль, крепко прижимая ее к кровати. Широко распахнутые глаза с вертикальными зрачками дико смотрели перед собой, ничего не видя.

- Шакши! – хрипло выкрикнула Циль. - Нет!



Юля Кулиева

Отредактировано: 05.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться