Наследница Короны-2. Черные розы Клайхена

Размер шрифта: - +

XV. Она желала добра

Уже через пять месяцев после родов Нэна поняла, что с сыном что-то не так. И дело вовсе не в генах, переданных ему от отца-Падшего. Ребенок был болен, и, похоже, серьезно. Собрав нужную сумму денег, Нэна отправилась к самому известному лекарю Монтерры, который лечил даже королевскую семью, и, разумеется, брал за услуги немалую плату. После часа обследований доктор озвучил Нэне печальную новость:

― У твоего сына больное сердце. Это врожденный порок, и он неизлечим. Ты можешь тянуть его мучения сколько угодно, но здоровее он от этого не станет. На твои плечи ложится нечеловеческая забота. Ты должна посвящать ребенку времени куда больше, чем другие матери. Готова ли к этому?

Нэна, глотая слезы, смотрела на крошечного мальчугана, улыбающегося ей из большой корзины, приспособленной под переносную колыбель. Он тянул к матери пухленькие ручки.

― Ты можешь оставить его здесь, если не готова к такому, ― сказал лекарь. ― Я позабочусь о мальчике. А ты еще молода и сможешь родить другого, здорового.

Нэна схватила корзину и прижала ее к себе.

― Ни за что! Это мой сын, и он останется со мной.

― Достойный поступок, ― похвалил лекарь. ― Что ж, я напишу тебе рецепт снадобья, которое ты должна будешь готовить каждую неделю. Пои им сына, и опасность будет не такой высокой. Но если перестанешь давать ему отвар, любая сильная эмоция может привести его к смерти.

Нэна сунула листок с рецептом себе в лиф, поблагодарила лекаря и пошла домой. С тех пор ее жизнь стала целиком и полностью посвящена Кристиану. Нэна перестала общаться с подругами, знакомиться с мужчинами, ухаживать за своим внешним видом. Она могла неделями не мыть голову и не стирать одежду. Все ее мысли витали вокруг сына. Он стал для нее подобием божества. Она исправно, следуя совету лекаря, поила ребенка отваром, и он выглядел абсолютно здоровым. Когда Кристиан подрос, Нэна привела себя в порядок и стала торговать на рынке травами. Но, тем не менее, каждый вечер спешила домой, и каждый вечер боялась, что с сыном что-нибудь случится.

Кристиан рос сорванцом. Он обожал целыми днями бегать по улице с соседскими мальчишками, дергать за волосы девчонок и творить разные шалости. Мать этого не одобряла, но и запретить не могла. Даже когда закрывала его в доме, он находил способ, как выбраться из него. То оконную раму выставит, то поковыряет дверь и умудрится сбросить наружный замок. После нескольких попыток запереть сына Нэна плюнула на это и позволила ему резвиться с друзьями. В его девять лет она, отдавая последние деньги, заставила Кристиана посещать уроки старого портного, но учился Кристиан не шить. Портной знал грамоту, умел бегло читать, считать, красиво писать, а еще разбирался в географии, строительстве и биологии. Все желающие из Ацетара учились у него, и плату он брал небольшую.

Кристиан учиться не любил. Ему это казалось скучным и бесполезным занятием. Однако мать зорко следила за его посещением уроков, и, не приведите боги, сын сбегал, то получал дома хорошую взбучку. «Нет никого хуже безграмотного человека! ― ругалась Нэна. ― Я не допущу, чтобы мой сын всю жизнь мыл полы в тавернах. Твоя судьба ― стать королем, а не поломойкой». И Кристиан продолжал ходить к портному.

Период, пока сын учился грамоте, Нэна не хотела вспоминать. Столько нервов было потрачено на то, чтобы заставить Кристиана осознать, насколько это важно для него! Мальчик схватывал все на лету, поэтому не понадобилось много времени на обучение. Он быстро освоил науки, и когда, наконец, почувствовал к ним интерес, Нэна вздохнула с облегчением.

С раннего детства Кристиан знал о болезни и всегда относился к ней с повышенной серьезностью. Если на все остальное, включая свой внешний вид и поиск места в жизни, он мог плюнуть с высокой колокольни, то в этом случае данный номер не проходил. Он исправно пил отвар и старался по возможности избегать острых эмоций. Однако с возрастом появились ответственность, трудности и пресловутый поиск себя. Кристиан начал ругаться с матерью, испортил отношения со многими друзьями и, в завершение всего, пристрастился к выпивке. Нэна места себе не находила. Она и ругала сына, и била, ― все без толку. Лекарство он пил, но беречь себя перестал. Никто не знал о его недуге, и он всеми силами старался скрыть его существование от всего мира. Вбил себе в голову, что он делает его ущербным посмешищем. В двенадцать лет решил, что пить отвар уже необязательно, и, подравшись однажды с другом из-за какой-то мелочи, чуть не отправился к богам. Свалился посреди улицы, и, если бы не мать, в ту пору находившаяся дома, а не на рынке, умер бы. Нэна привела его в чувства, вызвала соседку-лекаршу, напоила Кристиана отваром и пригрозила, что в следующий раз оставит его на милость богам. Видимо, слова возымели действие, потому что сын перестал мнить себя полностью здоровым и стал пить лекарство регулярно.

Пил он его и став королем. Эстер ничего не знала о его болезни, как и остальные, и Кристиан втайне от нее глотал ненавистный отвар. Так продолжалось до тех пор, пока он не узнал о ее смерти. Тогда он напился и заявил матери, что продлевать свое существование больше не будет. Однако Нэна силой заставляла его пить снадобье, и обеспечила ему еще год жизни. На текущей же неделе Кристиан лекарство не пил. Мать слишком увлеклась приготовлениями к его дню рождения, а сам он, давно не испытывавший любви к жизни, окончательно решил с ней проститься. Но знал ли он, что его убьет известие об Эстер? О том, что она жива, и все это время находилась в Пустых землях? О том, что родила ему долгожданного сына?



Aili Kraft

Отредактировано: 29.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться