Наследница Короны-1. Неугодная

Размер шрифта: - +

IV. Сердце ангела

За спиной Миры наглухо закрылись двери. Перед глазами раскинулся просторный зал, который прежде служанка видела только из-за огромной шторы, висевшей справа от входа и закрывавшей узкий проход для прислуги, допускаемой в этот зал. Те, в чьи обязанности входило убирать там, развлекать короля и его гостей, а также кормить их во время важного заседания, ходили по дворцу, надутые от гордости, и даже не здоровались с другими слугами.

Теперь эти люди кланялись Мире до самого пола.

Зал был полон народу. Не считая нескольких слуг, забившихся по углам, как испуганные мыши, повсюду находились особы высокого происхождения. Почти вся родня обоих королей собралась в Монтерре, чтобы своими глазами увидеть, как, казалось бы, безнадежная старая дева выходит замуж. Глядя на медленно идущую по ковровой дорожке принцессу, женщины в рядах гостей перешептывались. Одни восхищались платьем Эстер, другие подсмеивались над принцессой, но никто и на секунду не заподозрил, что перед ними — не дочь короля, а простая служанка.

Несколько шагов отделяло Миру от алтаря, за которым стоял седовласый богослужник, одетый в белую мантию и державший в руках старинную книгу. Там же, около алтаря, с небольшого возвышения на лже-невесту смотрел разодетый в золото принц Гарольд Третий. Его лицо озаряла фальшивая улыбка, а глаза насмешливо смотрели на Миру, в которой он видел Эстер, и будто говорили: «Поторапливайся! Давай скорее покончим с этим».

Тело Миры сковал лед. Она двигалась, как неживая, все время боясь, что обман раскроют. Сейчас оступится, или король поймет по другим признакам, что перед ним не принцесса. Тогда им с Эстер не жить.

«Надеюсь, ты уже в пути!» — искренне подумала Мира.

С тех пор, как попала во дворец, Мира стала прислуживать принцессе. Король взял ее живой игрушкой для дочери и разрешил делать с безропотной девочкой все, что та пожелает. Но девочке повезло — госпожа с первого же дня проявила к ней доброту. Пока не видел король, Эстер давала служанке примерить свои платья и туфли; малышки заплетали друг другу волосы, а когда Эстер достигла переходного возраста, вместе стали обсуждать парней.

Прошло мало времени, и принцесса уже не могла представить себе жизнь без Миры. Втайне от отца стала учить служанку грамоте, а также этикету. Прислуге не положено знать и того, и другого, но Эстер никогда не считала Миру прислугой. Она ни разу не приказала ей, хоть при отце приходилось вести себя со служанкой холоднее, чем когда они оставались наедине. Мира понимала это и каждый день благодарила богов за то, что привели ее во дворец. Эстер удалось быстро обучить любимицу всему тому, что знала сама. Прячась от зоркого глаза короля в покоях, девушки читали друг другу книги, пытались разговаривать на иностранных языках, кушали из одной тарелки при помощи вилки и ножа. Мире приходилось хранить в секрете свои навыки, и для всех она оставалось глупой и безграмотной служанкой. Девушка даже не надеялась, что когда-то ей могут принести пользу уроки Эстер. Теперь, заняв место той на свадьбе, она поняла, что ни одно знание не бывает лишним.

 

От безысходности Эстер не знала, куда себя деть. Умнее сбежать из дворца, пока представилась возможность, но без Миры она и шагу не ступит за его пределы. Да и куда ей идти? Из Монтерры через горы вела лишь одна дорога — сквозь узкое ущелье. Рядом с ним никто не жил, и люди старались при возможности избегать тех мест. Старики поговаривали, что в горах живут чудовища, и, если кто-то, покинувший королевство по делам, не возвращался назад, народ знал: несчастный попался в лапы злобных тварей.

Никогда прежде Эстер не бывала в горах, хоть они окружали Монтерру плотным кольцом. Няня рассказывала, что многие потерялись на той проклятой дороге, и виной тому, конечно, чудовища.

— А почему отец не изловит их и не убьет? — спрашивала маленькая принцесса.

Няня в ответ лишь качала головой.

— Они сильнее, чем люди. И их, говорят, больше. Пока мы не приближаемся к их территории, они позволяют нам жить спокойно. А территория их, милая моя, — это те горы, что может объять твой взгляд, и те, что не может.

После таких рассказов Эстер боялась выходить даже за пределы дворца.

Ноги привели принцессу в кухню. Идти в свои покои нельзя, — ведь все видели в ней Миру, а той без разрешения принцессы вход туда был закрыт. В кухне, как всегда, приятно пахло едой. Пятидесятитрехлетняя повариха покрикивала на помощников и, то и дело, помешивала черпаком наваристый суп. Заметив гостью, она выпрямилась.

— Тебе чего, Мира? Проголодалась?

Хорошо упитанная Берта отличалась одновременно суровым характером и добрым сердцем. Она была из тех немногих, кто души не чаял в Эстер. Девушке безумно захотелось пожаловаться и попросить совета, но она знала, что этого делать нельзя. Берта никогда в жизни не сталкивалась с магией, и, конечно, не поймет ее. В лучшем случае — просто засмеет.

— Почему не подглядываешь за церемонией? — хитро прищурилась повариха. — Ты же ни одного торжества не пропускаешь!

— Что-то не хочется... — Эстер села на жесткий стул. — И я не голодна.

— Смотри-ка, как заговорила! — всплеснула руками Берта. — Совсем как наша принцесса! Ты бы не увлекалась, милая. Эстер тебя любит, но все же ты — ее служанка.



Aili Kraft

Отредактировано: 29.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться