Наследница. Императрица после смерти

Размер шрифта: - +

22 глава

Ринальдо

Сам не пойму, чего так разозлился тогда на неё. И ведь всегда был такой терпимый к женщинам. Может, потому что они вечно сами липнут ко мне? Ещё ни одна не отказала — их только пальцем помани. А эта вообще делает вид, что не замечает ничего.

Прикосновения ей мои неприятны, видите ли! Ещё и сказанула — нашла, чем ударить. Сказал ей кто или сама догадалась? Да нет, почти никто о той истории не знает. Я и вспылил. Понимаю, что переборщил со словами, но так уж получилось. И за шею схватил зря. Просто в тот момент я её уже воспринимал не как женщину, а как врага. Она была так зла. И разревелась. Терпеть не могу женских слёз, а тут запоздало пришло раскаяние, что её обидел. Честно — не хотел, да и струхнул здорово, когда вошёл в комнату и учуял запах крови. Так и не понял, что к чему.

Хотел извиниться сразу же, но она с такой ненавистью на меня смотрела. Не смог. Думал, перебесится. Не вышло. Она меня по-прежнему раздражала, но я теперь чувствовал вину перед ней. Поэтому и договорился с Дейярдом, что он будет охранять снаружи её и «Наследника», а я под пологом невидимости пригляжу за Златой, находясь постоянно с ней. Этот полог тянет очень много энергии, но в кладовых замка было немало мощных накопителей.

Мы и раньше планировали такой вариант, но вряд ли бы она согласилась, чтобы кто-то невидимый постоянно находился с ней в одной комнате. А сделать это негласно не прокатило бы — отсутствие одного из нас было бы очень заметно. Так что ссора сыграла нам на руку, да и дала возможность мне видеть её такой, какая она есть на самом деле.

Неожиданно, но мне даже было приятно. Она не похожа ни на кого. Если бы пришлось охарактеризовать одним словам, я бы сказал — живая. Без притворства. Наедине с Лораном такая милая… А с фрейлинами показала себя пафосной леди. Оборотень, похоже, без ума от неё. А она этого не видит, общается с ним просто. Со мной такой искренней она никогда не была. Разве что искренняя в своей ненависти. А жаль.

 Меня начали посещать сомнения — удастся ли с ней переспать? Да, может это и прозаично, но я её хотел. С каждым днём всё больше. Хотя я мог потерпеть, если она того пожелает. Будет обидно, что не могу с ней спокойно общаться, а буду вынужден украдкой подглядывать её жизнь. Дейярд что-то вякнул о любви, думал, что в порошок его сотру на спарринге. Какая к чёрту любовь? Я взрослый мужчина и знаю, что любви не бывает. Бывает похоть, взаимопонимание, дружба, уважение, влечение, притворство, но не любовь.

Так почти месяц следил за Златой. Разведка донесла тревожные сведения, что команда Светлых отправилась на наши земли. Вполне понятная причина, побудившая их на это. Поэтому неудивительно, что я сбросил все свои дела на помощника, а Дейярд отправил все свои свободные ресурсы на поиски Светлых. Я же ни на миг не покидал Злату, прерываясь лишь на естественные потребности организма, когда уже невмоготу, но в это время с Наследницей постоянно кто-то был. Я даже спать ложился рядом с ней, полностью не отключаясь, и при малейшем шуме или её движении, вскакивая с постели. Я бы никогда не позволил, чтобы с ней что-то случилось.

И вот наконец-то мне сообщили радостную весть — Светлых поймали. Зная, что Злата остаётся со служанкой, я бросился в тюремные камеры, чтобы узнать точно. Действительно — команда из шестерых Светлых. Приказ пытать пока отдавать рано — нужно было выяснить мирным путём всё, что они знают. С оборотнем нашим тоже всё было в порядке — Дейярд — молодец! Вовремя среагировал. Быстро выяснив подробности, я вернулся к Злате. Мало ли, вдруг задумает какую глупость.

И я не ошибся. Она не только задумала глупость, она её ещё и благополучно воплотила! Нашей Наследницы нигде не оказалось! Мы обшарили весь верх замка, но ведь есть ещё и подвалы с их тайными ходами, которых тысячи. При обыске замка я обнаружил в одном из коридоров слабый запах её крови. Это привело меня в ярость. Кто посмел обидеть?! И тут я узнал, что это обычное похищение, с целью вытрясти из Наследника побольше денег. Смешно. На Наследника бы никто не покусился — все знают, как много он значит для нашего народа, но вот с помощью никому неизвестной человечкой им решили поманипулировать.

И теперь появились серьёзные опасения за её жизнь. Она ведь видела похитителей. Во мне проснулось сильное беспокойство. Приказав собрать нужную сумму денег, отправился вновь исследовать злополучный коридор. Проведя там незнамо сколько времени, я так ничего и не нашёл. Устало привалился к стене и в сердцах воскликнул:

— Как же мне найти тебя, Злата?!

Я и сам не понял, как назвал её по имени. До этого звал не иначе как «она», «Наследница», «человечка», «дура»… Кхм, опустим некоторые словечки.

Но не успел я серьёзно задуматься об этом, как в моём сознании возник образ. Однозначно — какая-то темница, в ней Злата, прикованная к столу, возле неё мужчина, очень неприятный, сальным взглядом раздевающий её. Вне себя от злости я кинулся в подвалы. Мне доводилось бывать во всех темницах замка, и знал, что такие столы находятся лишь в трёх камерах. Нужная мне оказалась второй.

Когда я увидел, ЧТО там происходило, у меня потемнело в глазах, и я пришёл в неописуемое бешенство, непроизвольно приняв своё второе обличье боевой подготовки. Эта мразь ударила Наследницу! Да как он посмел?! Не думая дальше о том, что недавно причинил ей такую же боль, бросился на её обидчика. О том, что именно он собирался совершить, старался даже не думать. Из последних сил успел прошипеть Злате: «Не смотри!». Очень надеялся, что она ничего не видела. В конце концов, я далеко не ангел и никогда им не был. Когда ярость зашкаливает — превращаюсь в монстра. Это дало мне возможность дожить до таких лет.

Закончив грязное дело, я обернулся к девушке. Она лежала очень беззащитная и невидяще смотрела на меня и на то, что осталось от несостоявшегося насильника. Во всяком случае, надеюсь, что несостоявшегося. Вроде бы я подоспел вовремя. Но вместе с тем понял, что Злата видела всю расправу от начала и до конца. А значит, в свою жизнь она меня никогда не пустит, даже в качестве друга. Стало неприятно. Горько. Сейчас она станет меня обвинять в излишней кровожадности. Чтобы хоть как-то выйти из неловкого положения, я быстро разломал её оковы и сделал то, что пока у меня получалось лучше всего — наорал на неё.



Екатерина Скибинских, Рина Ских

Отредактировано: 18.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться