Наследница Короны-1. Неугодная

Размер шрифта: - +

XXI. Воля матери

Рано утром, открыв глаза, Эстер увидела рядом на подушке красивую белую лилию. Аромат от цветка заставил ее улыбнуться, но девушка тут же нахмурилась. Стояла поздняя осень. В это время лилии не цветут. Откуда же она взялась?

Эстер не могла не подивиться красоте цветка. Прежде ей никто не дарил цветы просто так. Она получала роскошные букеты, но только по праздникам. Эта же лилия встретила утро вместе с ней. Она предназначалась ей не потому, что сегодня особенный день, — ведь это не так, — а потому, что ей захотели уделить внимание.

Последние несколько недель Эстер не понимала поведения мужа, и это ее настораживало. Кристиан вел себя с ней заботливо, ласково, не принуждал к близости и не оставлял без присмотра. Неужели на него так повлияло то, что ее чуть не убили? Но ведь он сам желал ей смерти! Эстер видела, как Кристиан подлил ей в сок яд. Он хотел отравить ее, и не отрицал, когда она сообщила, что знает об этом. Так что же с ним происходит сейчас? Может, у него новый план? Может, он хочет влюбить ее в себя, а потом ударить больнее?

Эстер пребывала в растерянности. Ей не хватало человека, с которым можно посоветоваться. После Миры она доверилась Бернарду, но старик умер, узнав о ее смерти. Вспоминая тот день, когда его тело объял огонь погребального костра, Эстер почувствовала жуткий холод во всем теле. Она не хотела вспоминать о том времени, но воспоминания не хотели покидать ее. Сначала двое стражников пытались ее утопить и убили Габби, потом умер старший советник. Кристиан назначил на его место одного из бывших подчиненных Бернарда, и тот неплохо справлялся с обязанностями, но доверять ему Эстер не могла.

Больше всего королеву беспокоила Нэна. После того рокового дня свекровь заметно притихла. Прежде своевольная и жестокая, Нэна в одночасье превратилась в скромную и покорную. Редко покидала свои покои, и делала это лишь затем, чтобы поесть и прогуляться в саду. Кристиан почти не разговаривал с ней. Или между ними произошла ссора, или они привели в действие новый, более изощренный план убийства Эстер.

Тем утром Кристиан встретил мать в саду. Она прогуливалась по аллейкам в задумчивости, как делала это каждый день на протяжении месяца.

— Ты погубил все, к чему мы стремились, — скорбным голосом произнесла она, увидев сына. — Как ты мог?.. Я живу во дворце, но он стал моей золотой клеткой. А ведь мы мечтали о другом!

— Хватит, мама. — Заложив руки за спину, Кристиан медленно пошел рядом с ней. — Забудь об этом раз и навсегда. Наслаждайся тем, что не приходится торговать на рынке и считать каждый динер. У тебя есть деньги, золото и какая-никакая власть.

— Вот именно! — воскликнула Нэна и остановилась. — Какая-никакая. Я твоя мать, а ты поступил со мной, как с чужой. И это — плата за все добро, что я для тебя сделала?

— Добро? — усмехнулся Кристиан. — Ты тридцать лет врала мне о моем происхождении; заставила поверить, что я — сын короля, и скрыла правду о моем настоящем отце. Ты никогда меня не ценила. Я был куклой в твоих руках. Захотела богатства и независимости — заставила меня жениться на девушке, которую я не любил. Не знаю, как, но ты приложила руку к освобождению моей темной сущности, — можешь не отрицать. Ты же заставила меня отравить Эстер, а когда я этого не сделал, попыталась ее убить. Только не учла, что я, каким бы ни был, все равно человек, и ничто человеческое мне не чуждо. Я полюбил жену, а ты чуть не отняла ее у меня. И после всего этого у тебя хватает наглости винить меня в своих неудачах? Или только тебе одной положено счастье? А как же я, мама? Я не имею права быть счастливым?

В глазах Нэны искрами сверкало зло. Она хотела наброситься на сына, и не делала это по одной причине: с недавних пор его титул выше ее, и за такую вольность по отношению к королю она может лишиться головы.

— О счастье заговорил? — процедила она. — А твоя милая женушка знает, кто ты на самом деле?

Кристиан остался спокойным.

— Знает.

— Вот как!.. А народ, которым ты правишь? Представь, какая смута начнется, проведай люди, что ими руководит демон.

Сын снисходительно усмехнулся.

— Может, я и демон, но в тебе гораздо больше злобы, чем во мне. Что же ты сделаешь, мама? Побежишь рассказывать каждому встречному правду? И кто тебе поверит?

— Я не стану им ничего рассказывать. — Нэна ядовито улыбнулась. — Когда-нибудь ты себя проявишь. Думаешь, трюк с летающей водой остался незамеченным?

Кристиан напрягся.

— Сын лесника тебя видел, — продолжила Нэна. — Видел, как ты поднял всю воду из озера в воздух, спасая свою ненаглядную Эстер, рассказал отцу, а тот чуть не понес новость дальше. Я успела вовремя. Перерезала обоим глотки. Мне пришлось убить двенадцатилетнего ребенка из-за твоей глупости, Кристиан! А теперь подумай, если еще есть, чем: что будет дальше? Я не всегда смогу заметать за тобой следы. Когда-нибудь ты ошибешься, а молва, как знаешь, быстрее ветра. Люди поймут, что их обманывали, и тогда мы втроем, включая Эстер, взойдем на плаху. Пойми же: любовь к королеве делает тебя слабым, невнимательным и безрассудным! Ты думаешь только о ней, когда нужно следить за каждым своим шагом. Мое мнение не изменилось: Эстер должна умереть. В противном случае умрем мы все.



Aili Kraft

Отредактировано: 29.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться