Наследница Короны-1. Неугодная

Размер шрифта: - +

XVIII. Коронация

Медленно, потягиваясь, вставало ленивое осеннее солнышко. Впрочем, о недавнем наступлении осени почти ничто не говорило, — жара по-прежнему главенствовала в Монтерре. Правда, на некоторых деревьях уже начали желтеть листья, да и трава больше не могла похвастаться зеленой свежестью. И все же дождливой, ворчливой и всем недовольной осени рано пока заявлять о своих правах.

Эстер проснулась раньше обычного и обнаружила себя в одиночестве. Это немного успокоило ее, — страсть давно угасла, и теперь ей было стыдно смотреть в глаза мужу после произошедшего. Она даже себя стыдилась, вспоминая подробности минувшей ночи. Как могла она, Эстер Кларенделл, — дочь короля и королевы, — стонать от возбуждения в руках бесстыжего проходимца? Как могла пасть так низко и отдаться ему по доброй воле?

Кристиан зашел спустя несколько минут. Он был уже полностью одет. Свободные рубаха и штаны — его любимая одежда, как поняла Эстер. Потупив взор, она натянула одеяло до подбородка и тихо спросила:

— Ты уже сказал им?

— Да, — безразлично ответил муж, мельком глянувшись в зеркало и подошедший к комоду. — Они ушли.

Не поднимая головы, Эстер сглотнула. Его голос звучал холодно, отчужденно. Он говорил с ней, как с собственностью. А вчера... вчера Кристиан был другим: заботливым, нежным. Эстер даже показалось, что любящим. Какая глупость! В таких, как она, не влюбляются. А уж этот мужчина, который преследовал свою цель, женившись на ней, тем более.

С утра Кристиан выполнил свой долг — сказал женщинам, среди которых присутствовали жена глашатая, придворные дамы и служанки, что невеста оказалась непорочной. Теперь их задача — доложить об этом всему королевству. К вечеру во дворце устроят пир по этому случаю, и все станут восхвалять молодую пару. Но прежде состоится торжество, на котором Кристиана во всеуслышание объявят королем Монтерры, а с его жены снимут половину полномочий. Королева — всего лишь тень короля, и принимать важные решения она больше не имеет права.

Не раз Эстер задумывалась о незавидной судьбе женщин Монтерры. Впрочем, в других королевствах им тоже не давали много прав. Наверное, единственные женщины, способные командовать и самостоятельно распоряжаться своими жизнями, принадлежали к Ордену Красной Луны. Остальные же были так или иначе рабынями мужчин: сначала подчинялись отцам и старшим братьям, потом — мужьям. Это касалось как простолюдинок, так и правящих особ.

В Монтерре мужчину почитали почти как бога. Эстер не знала, почему это происходит, но на все вопросы отец отвечал неизменно: «так положено». Когда девушка вступала в брак, наутро после первой ночи муж был обязан отчитаться перед самыми близкими и важными женщинами в своем окружении и окружении невесты, что та невинна. Иногда случалось, что по каким-то причинам девушка лишалась чести до свадьбы, и тогда ее, нагую, стегая плетьми, с позором водили по улицам на потеху народу. Все здравомыслящие матери с пеленок внушали дочерям, что нет ничего страшнее послесвадебного позора. Девочки росли и берегли себя для мужей, не поддаваясь никаким соблазнам. Случалось, что соблазны глушили здравый смысл, и тогда некоторые несчастливицы топились, вешались или резались, — только бы не идти опозоренными перед толпой. Такое наказание практиковалось во многих королевствах, но в Монтерре его боялись больше, чем где-либо. Все дело в том, что в этом королевстве мужчинам верили на слово. Если в других требовали показать простыню с характерными следами, то здесь хватало твердого мужского слова. Бывали случаи, когда новоиспеченная жена не смогла удовлетворить мужа, и он, разочаровавшись в ней, лгал свидетельницам. Тогда несчастную раздевали и волокли на улицу. Ее клятвы никто не слушал, — верить женщинам в Монтерре не привыкли. Поэтому все без исключения боялись не угодить мужьям в первую ночь.

Все, включая Эстер.

Когда Кристиан вошел в покои, Эстер напряглась, предчувствуя худшее. До этой ночи она была девственна, но что мешало ее мужу солгать? Это дало бы ему шанс легко избавиться от жены и править Монтеррой вместе с мамой, как они того хотели.

— Что ты им сказал? — спросила Эстер, пряча глаза.

Кристиан посмотрел на нее, нахмурившись.

— Правду. А ты чего ждала?

Она не ответила, только пожала плечами.

Муж сел рядом с ней и, взяв за подбородок, заставил смотреть ему в глаза.

— Я спросил: чего ты ждала? Думала, солгу? Или я ошибся, и ты утратила невинность ранее?

Эстер в ужасе посмотрела на него.

— Нет! Клянусь, я не была ни с кем, кроме тебя...

— Тогда к чему этот глупый вопрос? — Кристиан встал. — Приведи себя в порядок. Коронация через час.

Муж вышел, а Эстер облегченно вздохнула. Ей дали еще немного времени насладиться жизнью.

 

Вся Монтерра собралась на Главной площади. Люди толкались, взбирались на возвышения, — делали все возможное, только бы занять место, откуда будет виден помост. Взрослые сажали на плечи детей, подростки взбирались на крыши, женщины группами высовывались из окон близстоящих зданий. Даже в день похорон короля и принца не было такого столпотворения.

Эстер стояла у окна в длинном прямом платье зеленого цвета с рукавами и неглубоким V-образным вырезом. Золотистая полоска ткани тонкой змейкой обвивала фигуру королевы от плеча и до самого низа. На шее в лучах солнца поблескивало изумрудное колье, подаренное Кристианом в день помолвки. Он настоял, чтобы Эстер надела его на коронацию. Украшение висело камнем на ее шее, но после свадьбы она потеряла право перечить этому человеку, которого язык еще не поворачивался назвать мужем.



Aili Kraft

Отредактировано: 29.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться