Наследница Короны-1. Неугодная

Размер шрифта: - +

XVII. Рабыня Тьмы

Слуги потрудились на славу. Пустовавшие тринадцать лет покои королевы Клариссы — матери Эстер, — преобразились почти до неузнаваемости. Дух истинной женственности уступил место таинственному умиротворению. Всю мебель заменили на новую, стиль полностью преобразили. Некогда просторная, выполненная в голубых тонах комната стала темнее и, на удивление, уютнее. Теперь в покоях преобладали темно-коричневый и бордовый цвета. У стен стояли канделябры, и в те минуты двадцать свечей освещали комнату; большой комод прятался в дальнем углу, рядом с ним стоял туалетный столик с зеркалом. Еще одно зеркало возвышалось от пола до потолка у стены рядом с роскошной, широкой кроватью с балдахином. Около десяти подушек — больших и маленьких, — лежало на ней. Среди темного, чарующего волшебства белым пятном выделялась фигура Кристиана. Он лежал на кровати на боку, опираясь на локоть, в королевской позе. Эстер на миг почудилось, что этот мужчина родился королем, — настолько его вид кричал об этом.

Закрыв за собой двери, Эстер совершенно четко осознала, что закрыла двери в прошлое, которое пусть неотчетливо, но все еще маячило в сознании. Надежда, много дней гибнущая в муках, еще верила в исцеление. Но в миг, когда за спиной исчез путь к отступлению, девушка поняла: все кончено. Из этой комнаты она выйдет иной или не выйдет вовсе. Может, ее сердце разорвется от страха и позора, и она умрет прежде, чем этот человек сотворит с ней непоправимое.

Эстер снова вспомнила о Диллэйн — верховной жрице Ордена Красной Луны. Вспомнила, как та предлагала ей пойти с ней. Сейчас Эстер жила бы в храме Ордена и познавала свое мастерство. Колдуньи защитили бы ее от любого зла, с ними она была бы в безопасности.

Диллэйн никогда бы не позволила мужчине так с собой поступить. Эстер восхищалась верховной жрицей, как богиней. У той стальной нрав, и мужчины, скорее всего, ползают у нее в ногах и испытывают невероятное счастье, если ее взор хотя бы скользнет по их спинам. Никто не принудит Диллэйн к замужеству, никто не лишит ее чести и гордости. Если она захочет, то сама изберет себе супруга, и не позволит сделать это кому-то другому. Уж она-то не испугается магической силы какого-нибудь нахала!

А кто Эстер? Слабое, безропотное существо, в страхе перед позором согласившееся на брак с чудовищем. Существо, не способное постоять за себя и проучить наглеца. А ведь она королева! Женщина, которой положено давать пример всем в королевстве. Что же может предложить она? Грамотность? Возможно. Только вот грамотных женщин в Монтерре не любят. Что еще? Воспитанность? Почти все хорошо воспитаны, если не считать самый низший класс населения. Больше Эстер и предложить-то нечего. Старая дева, пухлая и вечно грустная, — полная противоположность женскому идеалу. Теперь хотя бы ее меньше станут осуждать, — все-таки чудо свершилось, и королева вышла замуж. Но кто подумает об ее чувствах? Никто. Людям нужны стандарты, и любое неподчинение им воспринимается громко и со злобой.

 

***

 

После того, как гости разошлись и слуги приступили к уборке, старший советник вышел в сад подышать свежим ночным воздухом. На душе у него скребли кошки. Эстер — наивная, настрадавшаяся девушка, ставшая ему почти дочерью, — сейчас где-то там, наверху, терпит очередное унижение. Советник был стар, но не глуп. Он хорошо видел в глазах королевы тоску и плохо замаскированный страх. Она боялась Кристиана. Пусть говорила, что влюблена, но старший советник не поверил ее словам. Этот проходимец чем-то запугал ее, и она согласилась выйти за него замуж. Но чем? Что такого он сделал, чем подчинил себе волю самой королевы?

По одной из аллей сада прогуливалась Нэна с бокалом вина. Гордо, словно всю жизнь прожила во дворце, она вышагивала между кустарников и цветов, осматривая владения, которые уже завтра станут ее собственностью. Ее и сына. Бернард подошел к ней и поздоровался. Во время торжества они так и не обменялись приветствиями.

— Сегодня чудесная ночь, — с улыбкой сказала Нэна.

— Согласен, — кивнул старший советник. — Могу задать вам нескромный вопрос?

Улыбка не исчезла с лица женщины, но стала напряженной.

— Задавайте.

Советник прокашлялся.

— Мы оба знаем, что Кристиан не является сыном короля Освальда. Покойная королева была очень ревнивой. Она еще могла стерпеть наложниц, но вот от бастардов мужа всегда избавлялась с особой жестокостью. Кто же отец Кристиана? На короля он даже не похож.

Нэна рассмеялась.

— А вы наблюдательны, Бернард! Конечно же, король Освальд не имеет отношения к рождению Кристиана.

— А кто имеет?

— Вам не все ли равно?

— Нет. Ваш сын стал мужем королевы. Меня волнует его происхождение.

Нэна положила руку ему на плечо.

— Не о чем волноваться, Бернард, — сказала она. — Отец Кристиана — сильный, умный и порядочный мужчина.

— Почему же о нем никто не знает? — допытывался советник. — Это странно.

— Возможно, для королевской особы, — пожала плечами Нэна, — но не для простолюдинов. Среди нас многие женщины рожают детей от мужчин, с которыми не вступили в брак. Я встретила отца Кристиана на рынке, он мне понравился, мы провели вместе несколько ночей. Когда я забеременела, мы расстались, и я больше его не видела.



Aili Kraft

Отредактировано: 29.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться