Наследница долины орлов

Размер шрифта: - +

Глава 16. 4

Гиру он увидел издалека. Она стояла неподалеку от стены древней усыпальницы ди Растров. Вся в черном, лицо закрыто полупрозрачной накидкой. Как и всегда.

- Ты слишком долго, - бросила она.

Граф спешился, подошел, встал рядом, и вдруг начал принюхиваться, скривив нос.

- Гира!

- Что, Гира? Подумаешь, немножко пахнет. Всего-то амбрема поганая, а ты уже скривил свой высокородный носик.

- Но это же сумеречные химеры.

Гира отмахнулась.

- Это всего лишь перегной от маленьких болотных трупиков. Трупиков малюсеньких жучков.

- Ядовитых трупиков, княжна, да один укус этой твари обездвижит быка!

- Да, мой нервный друг, мы будем действовать грубо, топорно, по-мужски… И вообще, отстань.

Ди Вирш брезгливо поморщился.

- А это точно поможет?

- Не сомневайся. Хитиновая оболочка амбремы – отличный сосуд для переноса любого живого организма. Будь химера жива, она перенесла бы жертву в сумеречную пещеру. А мертвая химера – всего лишь мертвая химера, но сохранившая в своей мертвой ауре первичность материи вещества.

- Бррр… - ди Вирш боднул головой. – Ладно, я тебе верю.

Молодая женщина вытянула ладонь и сдернула кусок тряпки, прикрывающей то, что унюхал чувствительный нос графа.

Ди Вирш непроизвольно отступил на шаг.

- Разорви тебя дракон, - шепотом выругался мужчина, разглядывая копошащихся жуков с могучими челюстями на крошечных головках.

- Они точно мертвые?

- Не говори ерунду.

Ди Вирш озадаченно крякнул. Действительно, сказал ерунду. Твари светились особым бледным светом, который не спутаешь ни с чем – свойство, определяющее любое умертвие.

Амбрему поганую извели еще лет сто пятьдесят назад после эпидемии болотной чумы, выкосившей юг королевства. Страшные были времена.

- Откуда это у тебя? Опять приручаешь всех тварей на свою голову?

- Не ворчи, - отмахнулась Гира. – Ты мешаешь.

Ди Вирш недовольно отошел на несколько шагов и вздохнул. Когда-то, княжна была первой красавицей магической Академии, лучшей студенткой на курсе. Она блистала в свете, отмахиваясь от поклонников веером, точно от мух. Сейчас – жалкая, искалеченная, покрытая струпьями и шрамами, ставшая такой за одну роковую ночь, проведенную в лаборатории в своем столичном особняке.

Случился необъяснимый взрыв во время испытания нового артефакта. Впоследствии, консилиум лучших ученых-целителей и магов-экспертов не смог определить причины произошедшего и поставить диагноз княжне. Есть симптомы болотной порчи, симптомы смертельной ахалтейской волчанки, подозрения на «узел смерти» - особого колдовства шаманов из далекой Гаттии…

Гира боролась как могла, первые два года не вылезала из лаборатории, где случился тот роковой взрыв, расплескавший по стенам осколки чашечки с опытной смесью.

Потом устала. Неудачи выжгли стремление жить и бороться. Остались пустота, израненное тело и злость. Но не зря говорят – в одном месте убыло, в другом появилось что-то новое.

Недуг, обезобразивший ее, трансформировал дар в нечто иное, что оказалось неожиданным сюрпризом. Флюиды дара приобрели загадочную способность превращать тело в сумрачную пелену и переносить облаком сквозь любые стены.

Загадка на миллион золотых. Но Гира не спешила делиться тайной с Королевским ученым советом. Единственный, кто все знал – старый друг еще со времен учебы в магической Академии, граф ди Вирш.

- Пора, - негромко сказала она. Шевелящийся клубок в ее ладони смазался и исчез. Королевский дознаватель поспешно отвернулся. Мало приятного наблюдать, как у человека постепенно исчезают руки, ноги, части тела, оставляя вместо себя дымчатое облако.

Немного подождав, вновь повернул голову. Гиры рядом не было, а в нескольких метрах, в сторону склепа, по воздуху плыла пелена, почти невидимая в сумерках. Граф быстрым шагом двинулся следом и остановился в паре метров от стены.

 

*

 

Гира огляделась. В куче тряпья угадывался человек. Она подошла и дотронулась ладонью.

- Проснись.

Тельце под грудой тряпок задрожало.

- Кто вы? – Раздался голосок, Гира облегченно вздохнула.

- Не бойся, я хочу тебе помочь.

- Уходите. Он скоро придет, вам не справиться с ним.

Ведьма беспечно фыркнула.

- Ну-у, я бы не была так категорична. Его счастье, что он меня не видел. Обычно, достаточно одного взгляда, чтобы вприпрыжку уносить ноги.

Ворох тряпок закопошился. Вначале показалась одна ладонь, другая, а затем, в мерцании маленького магического светлячка, выпущенного Гирой, блеснули два больших любопытных глаза.



Ирина Сверкунова

Отредактировано: 24.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться