Наследница Короны-2. Черные розы Клайхена

Размер шрифта: - +

V. Весенний цветок

В таверне было жарко, несмотря на холод снаружи. Посетителей согревала вовсе не какая-нибудь новая система обогревания, а огромное количество выпитого и соблазнительные тела официанток.

За одним из столиков сидели четверо: три лесоруба и пекарь. Последнего две недели назад за пьянство вышвырнули с работы, и он по текущий день исторгался злобой. Согласно новому указу короля, любой, кто занимается на работе посторонними делами, пьет или дебоширит, подлежит немедленному увольнению.

― Я уже двадцать лет выпиваю, ― заплетающимся языком жаловался пекарь. ― И тридцать ― работал в одной пекарне. Раньше всех устраивала моя работа. Король Освальд не требовал таких глупостей, как этот новый выскочка!

Один из друзей ткнул его кулаком в плечо.

― Эй, потише, дурак! Если тебя услышат, нам всем несдобровать.

― Несправедливо это! ― снизив голос, продолжил пекарь. ― У меня жена дома, двое детей. Я их кормил, а теперь ей приходится шить с утра до ночи, чтобы мы не умерли с голоду. Ну, подумаешь, выпил! Не лишать же из-за этого человека работы!

Друзья сочувственно кивали. Пекарь продолжал:

― Этот парень нас всех сведет в могилу. Вы видели огонь у него на ладони, слышали его слова в тот день? Когда это было видано, чтобы королевством управлял выродок Падшего?! Во времена моего деда народ сжигал этих тварей на кострах, рубил им головы и вешал трупы на ворота, чтобы ими кормились вороны. А теперь мы склоняем головы перед одной из них! Доколе?

Лесорубы переглянулись.

― Откуда он вообще взялся? ― Пекаря уже было не остановить. ― Столько принцев и лордов уехало из Монтерры ни с чем, а какой-то проходимец сел на трон. Неужели у королевы, покойся она с миром, был такой дурной вкус?

― А мне не верится, что она влюбилась в него, ― покачал головой один из лесорубов.

― Это почему же? ― спросил пекарь.

― Сам посуди, Ральф: все началось тогда, когда ее, якобы, нашел этот парень. Если помнишь, королеву тогда искала вся Монтерра. Двое моих друзей ушли на поиски и не вернулись. Весьма странно, учитывая, что с ними были и другие мужчины не робкого десятка. Я много думал о том, что, возможно, этот Кристиан похитил королеву, чтобы силой заставить ее заключить с ним брак. Не исключено, что он опорочил ее, и у нее не осталось выбора.

― А при чем здесь твои друзья? ― спросил Ральф.

― Думаю, что они нашли то место, где он прятал королеву, вступили в бой, а он их убил. Потом вернулся в Монтерру как герой. Она наплела всем о большой любви и вышла за него замуж. Может быть, он ее и убил.

― Ну, это исключено, ― махнул рукой другой лесоруб. ― В тот день, когда королева Эстер погибла, его не было в Монтерре.

― Но осталась его мать, ― подмигнул первый. ― Мне всегда казалось, что они заодно. Не удивлюсь, если он слушается ее во всем. Очень волевая женщина, как по мне.

― Обычная шлюха, ― отрезал пекарь. ― Была наложницей короля Освальда, а с тех пор, как ее сын нацепил корону, возомнила о себе невесть что. ― Он понизил голос сильнее. ― Нам надо что-то предпринять. Монтеррой никогда не управлял демон, и сегодняшнему режиму должен прийти конец. Кристиан Фиатт не имеет королевских корней; он ― сын наложницы и Падшего. А что самое главное ― жители Ацетара, откуда он родом, поговаривают, что раньше этот парень не вылезал из таверн. Часто мать тащила его, в стельку пьяного, домой. Не удивлюсь, что он по-прежнему квасит, только уже за стенами дворца. Выходит, ему можно, а мне нельзя? Довольно! Он должен умереть.

― Ты предлагаешь переворот? ― шепотом спросил один из лесорубов.

― Я предлагаю вернуть в Монтерру добро и справедливость. Нами не должен править пьяница и убийца. Королева Эстер мертва, как и вся ее семья. У нас больше нет причин терпеть на троне этого узурпатора.

― И что мы будем делать?

― Для начала ― соберем народ.

 

***

 

После смерти королевы дворец превратился в унылое, холодное строение. Жизнь ушла из него, забрав тепло и свет. Король, его мать и слуги, будто призраки, бесшумно скитались по коридорам. Правда, Нэна пыталась всеми силами «оживить» обитель, но ее стараний оказалось недостаточно.

Кристиан то и дело напивался, но у него хватало ума не появляться в нетрезвом виде перед народом. Слуги же были настолько запуганы Нэной, что держали рты на замках.

Как-то раз мать решилась на серьезный разговор с сыном. Войдя в его покои, она заговорила, едва сдерживая гнев:

― Ты должен взять себя в руки. Сколько еще будешь скорбеть по жене и пить, почти не просыхая? Она умерла. Смирись.

Кристиан, стоявший у окна, повернулся и равнодушно посмотрел на нее.

― Давно ты не приходила с нотациями.

― Это не нотации. Если ты забыл, мы больше не в Ацетаре. Ты ― король Монтерры, и теперь выпивка для тебя ― непозволительная роскошь.

Сын горько усмехнулся.

― А ты все продолжаешь играть в свои игры, мама! Если бы не твое желание стать богатой и уважаемой, мы до сих пор жили бы в Ацетаре. И, знаешь, так было бы лучше.



Aili Kraft

Отредактировано: 29.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться