Наследница

Глава 32

     По мере приближения к стоянке густой, почти непроходимый лес начал потихоньку редеть и среди ровных смолистых деревьев стали появляться первые шалаши и палатки спасенных жителей Иу. Постепенно лагерь разрастался, заполняя собой все свободное пространство. Люди  кричали приветствия предводительнице, низко кланялись ее воительницам, описывали ладонью круг в воздухе, благословляя от имени Крона.

- Не думала, что будет так много народу, - удивленно проговорила Ника, глядя по сторонам.

- Это еще мало, - губы Огниры тронула чуть заметная улыбка, - большая часть ушла в другие, по их мнению, безопасные места.

- Почему?

- Из-за нашего образа жизни, - фыркнула лаарка.

   Нике показалось, что в голосе подруги прозвучали нотки досады, но та шла с абсолютно спокойным видом. Девушка постаралась вспомнить все, что рассказывала об этом племени тетя в те редкие моменты, когда бывала дома. Забыв упомянуть про их необычную внешность, Светлина, тем не менее, поведала ей пару лет назад, что лаарки живут обособленно, без мужчин и родить могут только девочек. Как Ника ни старалась, она не смогла вспомнить ничего такого, что могло послужить поводом для серьезных придирок.

- Я не понимаю. Что именно так смущает людей, что они отказались от защиты, уйдя в другие места? Неужели то, что среди вас нет мужчин?

- Не совсем так, но ты почти угадала, – Огнира улыбнулась, увидев недоумение в глазах подруги. - Все просто. Достигая определенного возраста, наши девушки уходят в города и ищут себе пару для продолжения нашего рода. Но мы не создаем семьи в том свете, в каком это видится другими. Наша семья – это наше племя. Найдя достойного юношу, лаарка околдовывает его, остается на ночь и возвращается обратно на стоянку. Юноша считает, что ему все привиделось во сне. Многие люди это не одобряют.

- Есть даже поговорка среди них, - хохотнула коренастая крепко сбитая женщина с темными широкими чешуйками на пол щеки, идущая рядом и ставшая невольной свидетельницей их разговора, - увидеть лаарку во сне к счастью.

- К какому именно? – с сомнением уточнила Ника, чувствуя, что тоже не совсем одобряет подобные методы.

- Долгая история, - вяло махнула рукой Огнира, - много веков назад наше племя действовало открыто, а перед уходом мы оставляли под подушкой счастливчиков монетки, заговоренные на удачу, так сказать, в благодарность. Но их матери и сестры не оценили подобную признательность и принялись ходить к нашим стоянкам с угрозами, а особо влюбчивые парни - досаждать нашим девушкам. Так не могло продолжаться, и было решено использовать сонную ворожбу. С тех пор монетки больше не оставляем, а просто целуем в лоб. А вот присказка осталась, что б ей…

    Ника не знала, как реагировать на подобное откровение. Но глядя на этих сплоченных, суровых воительниц, дружно шагающих за своим лидером, невольно понимала их желание жить обособленно. Они абсолютно самодостаточны, как сказала бы Светлина. Да и стоит ли навязывать свои правила тем, кто лишь похож на человека?

   Тем временем они подошли к высокому, торчащему вверх острым продолговатым гребнем холму, поросшему сине-зеленой мелкой травой. У его подножия безмолвно растянулась цепочка лаарок в длинных полупрозрачных балахонах поверх темных облегающих шорт и лифов больше похожих на полоски ткани. Предводительница бросила пару фраз одной из соплеменниц, и лаарки разошлись в стороны, пропуская их отряд.

- Эй, в чем дело? – вскрикнула Ника в панике, увидев, как носилки с Ниаром уносят по боковой дорожке к черным шатрам обратно в лагерь беженцев.

   Оборотень до последнего сопротивлялся, идя самостоятельно, но раны, полученные в схватке, оказались слишком тяжелыми. Видя, как его шатает, предводительница в приказном порядке заставила его лечь на жесткие деревянные носилки. Для Ниара было крайне унизительно принимать помощь от «слабого пола», но раненую ногу пронизывала такая жгучая боль, что ему пришлось встать на горло своей гордости и согласиться с требованием грозной лаарки.

- За холмом озеро и наша стоянка, - пояснила Огнира, - мужчинам туда нельзя. Не волнуйся, о нем позаботятся, сестры сообщили, что среди лекарей есть оборотень, она за ним присмотрит.

- Оборотень? – встрепенулась девушка. - Какой оборотень? Девушка? Как ее зовут? Не Наала случайно?

- Ой-ёй, полегче, - отстранилась от нее Огнира с легкой улыбкой на губах, - не все сразу! И к чему столько вопросов, ты разве с ней знакома?

    Ника, ничего не ответив, поспешила к палаткам, по пути высматривая среди толпы обладательницу бело-каштановых кудряшек. Рискуя потеряться среди высоких матерчатых конусов и еще не пришедших в себя испуганных и немного нервных людей, суетливо и малость бестолково толпящихся на узких проходах меж палатками, девушка все же достаточно быстро догнала носилки и схватила Ниара за руку.

- Что такое? – губы оборотня тронула слабая, но очень ехидная улыбка. - Не уж-то уже соскучилась?

    Ника с трудом подавила нахлынувшее сочувствие при виде его бледного осунувшегося лица, покрытого упругими капельками пота.

- Шутишь – это хорошо, - старательно улыбнулась девушка, не выпуская из рук его широкой теплой ладони, - прости, но нет. Зато знаю, кто будет рад тебя видеть.

- Вот как? - Ниар с трудом приподнялся, опершись на локти, и внимательно посмотрел ей в глаза. - И кто же?

- Симпатичная девушка, из-за которой ты совсем недавно сбежал в лес, - Ника хитро сощурилась, - сам догадаешься или подсказать?

- Да ты издеваешься! - простонал оборотень, откидываясь обратно на носилки.

    В подтверждение ее слов тяжелый полог ближайшего шатра отвели в сторону, и на тропинку вышла Наала. Если бы не странный цвет волос, Ника никогда бы не узнала ее в этом черном платье-тоге. Непослушные кудри девушка собрала в пышный пучок и обвязала серой шелковой лентой, придав ее концам сзади форму маленького банта. На ногах были черные легкие туфли, скрывающие ногу по самую щиколотку.



Юля Кулиева

Отредактировано: 05.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться