Наследница Короны-1. Неугодная

Размер шрифта: - +

XI. Прогулка

Кристиан проснулся оттого, что кто-то тряс его за плечо. Сон, словно свинцовый колокол, давил на голову, прижимая ее к подушке. Веки не хотели разлипаться, во рту пересохло.

— Вставай! — ворвался в уши сердитый голос. — Почти полдень, а ты все валяешься!

Кристиан лениво перевернулся на спину. Только в тот момент сообразил, что лежит грязный, в штанах и обуви, на застланной кровати. Над ним, уперев руки в бока, нарядная и вкусно пахнущая, стоит мать.

— Взгляни на себя! — заметив, что сын проснулся, прокричала Нэна. — Снова напился! На этот раз даже не разделся и не вымылся! А стирать снова мне!

— Я постираю... — пробормотал Кристиан, пытаясь прогнать остатки сна.

— Ты?! — нервно рассмеялась Нэна. — Боги, да ты до сих пор пьян! Когда это ты хоть что-нибудь в доме сделал? Все на моих плечах!

Ругаясь, Нэна вышла из комнаты, но тут же вернулась. Теперь ее лицо выражало злорадство.

— Твоя драгоценная таверна сгорела сегодня ночью, — смакуя каждое слово, сообщила мать. — Наконец-то боги поступили справедливо! Выйди, послушай, о чем говорят на улицах. Все только это и обсуждают. Негде тебе больше пить свой любимый эль. — Смеясь, Нэна захлопнула дверь, а Кристиана облило холодным потом.

Он был уверен, что ему все приснилось. Огонь. Много огня. Вокруг него все пылало, но самого пламя не касалось. Похоже, Кристиан им управлял. Оно жгло все, что попадалось на пути: траву, деревья, полуразвалившуюся постройку, людей... Они кричали и плакали, молили о пощаде, но Кристиан не останавливался. А все началось с того, как два здоровенных мужика решили избить совратителя их сестры...

Кристиан резко встал с кровати и почувствовал тяжесть в голове. Перед глазами замелькали темные пятна. Неужели это ему не приснилось? Неужели он, и правда, сжег таверну и всех, кто там находился? Несомненно. Его состоянию появилось объяснение. Никогда прежде у Кристиана не было такого жуткого похмелья. У него вообще не было похмелья. Этим он не уставал хвалиться перед знакомыми пьянчугами. Но теперь голова раскалывалась, а в теле не осталось сил. Будто не спал он, а пахал ночь напролет, запряженный в соху.

На подкашивающихся ногах Кристиан подошел к осколку зеркала, висящему на стене в потертой деревянной раме. Раньше это зеркало, как водится, было целым, но потом Кристиан, в очередной раз напившись, запустил в него массивной перечницей. В итоге оно раскололось на три части. Две Нэна выбросила, а одну оставила, надежно закрепив.

Собственное отражение сильно расстроило Кристиана. Пусть он пил, но не позволял себе опускаться до уровня беспризорного нищего. А теперь на него смотрел именно такой человек: грязный, лохматый. Зеркало это не отразило, но нос пожелал расстаться с обонянием, когда в него врезался отвратительный запах пота. Презрительно поморщившись, мужчина отошел от зеркала. Посмотрится в него, когда приведет себя в порядок. Ему есть, о чем поговорить с самим собой.

Под неутихающую ругань матери Кристиан наполнил лохань водой из колодца, который в прошлом году им по доброте душевной выкопал очередной ухажер Нэны. К сожалению, у них ничего не вышло, но колодец остался. Спрятавшись от любопытных глаз за стеной из виноградных лоз, Кристиан разделся донага и принялся смывать с себя грязь и пот. Спустя несколько минут он вошел в дом. Теперь походка его стала увереннее, а взгляд трезвее. Мать, к тому времени поставившая на стол тарелку пряного супа, холодно смерила сына взглядом и велела приниматься за еду.

— Подумать только!.. — тихо ругалась Нэна, делая вид, что Кристиана рядом нет. — Я из кожи вон лезу, чтобы сделать его полноценным человеком, а он этого совсем не ценит.

Мужчина молча ел, но внутри закипал гнев.

— Бессовестный! — продолжала ругаться Нэна, уже громче. — Сколько же мне еще терпеть этот ужас?

Кристиан в сердцах бросил на стол деревянную ложку. Его глаза запылали гневом.

— Да сколько можно, мама?! Неужели я не могу просто поесть, не слушая твоих причитаний?

Нэна резко повернулась к нему.

— Вот как мы заговорили! Закрой рот и открывай лишь тогда, когда подносишь к нему ложку! Значит, я причитаю? А что мне делать, когда чувствую, что умру голодной смертью? Я пытаюсь устроить твою жизнь, а ты даже «спасибо» не сказал! Все, что тебя интересует — это кружка эля!

— Перестань кричать, мама, — удивительно спокойно произнес Кристиан. — Да, я такой, но и ты не безупречна. Задалась целью женить меня на королеве, при этом не спросила ни у меня, ни у нее: а хотим ли мы стать супругами? Все решила за нас. Эстер совершенно не в моем вкусе, а я, думаю, не в ее. Но тебя это не волнует. Ты спишь и видишь себя королевой-матерью. Но действительно ли веришь, что простая наложница может так высоко подняться?

Пощечина обожгла его лицо.

— Да как ты смеешь?! — вскричала Нэна. — Неблагодарный мерзавец! Проклятие богов на мою голову! Убирайся, пока я не выцарапала тебе глаза!

Сын послушно встал и направился к выходу.

— Спасибо, мама, суп был вкусным, — мрачно произнес он и скрылся за дверью.



Aili Kraft

Отредактировано: 29.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться