Наследница Короны-1. Неугодная

Размер шрифта: - +

X. Темная сторона

Увесистые кулаки выбивали из Кристиана жизнь подобно тому, как хозяйки выбивают пыль из половиков. Удары не прекращались ни на секунду. Рыча, как дикие звери, братья обесчещенной девушки обрушивали недюжинную силу на ее совратителя. Сама она стояла в стороне, скрестив на груди руки и довольно ухмыляясь. Все попытки Кристиана подняться с земли пресекались грубыми ударами и пинками. Похоже, эти двое решили забить его до смерти. Зеваки из таверны столпились около приоткрытой двери и окон, в молчании наблюдая за дракой. Впрочем, дракой это действо можно было назвать с большой натяжкой, — скорее, они глазели на жестокое избиение.

Поначалу Кристиан пытался бороться. Пару раз даже врезал обидчикам, при этом сломав одному из них уже ранее ломаный нос. Это только сильнее разозлило мужчину. Взревев, он со всей силы приложился кулаком к щеке Кристиана, и тот выплюнул на пыльную землю три зуба.

Обстановка накалялась. Братья раззадорились и весело гоготали, Кристиан плевался кровью и с горечью слушал, как трещат его собственные кости. Содранные кулаки и пыльные носки сапог били куда попало: в бока, в живот, в пах, по лицу, спине, рукам, ногам... Проще говоря, уже скоро на Кристиане не осталось ни одного живого места. В полном бессилии он сделал последнюю попытку встать хотя бы на четвереньки, но гогочущий усач поддал ему ногой в живот, и Кристиан, перевернувшись в воздухе, рухнул на спину. Пыль вокруг него поднялась стеной, — достаточно непрочной, чтобы защитить от братьев, жаждущих возмездия.

Удовлетворенные результатом, мужчины подошли к поверженному.

— Думаю, с него хватит, — сказал один из них.

Второй пожал плечами.

— Да, наверное. Теперь он долго будет думать прежде, чем совратить невинную девушку.

— Было бы чем совращать, — расхохотался первый. — Думаю, ты все ему там отбил.

Тем временем «невинная девушка» оказалась рядом с ними и презрительно посмотрела на Кристиана.

— А я думаю, что он легко отделался, — жестоко сказала она. — Надо проучить его как следует.

— Считаешь, мы плохо постарались? — обиделся один из братьев. — По-моему, урок ему преподали хороший.

— Мне так не кажется. — Взмахнув юбкой, девица развернулась и прошествовала к таверне. Там она нашла среди наблюдающих нужное лицо и наклонилась к нему. Слов ее братья не разобрали.

Госпожа Марго нырнула в таверну, освободив место любопытному пьянчуге, а через минуту снова появилась у двери. Грубо оттолкнув того, кто посмел сунуть голову в дыру, предназначавшуюся для ее собственной, хозяйка таверны с радостью вручила девушке слабо горящую масляную лампу и стеклянную, запечатанную пробкой бутылку. С этими вещами девица вернулась к братьям.

— Открой! — велела она одному из них, отдав бутылку.

— Что это ты задумала? — Тот потряс ею в руке.

— Делай, что говорю!

Кристиан, из тела которого ушли все силы, с трудом различал их голоса, но все же сообразил, что с виду хрупкая девушка имеет немалую власть над грозными братьями.

Откупорив бутылку, мужчина вернул ее сестре.

— Может, не надо?

— Не хочешь смотреть — уходи. — И девушка принялась с улыбкой поливать Кристиана густой темной жидкостью. Нос мужчины уловил запах масла; его сердце замерло. — Ну, вот и все.

Поставив на землю лампу, девица камнем разбила стекло и аккуратно положила поврежденный светильник Кристиану на живот.

— Ирсен, что ты делаешь?! — опешил один из братьев. — Ты же его убьешь!

Девушка встала и с улыбкой посмотрела ему в глаза.

— Вот именно.

Оба мужчины отступили от сестры на добрых два шага, словно только что она превратилась в монстра. Рубаха Кристиана уже начала тлеть. Девушка повернула к нему голову и помахала рукой.

— Прощай. Убив тебя, я спасу других девушек, которых ты можешь обесчестить. Все справедливо.

Беспомощный перед судьбой, Кристиан застонал. Животу сначала стало жарко, а потом горячо. Огонь с фитиля переметнулся на одежду. Язычки пламени весело заплясали на ней, принявшись поглощать тонкую ткань и желая добраться до кожи. Вот уже они побежали вверх, к груди. Несколько неровных, дрожащих дорожек двинулись к бокам и паху. Братья Ирсен отходили все дальше, а сама она, хихикая, не сводила взгляда с Кристиана. Разгорающийся огонь отражался в ее глазах, и без того пылающих удовлетворением от свершенной мести.

Кристиан в бессилии закрыл глаза. Веки сомкнулись, преодолев тупую боль, — оба глаза мужчины заплыли от ударов.

Он проиграл. Его бесполезная жизнь, наконец-то, подошла к концу. Правда, Кристиан мечтал о другой смерти, но позорное существование не может прервать героическая кончина. С самого детства он был позором для матери. Впрочем, она вовсе не святая, чтобы жалеть ее в эти секунды. Из-за нее он превратился в свинью; из-за нее сейчас лежит здесь и ждет, когда огонь обглодает изломанные кости.

И вдруг Кристиану стало невероятно спокойно. Страх куда-то ушел, как и горечь. Сердце освободилось от тяжести, а тело... тело освободилось от боли.



Aili Kraft

Отредактировано: 29.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться