Наследница Короны-1. Неугодная

Размер шрифта: - +

XXII. Соединенные судьбой

То утро было не таким, как все: не мрачным, серым и грустным. В то утро Эстер проснулась совершенно другим человеком. Она и не подозревала, что существует такое чувство, названия которому люди еще не придумали. То самое чувство, когда все слова сказаны, стены снесены и ложь уничтожена. Довольно долго Эстер лгала себе, пытаясь ненавидеть Кристиана. Эту ненависть она оправдывала поистине глупыми доводами: он — сын Падшего, а, значит, истинное зло; он владеет магией, а это — способность злых; он женился на ней из-за короны, а это, несомненно, означает, что он ее убьет, как только представится шанс. Может, поначалу так и было. Может, Кристиан надел корону с желанием избавиться от нелюбимой жены, но нелюбимой ли? Долгое время Эстер предпочитала не замечать, как менялось его отношение к ней; она закрывала глаза на очевидное, снова и снова прячась под панцирем собственных страхов и домыслов. А мир снаружи панциря продолжал существовать. Он менялся. Менялся и Кристиан. Из жестокого властолюбца он постепенно превращался в настоящего мужчину: перестал напиваться, стал серьезнее, справедливее. И, наконец, в отношении к жене его давно нельзя было упрекнуть. С первой же ночи он проявлял к Эстер доброту и заботу. Могла ли она сказать, что он напугал ее тогда, унизил или причинил сильную боль? Разве он овладел ею против ее желания? Разве посмеялся над ее неопытностью, тогда как в ее возрасте все уже имели по нескольку детей? Нет. Он не сделал ничего из этого. Он пытался доставить ей наслаждение, удовольствие; старался обходиться с ней бережно и терпеливо. Кто, наконец, спас ее от смерти? Кто применил магию, рискуя быть увиденным, а потом десятки мучительных минут просидел на берегу, пытаясь вернуть ее к жизни? Кто заботился о ней, как о грудном ребенке, целый месяц, пока она пыталась избавиться от страхов и вернуться к нормальной жизни?

Кристиан. Не Нэна, даже не Бернард, а Кристиан. Тот самый «монстр с черной душой». Действительно ли она черна? Теперь Эстер в это не верила.

 

Утреннее солнце настойчиво заглядывало в окна, освещая комнату теплыми лучами. Зима приближалась, но оно еще старалось согревать землю, насколько могло.

Алесса подала поистине летний завтрак — клубнику со взбитыми сливками. Пришлось рано утром сбегать на рынок и отыскать торговку, у которой всегда найдется что-то необычное. Когда Эстер проснулась, муж уже не спал, но все еще лежал в постели. Пододвинувшись к нему, она положила голову ему на плечо.

— Доброе утро, любимый.

Кристиан улыбнулся.

— Непривычно слышать от тебя это слово, — сказал он. — Может, я еще сплю?

— Может быть. — Эстер приподнялась и поцеловала его в губы. Мужчина с блаженством закрыл глаза.

— А знаешь, — произнес он, — сегодня я нашел у тебя еще одну родинку. Маленькая такая, на сгибе правого колена.

Эстер зарделась и рассмеялась.

— Как же ты ее разглядел? Я и сама не подозревала о ее существовании.

Перевернувшись, Кристиан уложил ее на спину и поцеловал.

— У меня хорошее зрение, — улыбнулся он.

— Закрой глаза. — Как только он это сделал, Эстер откатилась от него, взяла клубнику и, обмакнув ее в сливках, вернулась к мужу. — Открой рот.

Кристиан послушался. Почувствовав языком приятный вкус, он с удовольствием съел ягоду и открыл глаза.

— Божественно!

— Хочешь еще?

— Хочу.

Так, улыбаясь и кормя друг друга, они позавтракали. Отставив пустое блюдо, Кристиан поцеловал жену и увлек ее на подушки. После нескольких минут сладкой, как съеденная клубника, страсти, они лежали, обнимая друг друга, и просто молчали.

Молчание длилось недолго. Прежде, чем Кристиан заговорил, Эстер почувствовала, как напряглось его тело.

— Сегодня нужно решить судьбу Нэны, — сказал муж.

Эстер подняла голову.

— Ты хотел сказать — мамы?

— Нет. — Кристиан снова привлек ее к себе. — Она мне больше не мать. Я терпел ее выходки слишком долго. После того, как она чуть не убила тебя руками стражников, я хотел оторвать ей голову, но сдержался; вчера она перешла все границы, попытавшись убить меня.

— Но почему она на это пошла? — поразилась Эстер.

Кристиан невесело усмехнулся.

— Потому, что я влюбился в тебя. Она поняла, что я не стану тебе вредить, и ее план не осуществится.

Эстер снова приподнялась на локте.

— Никогда не думала, что вызову в ком-то нежные чувства, — призналась она. — Особенно в тебе.

— Почему? — удивился муж.

Эстер покачала головой.

— Знаю, что раньше тебе нравились худенькие, юные девушки с веселым характером. Я не из таких.

Кристиан вздохнул.

— Не стану тебе лгать, — сказал он, — прежде и я не верил, что полюблю тебя. Я женился на тебе из-за короны, — это правда. Еще до смерти твоего отца мать перестала быть ему интересной, и он почти не звал ее к себе. У нас кончились деньги, ей приходилось каждый день продавать травы, чтобы хоть как-то тянуть наше существование. Я был никудышным сыном. Не работал, только шлялся по тавернам, пил и развлекался с доступными девицами. — Он хмуро посмотрел на нее. — Помнишь ту сгоревшую таверну, о которой говорили почти месяц?



Aili Kraft

Отредактировано: 29.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться